ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Судьи Спасенкова Л.Н., Лунькина Е.В., Дмитриев Л.А., Борщёв Ю.А., Мороз Л.Э., Широкова Н.Ф., Сорокина С.Л., Колмаков А.Д.: "Целесообразно узаконить дискриминацию!"

Автор:
Автор оригинала:
НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
Судьи Тамбова Спасенкова Л.Н., Лунькина Е.В., Дмитриев Л.А., Мороз Л.Э., Широкова Н.Ф., Сорокина С.Л. Борщёв Ю.А. узаконили ДИСКРИМИНАЦИЮ ЧЕЛОВЕКА.

Судьи Ленинского суда Борщёв Ю.А. и Колмаков А.Д., по фактам судебного произвола, фальсификации протоколов, лжи и коварства – два сапога – пара.

Позор областным судьям Спасенковой Л.Н., Лунькиной Е.В., Дмитриеву Л.А. за их абсурд: «не имеется и признаков клеветы, так как в отзыве Наседкина Н.Н. содержится его субъективная оценка поэтического творчества Лаврентьева»! Однако, клевета потому и преступна, что всегда субъективна!

Лирика для тех, у кого есть разум и душа:

Ни разума, ни души в сфере поэзии нет ни у Н.Н.Наседкина, ни у членов позорного «Научного» «Совета» из неучей в стихотворстве при Тамбовском управлении культа В.Т.Дорожкиной, ни у многих чиновников, судей, прокуроров, полицейских…

ФОНТАНЫ

Мне все виды Аш-два-О приятны,
но ценнее те, дождём что предстают
в миллиардах капель, – бриллианты,
жизнеутверждающий воды салют…

Серебрятся в городе фонтаны,
рвутся струи вверх, алмазами блестя,
вдохновляют на большие планы,
окрыляют даже месяцы спустя…

Ведь фонтана оживлённы струны
всех любить зовут хрустальностью своей…
Из-за мини-водопадов бурный,
он явился с орошения полей.

Брызг созвездие – не сказка ль рядом?
Есть в фонтане каждом радуга своя…
Утверждает солнце ясным взглядом:
фантастичны все фонтанные края!

Произведение из книги «Взгляд из волнующих лет», стр. 55, запрещённое и усиленное из-за цинично узаконенной судьёй Мороз Л.Э. (Решение от 15.06.2010 г.), судьёй Широковой Н.Ф. (Решение от 21.01.2011 г.), судьёй Сорокиной С.Л. (Решение от 04.04.2010 г.) ДИСКРИМИНАЦИИ автора.

Продолжение истории: http://www.litprichal.ru/work/77777/ Позор судье Борщёву Ю.А.! Почему процветает «Борщёвка»? 05.03.2010 г

Председателю Тамбовского областного суда
От Лаврентьева Николая Петровича.
Жалоба в порядке надзора на кассационное Определение от 29.03.2011 г. (Дело 22-647) и на председательствующего судью Спасенкову Л.Н., судей Лунькину Е.В., Дмитриева Л.А. по заведомо неправосудному, что доказано мной и не опровергнуто, постановлению судьи Борщёва от 04.03.2011 г.
Судья Борщёв провёл заседание в отсутствие другой стороны, несмотря на мои возражения. Урсуленко С.Б. от УУМ ОМ №1 УВД по г. Тамбову на судебном заседании отсутствовал. Но Борщёв в своём постановлении написал, что он был.

Накануне, 03.03.2011 года я спросил у милиционера Урсуленко С.Б., почему он игнорировал мои требования по клевете, я же подавал иск по двум статьям, по 129.2 и по 130.2. Он не смог ответить. Борщёв сказал, что он не может заставить отвечать или признавать его ошибки и поэтому разрешает не присутствовать на завтрашнем заседании, на котором я задавал вопросы в пустоту, если не считать реплики судьи в защиту бездействия милиции и прокуратуры.

Экспертиза была проведена с нарушениями. Я приводил свои доводы о том, что филолог Щербак ясно говорит о том, что оскорбившие меня слова написаны именно Н.Н.Наседкиным, и что в её компетенцию определение клеветы не входит. Это компетенция суда. Многократные вопросы о причине поводов игнорирования требований по клевете остались безответными. Кассационная коллегия также проигнорировала мои жалобы по всем вопросам, что касалось клеветы. Областные судьи Спасенкова Л.Н., Лунькина Е.В., Дмитриев Л.А. написали лишь: «не имеется и признаков клеветы, так как в отзыве Наседкина содержится его субъективная оценка поэтического творчества Лаврентьева». Позор этим судьям, ибо это мнение нелогично и противозаконно, недостойно их званий!

Наседкин Н.Н. знал об обстоятельствах, из которых вытекает клевета и был начальным её звеном. Его отзыв не был отчётом критический анализа. Он выразил лишь субъективное мнение, а не объективное, что доказывает заведомость его преступления, ибо к нему обратились как к должностному лицу, несмотря на то, что он в поэзии неуч. Субъективное мнение он мог выразить только при тайном голосовании. Он не мог не предвидеть последствия своего «отзыва», то есть, преступления, и желал их наступления.

Борщёв в своём постановлении о клевете тоже ничего не написал, несмотря на то, что в исковом заявлении зашита от клеветы была главным требованием. И я доказал, что клевета была, а противная сторона даже не пыталась доказать, что её не было. Мои ходатайства к судье Борщёву, вынести частное определение о признаках совершённых правоохранительными органами преступлениях по препятствию правосудию были им отведены, но правонарушения продублированы им же. Моя ссылка на статью 46 Конституции, которая гарантирует судебную защиту, была отвергнута с презрением.

«Положения статьи 125 в ее конституционно-правовом истолковании не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом (Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О)» милиция, прокуроры и судьи поступили вопреки статье 125 УПК.

Судьи Спасенкова Л.Н., Лунькина Е.В., Дмитриев Л.А пишут: «Данные требования процессуального закона судом выполнены. Как правильно указано в судебном решении, доследственная проверка проведена полно. Материалы проверки позволяют прийти к бесспорному выводу об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела за клевету и оскорбления». Милиционер Урсуленко С.Б. не смог предоставить суду никаких документов проверки. Нет протокола проверки. Была только фантазия Н.Н.Наседкина, противоречащая логике и фактам. Его домыслы были приняты за аксиому, то есть ни с Наседкина, ни с Урсуленко С.Б. не было востребовано никаких опровержений моих доводов о клевете. Доследственной проверки вообще не было.

Судьи Спасенкова Л.Н., Лунькина Е.В., Дмитриев Л.А. злоупотребляют своей властью и безнаказанностью не первый раз. Они никогда не приводят доводы к своим домыслам, даже не пытаются опровергнуть мои доводы. Как циничны слова судей: «При рассмотрении жалобы Лаврентьева судом не были нарушены нормы УПК РФ, все имеющие значение для принятия решения факты установлены. Оснований для отмены судебного постановления не имеется». Если бы они прочитали мои замечания на протокол, то бы поняли, что суд Борщёва Ю.А. – это пародия на суд. Не было записано в протокол ни одного моего вопроса, ни одного довода, проигнорирован отказ милиционера Урсуленко С.Б. отвечать на мои вопросы. Судьи Ленинского суда Борщёв Ю.А. и Колмаков А.Д., по фактам судебного произвола, фальсификации протоколов, лжи и коварства – два сапога – пара.

При выяснении, почему члены Совета «неучей» в поэзии отказали в публикации, оказалось, что на основании «Отзыва» Наседкина Н.Н.: «В управление культуры и архивного дела Тамбовской области ОТЗЫВ-РЕКОМЕНДАЦИЯ. Самодеятельный поэт Николай ЛАВРЕНТЬЕВ посещает занятия литературного объединения «Радуга» при областной писательской организации, учится азам поэтического мастерства. Некоторые его творения были включены в коллективные сборники «Радуга над Цной», выпускаемые «радужанами» за свой счёт.
Сам Лаврентьев недавно издал отдельный авторский сборник тоже на свои средства. К сожалению, на сегодняшний день стихотворное творчество Н. Лаврентьева не выходит за рамки самодеятельности, любительского уровня, поэтому об издании ещё одной его книги теперь уже за счёт областного бюджета говорить преждевременно. Председатель правления Тамбовской писательской организации, Н.Н.Наседкин»

Слова «не выходит за рамки самодеятельности, любительского уровня» являются клеветой, которые привели к тому, что против меня были проведены многочисленные акты дискриминации.
Момент направления «отзыва» в Управление культуры явилось поводом считать клевету оконченным преступлением, ибо началось распространения заведомо ложных сведений. Управление передало его отзыв в «Научный» совет, который узаконил необоснованные слова Наседкина и отправил свой протокол в Управление, которое на его основании отказало мне в издании книги.
Его руководители на основании необъективного содержания «отзыва» воспрепятствовали мне вступлению в «СП», а 01.10.2010 г. прекратили со мной переписку по изданию книги. Все вышестоящие руководители повторили клевету Наседкина, когда я обратился к ним по поводу восстановления справедливости.

По существу, Н.Н.Наседкин отказал мне без всяких объяснений причин, при этом оклеветав меня тем, что я, по его мнению, непрофессионал, неуч в поэзии. Только так можно понимать его слова. Им не было доказано на примерах и не объяснено логично, какие основания дали ему возможность написать, что мои произведения не выходят за рамки любительского уровня? Ранее председатель Тамбовского отделения Союза писателей России прозаик Н.Н. Наседкин поставил условие: для вступления в «СП» РФ одна из трёх книг должна быть издана на бюджетные средства Управления культуры.

В декабрьских 2009 г., (17, 29) заявлениях я просил «Научный» совет управления культуры Тамбовской области рекомендацию к изданию потенциально избранных ими стихов из мой книги и новых произведений, что на дискете. Дискету не приняли, несмотря на многократные просьбы. При рассмотрении я просил сравнить мои стихи со стихами Дорожкиной и сообщить, чем они хуже. Я просил издать книгу к моему юбилею 08.02.2010 г, а в случае отказа опровергнуть мои доводы сравнением моих стихов со стихами Дорожкиной, то есть, привести свои контрдоводы.

Но они проигнорировали мои просьбы, сослались на то, что некогда им, так как проводят праздничные мероприятия, связанные с юбилеем В.Т.Дорожкиной. Не опровергнув также мои доводы о том, что прозаик Наседкин не поэт, потому некомпетентен в вопросах поэзии, они, тем не менее, взяли за основу необоснованный отзыв Наседкина от 21.12.2010 г., который поступил предвзято по отношению ко мне, что является и доказательством мотива преступления.

В газете «Тамбовская жизнь» от 23 марта 2010 года вышла статья заместителя председателя «СП» В.Т. Дорожкиной «Увидеть мир по-новому». В ней автор пишет, что четверо её питомцев «имеют по две – три отдельные книги и со временем станут полноправными членами писательского союза. Но в России Конституция запрещает неравноправие. Ровно через год Дорожкина объявила по радио, что 31 марта 2011 года Союз примет в свои ряды Александру Николаеву. И приняли. Гражданская лирика в книгах её, как и других, отсутствует начисто.

Я из-за гражданских стихов, по моему мнению, без всяких доводов оклеветан и оскорблён. Разве активная жизненная позиция по закону может быть причиной унижения, вместо опубликования книги за счёт бюджета? Разве отказ в опубликовании книги с помощью клеветы не является искусственно созданным препятствием для вступления в Союз писателей? Разве мои права не нарушены клеветой?
Книги Николаевой, как и других членов «Тропинки» были опубликованы за счёт бюджета по «целесообразности», то есть вне всяких «Советов», не по конкурсу, как полагается, а по блату. Из всех людей, кто пишет стихи, только одного меня направили на расправу Совета неучей в поэзии, так называемого «Научного» совета. Этим доказывается преднамеренность клеветы, то есть Наседкин имел прямой умысел.

Данные заведомо ложные сведения порочат меня, унижают мои честь и достоинство, подрывают репутацию. Обвиняемый не смог привести свои доводы в защиту своей клеветы, то есть не пояснил, почему моё творчество не выходит за рамки самодеятельности, любительского уровня. В то же время, я доказал, следуя народной мудрости, «всё познаётся в сравнении», что мои стихи лучше даже стихов В.Т. Дорожкиной, заместителя председателя общественной организации «СП» Наседкина Н.Н. и, по совместительству, «надзирательницы» членов «Тропинки».

Если Наседкин Н.Н. не смог ответить на простые вопросы по азбуке стихосложения, то это не даёт ему право ссылаться на то, что он добросовестно заблуждался. В заявлении на публикацию я предупреждал, чтобы и мои стихи анализировали так же, как и я творения тех, кому Наседкин Н.Н. оказывал содействие (мой разборе стихов Дорожкиной). Ни одно моё произведение не было рассмотрено. Наседкин Н.Н. – взрослый человек, он даже не пытался доказать свою правоту, а справок о невменяемости не представлял, что доказывает его виновность.

Он специально, преднамеренно оклеветал мои стихи, значит и их автора, то есть, меня. Не было попытки анализировать мои произведения потому, что придётся сравнивать их с дорожкинскими, как я требовал, а сравнение стихов ему невыгодно, так как говорит о его клевете. Лишь однажды на суде у Широковой Н.Ф. Дорожкина В.Т. позорно сказала лишь, что я нарушаю стилистику, показав свою безграмотность. Науку «стилистика» нельзя нарушить, а стиль, который она изучает, у каждого свой как голос, почерк или отпечатки пальцев, также невозможно расстроить.

Сведения в «Отзыве» не соответствуют действительности, но они конкретные, содержат факты, поддающиеся проверке путём литературоведческого анализа, примерно такого, как я показал в статьях:
http://www.litprichal.ru/work/61496/ КРИТИКА ВИРШЕЙ, что в № 9 и в № 10 «Тамбовского альманаха» 23.10. 2010 г.
http://www.litprichal.ru/work/62086/ ПОЗОРНЫЙ ИТОГ 25-летия «Тропинки» или РАЗОБЛАЧЕНИЕ Дорожкинцев ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКОЙ. 28.10. 2010 г.

Необоснованные домыслы-утверждения Наседкина Н.Н., имели цель:
1. опорочить не только мои произведения, но и меня в глазах литературного общества, вызвать ненависть по отношению ко мне, насмешки;
2. унизить меня насмешкой в связи с тем, что я в таком возрасте, а пишу стихи;
3. нанести ущерб моей профессиональной деятельности отсутствием поддержки, то есть, не допустить вступление в Союз писателей;
4. вызвать презрение по отношению к моему творчеству, что он и достиг. Доказывается тем, что в СМИ перестали печатать мои стихи, хотя раньше опубликовывали.

Причём, подчеркну, «отзыв» Наседкина Н.Н не является отчётом критического литературоведческого анализа. Прошу суд учесть, что произошла идеальная совокупность клеветы и оскорбления, что я по смыслу клеветы – неуч в поэзии.
Прошу отменить кассационное Определение от 29.03.2011 г. (Дело 22-647).
Приложение: копия кассационного Определение от 29.03.2011 г. (Дело 22-647).

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский



Читатели (224) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика