ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Как помянуть С.Маршака за перевод сонета 70 В.Шекспира?

Автор:



О мертвых или хорошо, или ничего.

Старинное правило.


Так уж исторически сложилось, что большинство читателей в нашей стране до сих пор знакомится с сонетами В.Шекспира в основном по их переводам, выполненным С.Маршаком. Соответственно, и с сонетом 70 они знакомы в основном по такому переводу:

То, что тебя бранят, - не твой порок.
Прекрасное обречено молве.
Его не может очернить упрек -
Ворона в лучезарной синеве.

Ты хороша, но хором клеветы
Еще дороже ты оценена.
Находит червь нежнейшие цветы,
А ты невинна, как сама весна.

Избегла ты засады юных дней
Иль нападавший побежден был сам,
Но чистотой и правдою своей
Ты не замкнешь уста клеветникам.

Без этой легкой тени на челе
Одна бы ты царила на земле!

По идее, у людей, имеющих возможность и желание сравнить этот перевод с оригиналом (а можно не сомневаться, что такие люди были уже во времена, когда «творил» С.Маршак), сразу же должен был возникнуть вопрос: на каком основании С.Маршак представил адресата этого сонета субъектом женского пола? Ведь в приведенном ниже оригинале нет никаких прямых указаний на пол этого сонета адресата.

That thou art blamed shall not be thy defect,
For slander's mark was ever yet the fair;
The ornament of beauty is suspect,
A Crow that flies in heaven's sweetest air.
So thou be good, slander doth but approve,
Their worth the greater being woo'd of time;
For canker vice the sweetest buds doth love,
And thou present'st a pure unstained prime.
Thou hast pass'd by the ambush of young days,
Either not assail'd or victor being charged;
Yet this thy praise cannot be so thy praise,
To tie up envy evermore enlarged:
If some suspect of ill mask'd not thy show,
Then thou alone kingdoms of hearts shouldst owe.

Кстати, С.Маршак не первый и не единственный представил адресата этого сонета женщиной. До него так поступил Н.Гербель, а после него – А.Финкель, А.Кузнецов и другие.
Так вот, чтобы не говорить об уже покинувших наш мир переводчиках сонета 70 совсем плохо, остается только предположить, что эти переводчики или не знали об одном из первых упоминаний о В.Шекспире его современником и соотечественником драматургом Р.Грином, или, по какой-то не совсем позорной причине, не заметили, не почувствовали связи слов оригинала сонета 70 со словами Р.Грина.

«…среди них проявилась ворона, нарядившаяся в наши перья с сердцем тигра под костюмом актера; этот выскочка считает себя способным смастерить белый стих не хуже любого из вас, и в качестве настоящего Johannes-Factotum (мастер на все руки) мнит себя единственным потрясателем сцены (Shakescene) в стране".

Опять же, кстати, практически очевидно, что не понимают и не чувствуют или не хотят понимать этого и те современные переводчики этого сонета, которые желают убедить читателей их переводов, что адресатом этого сонета является некий «молодой друг» этого сонета автора.

Проиллюстрировать это можно на примере подстрочника этого сонета, выполненного А.Шаракшанэ, скопированного из библиотеки Мошкова и идентичного подстрочникам, приведенным в двух его бумажных изданиях переводов сонетов В.Шекспира.

«То, что тебя порицают, не должно считаться твоим изъяном,
так как прекрасное всегда было мишенью клеветы;
орнаментом красоты является подозрение -
ворона, летающая в чистейшем воздухе небес.
Так что, будь ты хорошим, клевета тем более подтвердит
твое достоинство, подвергающееся соблазнам времени*,
так как порча любит самые сладостные бутоны,
а ты представляешь собой чистый незапятнанный расцвет.
Ты миновал опасности [засаду] юных дней,
или не подвергшись нападению, или, атакованный, но выйдя победителем;
это похвально, но этого недостаточно,
чтобы сдержать [связать] вечно растущую зависть.
Если бы подозрение в пороке не бросало тень на твою красоту,
тогда ты один владел** бы королевствами сердец.
---------
* Темное место, вызывающее споры комментаторов.
** Согласно комментаторам, "owe" здесь следует читать как "own"».
(владеть, обладать).

Соответственно выглядит и поэтический перевод этого «переводчика» этого сонета.

Тебя хулят - в том не виновен ты.
Пятно хулы лежит на всем прекрасном,
А подозренье - спутник красоты,
Ворона, что летает в небе ясном.

Коль кто-то совершенен - будет он
Тем больше славен, если оклеветан.
Находит порча сладостный бутон,
А ты цветешь чистейшим первоцветом.

Все юности беспечной западни
Тобой побеждены иль миновали,
Но станет слава добрая в те дни
Преградой новой зависти едва ли.

Когда б не подозренья, ты бы мог
Во всех сердцах один быть царь и бог.

Доказывается указанное выше непонимание уже тем, что, как в переводе С.Маршака, так и в переводе А.Шаракшанэ (и других) «зависают», соответственно, следующие строки:

«Находит червь нежнейшие цветы»

«Находит порча сладостный бутон».

Ведь все люди, не только знающие русский язык, но и понимающие смысл написанного или сказанного на этом языке, должны бы задаться вопросами, о каких (чьих) «цветах», «бутонах» в данном случае идет речь, достигли ли «порча», «червь» своей цели и так далее.

Происходит это потому, что ни С.Маршак, ни все другие переводчики почему-то не считают нужным обращать внимание на то, что в издании сонетов В.Шекспира 1609 года шестая строка этого сонета начинается именно так, как в приведенном здесь тексте оригинала: «Their worth the greater…»

Почему-то и С.Маршак, и все другие переводчики безропотно принимают ничем не мотивированную замену в следующих, после второго издания сонетов в 1640 году, изданиях замену слова «Their – их» на слово «Thy – твое».

На деле же в этом сонете В.Шекспир написал и о тех «них», кого Р.Грин и все его последователи считали более великими – «the greater», чем В.Шекспир. Это «их» распирала «порча» чванства и презрения к «выскочке», «вороне» Шекспиру. Это «их более великие достоинства» «университетских умов» на деле являлись всего лишь иллюзией того времени.

В меру своих сил, поскольку, похоже, умный и честный поэт, который осуществит действительно великие переводы сонетов В.Шекспира, появится еще не скоро, автор этой заметки постарался отразить выраженное выше понимание следующим образом.

Тебя порочат что, не твой изъян,
Прекрасное - мишень для клеветы;
И в красоте всем чудится обман -
Ворона в небе высшей чистоты.
Так будь хорош, беги от клеветы;
Величье их – примета века лишь,
И порча любит лучшие цветы,
А ты рассвет чистейший возвестишь.
Ты юности засаду миновал,
Соблазн не испытал иль победил,
Похвально это, но успех тот мал,
Чтоб зависть он растущую убил.
Её не пала б тень на твой венец,
Владел бы королевствами сердец.

Вот только, если о невежестве и шарлатанстве современных ему переводчиков этого и других сонетов В.Шекспира автор может позволить себе говорить абсолютно откровенно и во всеуслышанье, то о том же С.Маршаке, учитывая приведенную в эпиграфе максиму, автор позволить себе такого не может.

А говорить надо. Потому что: «Промолчать – значит предать». Предать В.Шекспира, в отношение которого уже века практикуется самые подлые убийства – удушения в объятиях великого множества невежд и шарлатанов, распинающихся на словах в своей великой любви к нему. И предать, возможно, где-то существующих людей, которые на деле хотят знать правду о В.Шекспире.

А потому и приходится задуматься о вопросе, вынесенном в заголовок этой заметки.




Читатели (316) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика