ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Тропинка Дорожкиной В.Т. – то путь в Ад судьи Беловой Н.Р.

Автор:
Автор оригинала:
НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
Позор Ивлиевой В.И., Кротовой ТА., Громовой Н.Д., Киселевой Т.В., Патриной Л.Н., Дорожкиной В.Т., Беловой Н.Р., Наседкину Н.Н., Дорошиной М.М., Романенко Е.В., Земцовой Г.А., Ходяковой Г.И., Канищеву В.В.!

С.А.Чеботарёв и О.И.Бетин судьям: целесообразность выше всех законов!

Как судья Белова Н.Р. по Бетину О.И. очерняла имя своё?

В судах целесообразность коррупции выше законов и совести!

Судья Белова Н.Р. назвала клевету оценочным суждением из-за коррупционной целесообразности.

Позор судье Н.Р.Беловой за дискриминацию по Бетину О.И. в законах!

Апелляционная жалоба или изобличение судьи Беловой Н.Р.

Лирика для тех, у кого есть разум и душа:

Ни разума, ни души в сфере поэзии нет ни у клеветника Н.Н.Наседкина, ни у членов позорного «Научного» «Совета» из неучей в азбуке стихотворства при Тамбовском управлении культа В.Т.Дорожкиной, ни у многих чиновников, судей, прокуроров, полицейских…

Я проклинаю за бесспорную корысть
юристов – оборотней чести,
дарителей бюджета суждено им грызть
в Аду с прокурорами вместе.

Ликует Ад, то демон зла судья Борщёв,
и бес – фальсификатор Жердев
ползут в котёл, за ними грешники ещё,
и каждый хочет быть в десерте.

Предательница из двуличного суда
с бездушьем яростным – Белова
обставила всех с криком: «Лучшая еда!
Коррупцию кормить готова».

Как рады были судьи все во мгле котла
Дорожкину свою увидеть,
блатным бюджетом что к преступности вела,
быков ведут так на корриде!

Теперь зависимые властные «быки»
в Аду, греша, едят друг друга.
Дрожит Дорожкина – все подлецы горьки,
она лишь пахнет от испуга…

Новые вынужденные стихи из запрещённой (http://www.litprichal.ru/work/81299/) сатирической поэмы «КРИВАЯ ДОРОГА ЖИЗНИ В.Дорожкиной и суда». Дискриминация автора цинично и заведомо преступно узаконена судьями Беловой Н.Р., Жердевым Э.А., Мороз Л.Э, Широковой Н.Ф., Сорокиной С.Л., Чербаевой Л.В., Уваровым В.В., Пачиной Л.Н., Белоусовой В.Б., Борщёвым Ю.А., Колмаковым А.Д., Бучневой О.А., Босси Н.А., Амельчевой И.Н., ., Спасенковой Л.Н., Кочергиной Н.А., Ковешниковой Е.А., Ваганюк В.В., и другими. Позор им!

Начало:
http://www.chitalnya.ru/work/370961/ О.И.Бетин с С.А.Чеботарёвым распространяют целесообразность – Критика / опубл. 04.07.2011 в 12:04, Письмо Дорожкиной В.Т. в суд и мои комментарии к нему.
http://www.chitalnya.ru/work/373707/ Судью Белову Н.Р. призвали в ряды мафии Тамбовско-бетинской – Литературная критика / опубл. 08.07.2011 в 22:23. Замечания на протокол судебного заседания 23 июня 2011 г. под председательством Беловой Наталии Робертовны, секретарь Симанкова Екатерина Юрьевна.

Объявление: вопреки постановлению администрации Тамбовской области от 22.12.2010 № 1510 по отказу издательства авторской литературы за счёт бюджета на 2011 г. из-за перерасхода на Дорожкину В.Т. и на «Литературный марафон» в мае этого года издана книга стихов опять же Дорожкиной В.Т. «Я дочь погибшего солдата» якобы под редактированием (премии) неуча в поэзии Н.Н.Наседкина в количестве 1000 штук и уже закуплена у неё библиотеками области. Эта книга виршей с 1993 года переиздавалась многократно, несмотря на то, что игнорируются лучшие стихи фронтовиков Тамбовской области на военные темы. Позор руководству-мафии!
http://www.litprichal.ru/work/76357/ С.А.Чеботарёв, А.Н.Кузнецов, В.И.Ивлиева, В.Т.Дорожкина и Н.Н.Наседкин вынесли решение по ухудшению Целевой программы в целях дискриминации Тамбовских поэтов. 24.02.2011
http://www.litprichal.ru/work/76602/ «Кущёвка» С.А.Чеботарёва в культуре Тамбовской области... – Критика, 26.02.2011 О растрате 73 000 000 р.

В суд Октябрьского района города Тамбова
Заявитель: Лаврентьев Николай Петрович.

Обвиняемые: Ивлиева Валентина Ивановна, г. Тамбов, ул. М. Горького, д. 93. кв.19;
Кротова Татьяна Анатольевна, г. Тамбов, Рабочая 8, кв. 48;
Громова Наталья Дмитриевна, г. Тамбов, пр. Подвойского, д. 3, кв. 8;
Киселева Татьяна Викторовна, г. Тамбов, ул. Мичуринская 127, кв. 36;
Патрина Людмила Николаевна, г. Тамбов, ул. Советская, д. 202а, кв. 14;
Дорожкина Валентина Тихоновна, г. Тамбов, Володарского 21, кв. 97;
Дорошина Марина Михайловна, г. Тамбов, Строитель, мкр. Северный, д. 30. кв. 54;
Романенко Елена Вячеславовна, г. Тамбов, ул. Гоголя, д. 2, кв. 33;
Земцова Галина Алексевна, г. Тамбов, г. Тамбов, ул. Чичерина, д. 12, кв. 11;
Канищев Валерий Владимирович, г. Тамбов, 1-ая Полковая, 36, кв. 18;
Ходякова Галина Ивановна, г. Тамбов, Советская 119, кв. 4

Судьям Октябрьского уголовного суда Капустину Д.В., Амелину А.В., Кравчук Л.С. не доверяю за предвзятость, выраженную систематическим игнорированием моих доводов в деле и в жалобах при вынесении Определений, то есть, отказом опровергнуть мои доводы своими доводами.
Как могут указанные судьи рассматривать это дело, если они сами поступают так, как и обвиняемые или судья, вынесший необоснованный приговор во избежание угрозы дисциплинарных проступков? Судебная дисциплина же основана на том, чтобы не тревожить власть предержащих, в том числе руководителей Управления культуры и прокуроров, нарушающих законы во имя корпоративной солидарности.

Подчёркиваю, заявляю отвод не потому, что данные судьи рассматривали мои жалобы и не удовлетворили их, с какой формулировкой независимые от законов и угрызений совести некоторые судьи обычно отказывают в отводе самих себя, фальсифицируя мои мотивы, а потому, что они игнорируют мои доводы. Указанные обстоятельства, дают основание полагать, что они лично, прямо и косвенно заинтересованы в благоприятном исходе для преступивших законы обвиняемых.

Апелляционная жалоба

Приведу курсивом приговор мирового суда судебного участка № 1 Октябрьского района г. Тамбова от 11.07.2011 г. и свои комментарии к нему прямым цветным шрифтом:

ПРИГОВОР
Именем Российской Федерации
г. Тамбов «11» июля 2011 года
Мировой судья судебного участка № 1 Октябрьского района г.Тамбова Н.Р. Белова
при секретаре Симанковой Е.Ю., с участием частного обвинителя-потерпевшего Лаврентьева И.П., подсудимых Ивлиевой В.И., Кротовой ТА., Громовой Н.Д., Киселевой Т.В., Патриной Л.Н., Дорожкиной В.Т., Дорошиной М.М., Романенко Е.В., Земцовой Г.А., Канищева В.В., Ходяковой Г.И. Рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело обвинению

Ивлиевой Валентины Ивановны, 26.12.1955 года рождения, уроженки с.Покрово-Пригородное Тамбовского района, проживающей: г.Тамбов ул.М.Горького д.93 кв.19, имеющей высшее образование, вдова, на иждивении имеющей сына, работающей в Управлении культуры и архивного дела Тамбовской области, ранее не судимой,

Кротовой Татьяны Анатольевны, 1956 года рождения, уроженки г.Ленинград, проживающей: г.Тамбов ул.Рабочая д. 8 кв.48, имеющей высшее образование, работающей ТОГУ «ГАТО», ранее не судимой,

Громовой Наталии Дмитриевны, 1962 года рождения, уроженки с.Нестеровская Вологодского района и области, проживающей: г.Тамбов ул.Подвойского д.З кв.8, имеющей высшее образование, замужней, работающей в Управлении культуры и архивного дела Тамбовской области, ранее не судимой,

Киселевой Татьяны Викторовны, 1955 года рождения, уроженки г.Тамбов,проживающей: г.Тамбов ул. Мичуринская д. 127 кв.36, имеющей высшее образование,незамужней, работающей в Управлении культуры и архивного дела Тамбовской области,ранее не судимой,

Патриной Людмилы Николаевны, 1960 года рождения, уроженки с.Калянки Ржаксинского района Тамбовской области, проживающей: г.Тамбов ул.Советская д.202а кв.14, имеющей высшее образование, замужней, работающей в Библиотеке им. А.С.Пушкина Тамбовской области, ранее не судимой,

Дорожкиной Валентины Тихоновны, 1939 года рождения, уроженки г.Мичуринск Тамбовской области, проживающей: г.Тамбов ул.Володарского д.21 кв.97, имеющей высшее образование, незамужней, работающей в Тамбовской областной детской библиотеке, ранее не судимой,

Дорошиной Марины Михайловны, 1969 года рождения, уроженки г.Тамбов, проживающей: п.Строитель Тамбовского района мкр.Северный д.ЗО кв.54, имеющей высшее образование, незамужней, работающей ТОГУ «ГАСПИТО», ранее не судимой,

Земцовой Галины Алексеевны, 1963 года рождения, уроженки с.Скобелевка Староюрьевского района Тамбовской области, проживающей: г.Тамбов ул.Чичерина д. 12 кв. 11, имеющей высшее образование, вдова, на иждивении имеющей детей, работающей в Управлении культуры и архивного дела Тамбовской области, ранее не судимой,

Канищева Валерия Владимировича, 05.08.1952 года рождения, уроженца г.Тамбов, проживающего г.Тамбов ул. 1 Полковая д.36 кв.18, имеющего высшее образование, женатого, работающего ТГУ им.Державина, ранее не судимого,

Ходяковой Галины Ивановны, 1940 года рождения, уроженки с.Павловка Токаревского района Тамбовской области, проживающей: г.Тамбов ул.Советская д. 119 кв.4, имеющей высшее образование, работающей в Государственном архиве Тамбовской области, ранее не судимой,

Романенко Елены Вячеславовны, 06.03.1959 года рождения, уроженки г.Тамбов, проживающей: г.Тамбов ул.Гоголя д.2а кв.33, имеющей высшее образование, замужней, работающей в Тамбовском областном краеведческом музее, ранее не судимой, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 129 и ч.1 ст. 130 У К РФ,
УСТАНОВИЛ:
Лаврентьев Н.П. обвиняет Ивлиеву В.И., Кротову Т.А., Громову Н.Д., Киселеву Т.В., Патрину Л.Н., Дорожкину В.Т., Дорошину М.М., Романенко Е.В., Земцову Г.А., Канищева В.В., Ходякову Г.И. в унижении его чести и достоинства, выраженном в неприличной форме и распространении в отношении него заведомо ложных сведений, порочащих его честь, достоинство и подрывающих репутацию путем констатации в протоколе заседания Научного совета Управления культуры и архивного дела Тамбовской области от 14.04.2010г. №1 того, что его стихи не выходят за рамки любительского уровня.

В судебном заседании частный обвинитель-потерпевший Лаврентьев Н.П. поддержал обвинение и пояснил, что вывод Научного совета о том, что его стихи не выходят за рамки любительского уровня оскорбляет и унижает его, считает, что подсудимые таким образом оклеветали его, они не доказали состоятельность своих слов. Они от этого отказались. Когда он писал заявление в суд, то делал ударение на то, чтобы подсудимые доказали свои слова. Фактически они должны были доказать не доказуемое, потому что это клевета. Если бы они не клеветали, то сказали на основании таких стихов, по таким- то строчкам решили, что не стоит их публиковать. Их же доводы голословны. Научный совет нельзя называть научным, они судят о делах, в которых ничего не понимают. Поступать так, клеветать на человека с целью дискриминировать – это конечная цель совета.

Допрошенные в судебном заседании подсудимые Ивлиева В.И., Кротова Т.А., Киселева Т.В., Патрина Л.Н., Дорожкина В.Т., Дорошина М.М., Земцова Г.А. виновными себя не признали и дали аналогичные друг другу показания о том, что на основании мнения каждого члена совета была дана рекомендация начальнику управления, что стихи не выходят за рамки любительского уровня. Каждый член совета оценивал стихи на свой вкус. Совет не счел необходимым печатать стихи за счет бюджета области. Выписку из протокола направили начальнику управления, который и должен был принять решение.
Подсудимые Ходякова Г.И., Канищев В.В., Громова Н.Д., Романенко Е.В. в судебное заседание не явились, просили рассмотреть дело в их отсутствие.

Суд, выслушав участников судебного разбирательства, изучив материалы дела,считает, что в действиях Научного совета отсутствуют составы преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 129 и ч. 1 ст. 130 УК РФ по следующим основаниям:
В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Принимая во внимание эти конституционные положения, следует придерживаться равновесия между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (статьи 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации), с другой».

В Конституции Росси не указано, что информация может быть лживой и приносящей этим конкретный вред гражданину.

«Установлено, что 14 апреля 2010г. состоялось заседание Научного совета Управления культуры и архивного дела Таковской области, где рассматривалось заявление Лаврентьева Н.П. о публикации рукописи его стихов за счет средств областного бюджета, по результатам которого решили, что представленные Лаврентьевым Н.Н. произведения не выходят за рамки любительского уровня и совет воздерживается от рекомендации к их изданию, (копия протокола №1 л.д.4).».

«Научный» совет отказал мне без всяких объяснений причин, при этом оклеветав меня тем, что я, по их мнению, непрофессионал, неуч в поэзии. Так поясняются слова «Человек с любительским уровнем». Не было доказано на примерах и не объяснено логично, какие основания дали им возможность написать, что мои произведения не выходят за рамки любительского уровня? На суде я требовал, чтобы они доказали, что их домыслы не клевета.

По закону не я должен доказывать, что меня оклеветали, а обвиняемые должны доказать то, что их слова в протоколе от 14.04.2010 года соответствуют действительности. Они должны были это доказать, приведя хотя бы по два-три моих стихотворения каждый, где указать на мои ошибки, то есть провести литературоведческий анализ качества различных моих произведений потому, что всё можно объяснить словами. Однако судья Белова Н.Р. снимала все мои вопросы по качеству стихов, мешала добыванию истины.

Разговор о качестве произведений должен быть главной темой судебного заседания. Но судья Белова Н.Р. сразу настроила всех оппонентов не отвечать на вопросы по качеству произведений, они сами отводили мои вопросы, говоря словами судьи: «К делу не относится». См. замечания на протокол, голословно и необоснованно отклонённый судьёй Беловой Н.Р.
По моему оценочному суждению у меня возникло сомнение в качестве судейства. Я вкратце ознакомился с УПК. Оказалось, что рассмотрение моего искового заявления по клевете к членам «Научного» совета было неподсудно Октябрьскому суду, так как преступление – распространение клеветы совершено в Ленинском районе, а конкретно – в управлении культа Дорожкиной и архивного дела по адресу: Тамбов, ул. Советская 76.

Статья 32 УПК РФ. Территориальная подсудность уголовного дела.
1. Уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления.
2. Если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления.
Преступление было окончено в Ленинском районе. В связи с нарушенной подсудностью прошу отменить приговор мирового суда судебного участка № 1 Октябрьского района г. Тамбова от 11.07.2011 г., дело закрыть с возвращением мной поданных в суд документов.

На этом можно было и закончить жалобу с информацией. Но уход от разоблачения доводов судьи Н.Р.Беловой выглядело бы дезертирством с моей стороны. Да и вряд ли почти такие же вышестоящие судьи удовлетворят мою просьбу об отмене заведомо неправосудного приговора. Кроме того, я намерен подтвердить на фактах, в отличие от моих оппонентов, что деятельность судьи Н.Р.Беловой истинно любительского уровня, несмотря на то, что она получает оклады. Это не клевета, потому что моё «оценочное суждение» уже доказано на примере ошибочности территориальной подсудности дела и распространено согласно ст. 29 Конституции РФ.

Я в письменном анализе качества произведений Дорожкиной и своих (и устных) доказал, что мои стихи не хуже, и что знания членов «Научного» совета в поэзии, по их же признанию, во много (миллиард) раз меньше моего «любительского уровня» (на нуле). Ранее на суде Широковой Н.Ф. это было доказано и насчёт «эксперта» поэзии лицемерного прозаика Наседкина Н.Н. Никто мои доказательства не опроверг.

«В силу ч.1 ст. 129 УК РФ уголовная ответственность за клевету наступает в том случае, если виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство других лиц или подрывающих их репутацию и желал их распространить».

Все члены Совета о своей некомпетентности знали и клеветали на меня сознательно. Обвиняемые не смогли привести свои доводы в защиту своей клеветы, то есть не пояснили, почему моё творчество не выходит за рамки самодеятельности, любительского уровня. В то же время, я доказал, следуя народной мудрости «всё познаётся в сравнении», что мои стихи лучше стихов В.Т.Дорожкиной. Но если никто из членов совета не смог ответить на простые вопросы по азбуке стихосложения, ибо самостоятельно они этот вопрос не изучали, то это не даёт им право ссылаться на то, что у них есть «оценочное суждение». Никакого суждения у них не было, была и есть лишь осознанная клевета.

Ни одно моё произведение оппонентами не было рассмотрено. Члены совета – взрослые люди, они даже не пытались доказать свою правоту, что доказывает их виновность. Они специально оклеветали мои стихи, значит и их автора, то есть, меня. Обвиняемые заведомо осознавали ложность сообщаемых ими сведений, порочащих мои достоинство, честь и подрывающих мою репутацию… Они распространили заведомо ложные сведения.
Причём они говорили, что сведения обо мне не распространяли. Однако, это не так. Они передали свой протокол в Управление своему начальству, которое на основании его необъективного содержания через запрет опубликовать хотя бы брошюрку за счёт бюджета воспрепятствовало мне вступлению в «СП» и 01.10.2010 г. прекратило со мной переписку по изданию книги, ссылаясь на клевету, которую оно взяло за аксиому.

Ранее (31.03.2011 г.) от членов «Совета» я узнал, что направили в этот «Совет» только меня одного из всех, кто пишет стихи. Более никого из авторов в этот «Совет» не направляли. Остальных авторов стихи опубликовывали без всяких конкурсов и без решения неучей в поэзии из «Совета» по приказу некомпетентных в стихах руководителей Управления, которые даже для проформы не аргументировали свои действия качеством произведений. Подчеркну, протокол от 14.04.2010 г. не является отчётом критического литературоведческого анализа.

Судья Белова Н.Р. сослалась на «постановление Пленум ВС РФ в от 24 февраля 2005 г. № 3, который отметил, что не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях, приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен особый порядок».

Это, должно быть, ответ обвиняемым, так как я не говорил о других сведениях, кроме касающихся качества произведений, а обвиняемые, то есть, неучи в поэзии члены «Научного» совета то и дело ссылались на подлейшие Решения судей Мороз Л.Э, Широковой Н.Ф., Сорокиной С.Л. Дело в том, что никогда ни на одном суде не рассматривалось качество произведений. Все вопросы по доказательствам по качеству произведений были отклонены, о чём я писал и говорил многократно.
На суде у Беловой должно было оцениваться только качество стихов и ничего более. Она же поступила точно так же, как и вышеуказанные судьи, хотя предметы судейства были разные. Но в отличие от них, правда, судья Белова Н.Р. не ввела абзац о том, что нет дискриминации, хотя и вынесла дискриминационный относительно Конституции РФ приговор.

Не к месту и неадекватный абзац Беловой Н.Р.: «Исходя из рекомендаций, данных в практике Верховного Суда РФ по ч.1 ст. 130 УК РФ под оскорблением следует понимать унизительное обращение с человеком, исходя из норм морали и сложившихся в обществе представлениям, в частности нецензурные выражения. Неприличной следует считать циничную, глубоко противоречащую нравственным нормам, правилам поведения в обществе форму унизительного обращения с человеком».

Я же писал лишь: «Прошу суд учесть, что произошла идеальная совокупность клеветы и оскорбления, что я неуч в поэзии». Это значит, что отдельно вопрос по оскорблению рассматриваться не должен, тем более, что изобличению именно клеветы, а не оскорбления, в моём заявлении отведено более 99 процентов места.

«Таким образом, анализ буквального смысла решения Научного совета о том, что стихи Лаврентьева Н.П. не выходят за рамки любительского уровня, позволяет сделать вывод о том, что данное выражение представляет собой оценочное суждение и не может расцениваться как оскорбление и клевета, исходя из смысла закона».

В понятие «оценочное суждение» не входит распространение своих мнений, а полные неучи в поэзии члены «Научного» совета зная о лживости неподкреплённого конкретными примерами своего решения, направили его в управление культа Дорожкиной. Обвиняемые заведомо осознавали ложность сообщаемых ими сведений, порочащих меня через оклеветанные мои честь и достоинство или подрывающих репутацию, и не только желали их распространения, но и распространили, что доказывают ссылки Управления на протокол Совета.

Для оппонентов, к которым я отношу и судью Белову Н.Р., проповедование оценочных категорий в целях развития коррупции очень удобно для раздачи Ивлиевой В.И. кому попало бюджетных денег, о чём я неоднократно говорил в суде. Людей, которые свои абсурдные мнения ставят выше науки, логики и просто школьных истин вообще нельзя подпускать к бюджетным деньгам. В противном случае Россия при их «целесообразности» и оценочном суждении» всегда будет находиться в состоянии глубокого экономического кризиса из-за растраты в защиту и на «дорожкинцев».

Члены Совета поступили вопреки даже ущербному приказу и Положению, ведь в соответствии с пунктом 2.2а Положения об издательской деятельности Управления, утвержденным приказом Управления от 29.11.2007 № 151, Научному совету Управления предоставлено право проводить анализ целесообразности издания созданного Произведения», а не выражать свои мнения. Нигде никакого анализа не было, так как обвиняемым легче оболгать или оклеветать автора того, что они не хотят понимать.

Так как в п. 1.1.4. Положения «поддержка авторов высококачественных литературных произведений» сказано о выборе высококачественных произведений, то необходимо было проводить литературоведческий анализ, так как понятие «оценочное суждение» неприменимо при выборе высокого качества произведений. Если бы у члена «Научного» совета спросили бы где-то на улице, то он мог высказать своё оценочное суждение, исходящее от его знаний. Но если он решает судьбу авторского произведения официально, то его мнение должно быть основано на науке. Совет же называется Научным! Если бы не было жёстких правил стихосложения, то и не было методов анализа стихов.

На примере нескольких творений В.Т. Дорожкиной, да и на примере своих стихов я доказал, что все произведения поддаются грамматическому, лексическому, фонетическому, синтаксическому, логическому и другим видам разбора, которые изучали в Советской школе. Стихи надо писать, соблюдая количество слогов в каждой строчке, стопы должны быть одного размера, то есть, чередование ударных гласных должно быть строго определённым и так далее. В поэзии существуют логические и технические рамки, разрушение которых является грубой ошибкой. По сравнению с прозой в стихах при определённом количестве слов должно быть информации в десятки раз больше. (Логический анализ произведения «Студенец») дан в протоколе судебного заседания.

Примеры технических и логических ошибок из произведений Дорожкиной и членов её «Тропинки», опубликованных за счёт бюджета, я неоднократно приводил. В деле есть. Кроме того, у каждого произведения есть тема и идея. У стихов Дорожкиной темы есть, но нет идей. Но зато их опубликовывают по «целесообразности и по антинаучному оценочному суждению», подтверждая коррупционность Управления культа Дорожкиной.
Незнание азбуки поэзии не делает обвиняемым скидок на то, что у них лишь «оценочное суждение». У членов Совета, тем более, Научного, должно быть профессиональное, научное суждение, поэтому все ими недоказанные порочащие распространённые слова являются клеветой.

Оценивание стихов, то есть, их анализ, не является «оценочной категорией», которая выдумана как способ ухода от ответственности за клевету. Всё можно проверить и сравнить не по наитию, не по настроению, даже не по «совести», (последней часто вообще нет у иных представителей власти), а рассматривать с применением холодного просчёта положительных и отрицательных качеств любого литературного произведения. Суд не должен потворствовать неграмотным людям лишь по той причине, что они руководители, тем более что многие стали ими по ошибке судьбы. Но всё-таки, я полагаю, что совершают они преступления в своих корыстных интересах не от незнания, а притворяются «незнайками», потому что для них есть послабления у некоторых нечестных судей.

Ссылка на эмоции, на душу, на чувства являются попыткой уйти от ответственности за клевету, каковой является именно субъективное недоказанное сказанное или написанное мнение, о котором узнало другое лицо. Клевета объективной быть не может, она всегда субъективна.
О мотивах преступления членов Совета я уже говорил: не допустить опубликование моих стихов, ибо на их фоне стихи «блатных», в том числе и дорожкинских, будут выглядеть серыми, никакими. Дискредитация Дорожкиной управлению культа её имени Управлению не нужна, нецелесообразна, то есть, не выгодна.
«На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 300-303, 312-314, 316, 317, 473, 476 УПК РФ, суд…оправдать членов…»

Ни одна из указанных «ст.ст». не является аргументом нарушения судьёй Беловой Н.Р. статьи 46 Конституции РФ о недопустимости отказа судебной защиты. На деле я был лишён её, что судья Белова Н.Р. и показала в процессе заседания, голословным «любительским», но «целесообразным» для обвиняемых отклонением замечаний на протокол и данным «оценочного суждения» приговором. Предоставленный аргумент доказывается и тем, что предвзято были проигнорированы и все мои доводы.

Прошу отменить приговор мирового суда судебного участка № 1 Октябрьского района г. Тамбова от 11.07.2011 г.

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский



Читатели (251) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика