ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Кто возьмется перевести сонет 57 В.Шекспира?

Автор:

Me tongue-tied Muse…
Моя косноязычная муза…

В Шекспир

Не буду здесь повторяться. Отсылаю сомневающихся в правильности моего перевода вынесенных в эпиграф слов оригинала сонета 85 В.Шекспира к моим статьям «Где халтурят переводчики сонетов 66 и 85 В.Шекспира?» и «Почему переводчикам В.Шекспира наплевать на английские словари».

Перейдем сразу к сонету 57. Так уж сложилось, что в основном русские читатели знакомятся с сонетами В.Шекспира в переводах, осуществленных С.Маршаком. И именно его перевод приведен ниже.

Как ожидать у двери госпожу.
Так, прихотям твоим служить готовый,
Я в ожиданье время провожу.
Я про себя бранить не смею скуку,
За стрелками часов твоих следя.
Не проклинаю горькую разлуку,
За дверь твою по знаку выходя.
Не позволяю помыслам ревнивым
Переступать заветный твой порог,
И, бедный раб, считаю я счастливым
Того, кто час пробыть с тобою мог.
Что хочешь делай. Я лишился зренья,
И нет во мне ни тени подозренья.

Теперь уже можно только догадываться, насколько сознательно и по какой причине С.Маршак представил адресата этого сонета женщиной. Как, впрочем, и некоторые другие переводчики этого сонета. Для начала можно просто отметить, что в приведенном ниже оригинале нет никаких прямых и внятных указаний на пол адресата этого сонета.

Being your slave, what should I do but tend
Upon the hours and times of your desire?
I have no precious time at all to spend,
Nor services to do, till you require.
Nor dare I chide the world-without-end hour
Whilst I, my sovereign, watch the clock for you,
Nor think the bitterness of absence sour
When you have bid your servant once adieu;
Nor dare I question with my jealous thought
Where you may be, or your affairs suppose,
But, like a sad slave, stay and think of nought
Save, where you are how happy you make those.
So true a fool is love that in your will,
Though you do any thing, he thinks no ill.

А вот некоторые другие переводчики, как и до С.Маршака, так и после него в своих переводах адресата этого сонета представляли и представляют субъектом мужского пола. И делают они так в основном потому, что слепо следуют выдвинутой века назад «теории», согласно которой большинство из первых 126 сонетов В.Шекспира посвящены некому его молодому другу.

Примером может служить скопированный в библиотеке Мошкова подстрочник к этому сонету, выполненный А.Шаракшанэ:

«Будучи твоим слугой [рабом], что мне делать, как не прислуживать
тебе в часы и моменты твоего желания?
Время не имеет для меня ценности, мне не на что его тратить,
и нет для меня никакой службы, пока ты ее не требуешь.
Я не смею ни сетовать на бесконечно тянущиеся часы,
когда я, мой господин, ожидаю тебя [следя за часами],
ни думать о горечи тоскливой разлуки,
когда ты отослал слугу прочь.
Не смею я и вопрошать, в своих ревнивых мыслях,
где ты можешь быть, или гадать о твоих занятиях,
но, как печальный раб, могу только ждать, не думая ни о чем,
кроме как о том, какими счастливыми ты делаешь тех, кто с тобой.
Любовь так глупа, что в твоей прихоти,
что бы ты ни делал, не видит ничего дурного».

Так вот. По-настоящему проблема определения пола адресата этого сонета встает при переводе слов «my sovereign» в шестой строке оригинала. Ведь для англичанина, например, и король (king) – my sovereign, и правящая королева (queen) тоже – my sovereign. Вот, например, и у нас: что мужчина-царь, что женщина-царица – все одно «ваше величество».

Впрочем, наверное, лучше все-таки дать конкретный пример английского текста. Пожалуйста. В третьей сцене второго акта пьесы «Тит Андроник» Деметрий вопрошает Тамору так: «How now, dear sovereign and our gracious mother?» Или, по-русски, в переводе А.Курошевой: «В чем дело, матушка и королева?»

То есть определение пола адресата этого сонета надо начинать с решения загадки местоимения «my». Опыт перевода уже многих других сонетов В.Шекспира показал автору этой заметки, что В.Шекспир никогда не задает читателям его сонетов загадок неразрешимых. В их текстах, хоть одним словом, как, например, словом «home - семья» в сонете 61, но В.Шекспир обязательно указывает путь к решению загадки конкретного сонета.

Но сначала, наверное, надо сказать, что сторонников «теории молодого адресата» сонетов В.Шекспира пора давно уже выбросить на переводческую свалку. В других моих статьях вполне убедительно для нормальных людей доказано, что в нескольких сонетах В.Шекспир пишет именно о нерушимой взаимной любви его и его жены Анны Шекспир. Кстати, и в сонете 130 тоже. И именно по этой же причине неприемлем и представленный выше перевод С.Маршака.

Так вот, после многих в течение почти месяца прочтений оригинала этого сонета, автор этой статьи пришел к выводу, что в этом сонете ключевыми являются целых да слова «So true – настолько истинно» в предпоследней строке оригинала, предшествующие слову «a fool – глупец, дурак, шут». Точнее, все выражение: «So true a fool is love – настолько истинный глупец есть (моя) любовь (любовь настолько истинно глупая)».

И уже отсюда видно, что В.Шекспир в этом сонете написал не о своей любви к какому-то человеку какого-то пола, а о своей страсти к чему-то, которая им владеет и рабом которой он является. И такой страстью у человека пишущего поэмы и сонеты является, естественно, не что иное, как поэзия. И эта самая поэзия, и В.Шекспир это отлично знал и объективно воспринимал, делала счастливыми «those – тех», других, действительно более талантливых и изысканных поэтов. И признавал это В.Шекспир не только в этом сонете.

В результате, получается, что решение проблемы о поле адресата этого сонета, поскольку, оказывается, этот адресат имеет вовсе не пол, а всего-навсего род, ставит еще более сложную задачу выражения этого решения в поэтическом переводе этого сонета. Ведь необходимо не только дать какой-то нейтральный, оставляющий полную свободу читателям самим решать проблему, решению которой посвящена эта статья, перевод слов «my sovereign». Надо еще и обязательно точно и ясно передать смысл ключевых слов, которыми В.Шекспир указывает на необходимое решение.

Последнее, вообще-то, не так и сложно:
Но столь глупа любовь, не видит зла,
К чему бы твоя прихоть не вела.

Ну, а то, что слово «those – тех (других)» в переводе не должно быть обставлено какими-либо лишними дополнениями, типа «кто с тобой», должно быть ясно и без лишних объяснений.



Читатели (183) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика