ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Что в головах читателей сонета 64 В.Шекспира

Автор:
Вообще-то, о том, что, в общем и целом, творится в головах всех людей на нашей планете, хорошо сказал уже знаменитый соотечественник и современник В.Шекспира - Ф.Бэкон: "Никто еще не был столь тверд и крепок духом, чтобы предписать себе и осуществить совершенный отказ от обычных теорий и понятий и приложить затем заново к частностям очищенный и беспристрастный разум. А потому наш человеческий рассудок есть как бы месиво и хаос легковерия и случайностей, а также детских представлений, которые мы первоначально почерпнули". Короче, каша.

Но, естественно, кроме того посмотреть, что в голове у людей, можно и в каждом конкретном случае. В том числе и в случае приведенного ниже сонета 64 В.Шекспира.

When I have seen by Time's fell hand defaced
The rich proud cost of outworn buried age;
When sometime lofty towers I see down-razed
And brass eternal slave to mortal rage;
When I have seen the hungry ocean gain
Advantage on the kingdom of the shore,
And the firm soil win of the watery main,
Increasing store with loss and loss with store;
When I have seen such interchange of state,
Or state itself confounded to decay;
Ruin hath taught me thus to ruminate,
That Time will come and take my love away.
This thought is as a death, which cannot choose
But weep to have that which it fears to lose.

Для объективности, ниже приводится скопированный в библиотеке Мошкова подстрочник этого сонета, выполненный известным и превозносимым в определенных кругах «переводчиком» и «толкователем» сонетов В.Шекспира А.Шаракшанэ.

Когда я вижу, как обезображено беспощадной рукой Времени
то, что было богатством и гордостью изжитого и похороненного века;
когда я вижу порой, что сравнены с землей величественные башни
и вечная бронза во власти смертельной стихии разрушения;
когда я вижу, как голодный океан
наступает на царство суши,
а твердая почва одерживает победу над водами,
увеличивая изобилие за счет потерь и потери за счет изобилия;
когда я вижу такие перемены в состоянии
или то, как высшее состояние приходит к краху, -
все это разрушение учит меня думать:
такое Время придет и заберет мою любовь.
Эта мысль подобна смерти, с ней остается только
рыдать о том, что имеешь, но боишься потерять.

Далее, естественно, следует поэтический перевод, выполненный автором же этого подстрочника.

Когда я вижу, как обезображен
Величья след, оставленный веками -
Как Время сокрушает, в диком раже,
И статуй медь, и гордых башен камень;
Как наступает океан голодный,
Одерживая верх над царством суши,
И как земля простор стесняет водный,
Убыток в прибыль обращая тут же;
Как Время, троны и державы руша,
Однажды торжествует и над ними, -
Невольно мысль мне проникает в душу,
Что Время и любовь мою отнимет.
Убийственная мысль! Мне остается
Рыдать о том, что потерять придется.

Сразу можно отметить, что по неизвестным автору этой заметки причинам ни один из переводчиков этого сонета на русский язык почему-то не смог точно передать смысл ключа сонета, вполне добросовестно переданного в подстрочнике А.Шаракшанэ: "рыдать о том, что имеешь, но БОИШЬСЯ потерять".

Для всех, кто способен тексты на русском языке не только читать, но и понимать, должно быть очевидно, что смысл слова "боишься" вовсе не предполагает должествование, неотвратимость, сквозящую как в приведенном переводе А.Шаракшанэ, так и в переводах других авторов.

И.Ивановский: Мысль эта - смерть, и больно повторять,
Что я владею, чтобы потерять.

С.Маршак: А это - смерть!.. Печален мой удел.
Каким я хрупким счастьем овладел!

А.Финкель: Страшна та мысль, и плачу от нее:
Зачем непрочно счастье так мое!

С.Степанов: Ужасна мысль, но выбор небогатый -
Лишь плакать остается над утратой.

Для объективности, хотя именно представленные выше переводы наиболее откровенно и выпукло подчеркивают то, о чем будет сказано дальше, можно показать, что со стоящей перед ними задачей все эти переводчики вполне могли бы справиться лучше.

Мой перевод: Мысль леденит, и страшно повторять,
О том, что я боюсь так потерять.

Таким образом, люди, скажем так, кашеголовость которых не зашкаливает за средний для нормальных людей уровень, должны понять следующее.
В.Шекспир боится потерять любимого человека, который, как и любой другой человек, неизбежно уйдет из этого мира вследствие совершенно естественной причины - старости. "Время придет и заберет мою любовь". И боится именно того, что это прискорбное событие может произойди раньше, чем сам он по этой же причине отойдет в мир иной.

Естественно, любой нормальный человек может и должен сделать из сформулированного таким образом основания только один-единственный вывод: человек, которого любил В.Шекспир, должен был быть, как минимум, одного с В.Шекспиром возраста, или даже несколько старше В.Шекспира.

То есть уж тут и речи не может быть о том, что этим любимым человеком В.Шекспира мог быть какой-то молодой человек, сказками о любви В.Шекспира к которому некоторые "шекспироведы" и "переводчики" сонетов В.Шекспира уже не один век, и особенно агрессивно в России именно с середины прошлого века, пудрят мозги тем читателям, которым эта процедура доставляет особенное удовольствие.

Люди же, у которых с головой все относительно в порядке, должны ясно и точно понимать, что адресатом сонета 64 В.Шекспира, и, как это показано в других моих заметках, некоторых других сонетов, является ни кто иной, как горячо любимая жена В.Шекспира - Анна Шекспир. Которая, кстати, была на несколько лет старше В.Шекспира.

И, соответственно, у всех тех, невзирая на их возраст, чины, звания и т.д., кто поныне твердит о некой нетрадиционной ориентации В.Шекспира, в определенной части голов даже не каша, а значительно более мерзкая субстанция.

И таких субъектов в России и мире – тьма тьмущая.



Читатели (121) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика