ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ПРОТОКОЛА суда Сорокиной С.Л. – часть её лжи.

Автор:
Автор оригинала:
НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
Судья Сорокина С.Л., секретарь Жилина О.В. сфальсифицировали протокол так же, как и Широкова Н.Ф., Мороз Л.Э.

Судья Сорокина С.Л. смогла угодить коррупционерам из управления культа В.Т.Дорожкиной подделкой протокола.

Замечания на протокол.

Лирика для тех, у кого есть разум и душа:

Ни разума, ни души в сфере поэзии нет ни у Н.Н.Наседкина, ни у членов позорного «Научного» «Совета» из неучей в стихотворстве при Тамбовском управлении культа В.Т.Дорожкиной, ни у многих чиновников, судей, прокуроров, полицейских…

ВЕСНА

К нам весна пришла не зря
Снеговыми водами,
Улыбалась чтоб заря
Радуг хороводами.

Солнце дарит всякий раз
Ласковое золото.
И у каждого из нас –
Сердце снова молодо!

Слышим птиц мы пересвист
Средь предлетья нового…
И рисует каждый лист
Зелень – сила Богова.

Всё вокруг теперь любить
Снова жизнью велено…
Ой, как хочется забыть,
Что живём мы временно!

(Произведение из запрещенной книги «Взгляд из волнующих лет», стр. 15)

Начало:
http://www.litprichal.ru/work/71071/ Ради В.Т.Дорожкиной ОТВЕТЫ на мои вопросы В.И. Ивлиевой – 15.01.2011 02:47
Управление попыталось отозвать мой иск в суд. Мои возражения на отзыв: http://www.litprichal.ru/work/76357/ С.А.Чеботарёв, А.Н.Кузнецов, В.И.Ивлиева, В.Т.Дорожкина и Н.Н.Наседкин вынесли решение по ухудшению Целевой программы в целях дискриминации Тамбовских поэтов. 24.02.2011
http://www.litprichal.ru/work/80461/ Управление КУЛЬТА ДОРОЖКИНОЙ В.Т. притворяется бестолковым (Разоблачение пояснений), 29.03.2011
http://www.litprichal.ru/work/80996/ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ Чеботарёва С.А. для Дорожкиной В.Т. вредна! – Критика, 02.04.2011 23:50, Начало речи в прениях Н.П. Лаврентьева на суде СОРОКИНОЙ С.Л.
http://www.litprichal.ru/work/81299/ Сатирическая поэма «КРИВАЯ ДОРОГА ЖИЗНИ В.Дорожкиной и суда» от 06.04.2011 г. (Дополнено 5 строфами).
http://www.litprichal.ru/work/81790/ Губернатор О.И.Бетин за Целесообразность или за Конституцию? – Критика, 10.04.2011 12:00
Кассационная жалоба на «Целесообразность» судьи Сорокиной С.Л.
http://www.litprichal.ru/work/82501/ Судья Сорокина С.Л. раскрывает свою предвзятую сущность – Критика, 16.04.2011 18:21 Первая дополнительная кассационная жалоба на Сорокину Светлану Львовну.
http://www.litprichal.ru/work/82850/ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ ДИСКРИМИНАЦИИ поддержана судом С.Сорокиной! Опубликовано: 19.04.2011, Вторая дополнительная кассационная жалоба на Сорокину Светлану Львовну.

В ответах ссылки на суды, упоминания о них, приравниваются к подлости! Почему? Потому, что в судах все мои доводы были проигнорированы судьями, ими отвергнуты, но не опровергнуты, поэтому их заведомо неправосудные Решения не должны в иных инстанциях являться препятствием в рассмотрении поднимаемых мной вопросов.

Суд Ленинского района г. Тамбова,
Судье С.Л. Сорокиной
истец Лаврентьев Николай Петрович.
ответчик: УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ,
392000, Тамбов, ул. Советская 76, тел. 75-18-93

Замечания на протокол
судебных заседаний, с которым мне дали возможность ознакомиться 12.04.2011 г. после 16 часов.
Ознакомиться с протоколом я пожелал сразу после окончания заседания, и после оглашения результативной части неправосудного Решения от 04.04.2011 г. В протоколе записано, что он изготовлен 06.04.2011 года. Однако, несмотря на то, что я неоднократно звонил, приходил в суд, мне не давали к нему доступа. Наконец лишь 12 апреля 2010 года на очередной мой звонок ответили, что я могу ознакомиться с ним после 16 часов. Ложная дата в документе подтверждает и многообразное ложное содержание протокола. Поэтому прошу всю придуманную ложь из него убрать, поменять фальшивые слова на правдивые, добавить упущенные доводы согласно моим замечаниям, в том числе, и в прениях. Протокол в суде пишут одним нечитаемым куском, без абзацев. Если областная коллегия до сих пор не сделала замечания, то значит, его просто не читает. (Дело Мороз).

Не записаны моё ходатайство о том, что я намерен записать на звуковую дорожку видеокамеры с закрытым объективом и отказ суда в этом ходатайстве.
Мои неоднократные ходатайства и просьбы на заседаниях разрешить мне расписаться под заявлениями о доказательствах, присланных по электронной почте, отводились судьёй, и, как следствие, не приобщались к делу. В протоколах об этом сведений нет.

На самом деле письмо с якобы ответами было получено 19.12.2010 г., отправлено было 15.12.2010 г. о чём доказывает приложенный конверт к моему заявлению. Моё заявление в суд было подано 14 декабря и сначала попало к судье Широковой, которая знала их телефон. Ответы были наспех скопированы ответчиком из старых ответов. Поэтому пришлось писать дополнительное заявление от 20.12.2010 г. Всё это не записано.

1. Вместо признания коррупции, организованной при помощи Положения об издательстве при участии Совета неучей в поэзии, на первый вопрос: «Почему публикуют стихи Дорожкиной и членов её кружка «Тропинка», а другим отказывают?», мне ответили, что издали книгу Дорожкиной, утаив две её книги. Что на средства бюджета были изданы книги членов «Тропинка», писала сама Дорожкина в Тамбовской жизни 23 марта 2010 года в статье «Увидеть мир по-новому», что приложено к делу. Здесь же руководители сослались на совет неучей в поэзии, назвав его научным, растоптав это понятие.

Совет создан для того, чтобы быть громоотводом у руководителей правления культа Дорожкиной, чтобы не опубликовывать произведения, которые по качеству лучше стихов Дорожкиной. Дискредитация её стихов разоблачает, в первую очередь, руководителей её Управления, растративших на неё полбюджета области. Конкурсы и сравнительные анализы качества литературных произведений запрещены по этим же мотивам. Направляют в Совет только тех, кому хотят отказать, но не могут из-за высокого качества их произведений и кто не догадывается дать взятки. По первому вопросу, как к главному, я повторю доказательства в начале прений.

2. При ответе на вопрос: «Какие способы выбора произведений при существующей несправедливости, когда Дорожкиной всё, а мне ничего?» противная сторона сослалась на анализ целесообразности, не зная, что это такое. Поэтому не один способ выбора «целесообразности» в протоколе от 14.04.10 г. не приведён. Нет примеров. Совет – это препятствие всем, кто неугоден по каким-либо признакам.

3. На вопрос: «Почему Совет не воспользовался правом проводить анализ стихотворных произведений?», мне ответили, что сравнительный анализ моих произведений с произведениями других авторов не входит в компетенцию Управления. Этим противная сторона признала то, что законных способов выбора у неё нет, а сравнительный анализ – это не выгодный им конкурс. Нет им пользы от высококачественных произведений.
Нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевая программа «Культура Тамбовской области» за № 305 обязывает Управление культуры проводить сравнительный анализ произведений.

4. На вопрос: «На каком основании Вы посчитали мои стихи «любительскими», противная сторона прямо признала незаконность в совете неучей в поэзии, уйдя от ответа о качестве моих стихов: «Литературный анализ поэтических произведений не входит в компетенцию органов государственной власти и не является функцией Научного совета». Это доказывает заведомое планирование преступлений противной стороны.
Ответ не по существу и заведомо ложен! Во-первых, не указаны примеры «любительских» стихов. Во-вторых, литературный анализ (даже сравнительный) поэтических произведений обязывают проводить нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевая программа «Культура Тамбовской области» за № 305.

5. На вопрос: «Почему руководителю Ивлиевой, дали два голоса, если она вообще не разбирается в поэзии?» была бессовестная циничная ссылка на единогласие других неучей в поэзии. Скрывается мошенничество.
Так почему же, всё-таки, руководителю Ивлиевой, как председателю «Научного» совета дали два голоса, если она вообще не разбирается в поэзии?

6. На вопрос: «Каким образом «Научный» совет определяет высококачественные литературные произведения?», противная сторона сослалась на нереализованные права запрашивать и на неуча в поэзии прозаика Наседкина. О качестве произведений ни слова, что доказывает не легитимность Совета, а его коррупционность. Наседкин не является не только экспертом, и даже и начинающим стихотворцем или графоманом. Совет создан для дискриминации творческих людей по различным признакам, кроме литературного.

Ответ не по существу, ибо разговор может быть лишь о сильных или слабых сторонах качества произведений. «Как может оценивать стихи прозаик Наседкин, если он в них ничего не понимает? Наседкин не является не только экспертом, и даже и начинающим стихотворцем или графоманом, о чём я предупреждал при подаче заявления. Нет у него документа, что он эксперт. Все члены Совета признались, что они некомпетентны в поэзии и полагаются только на прозаика Наседкина, которого ложно называли «Экспертом. Издавать книги может и корректор, а он не написал ни одного стихотворения, ни одной строфы не анализировал. На судебном заседании под председательством Н.Ф. Широковой он не смог ответить на мой теоретический вопрос по азбуке стихосложения.

7. На вопрос: «для чего нужен «Научный» совет неучей в поэзии Управления?» противная сторона сослалась на такого же неуча в поэзии Н.Н.Наседкина, лживо наделив его званием «Эксперт», которым он не является. Противная сторона вводит суд в заблуждение, этим доказывая незаконность Совета и Положений о нём, провоцирует суд на мошенничество.
«Научный» совет опирался только на отзыв неуча в поэзии, а не эксперта, можно было обойтись без Совета. На вопрос: «Для чего нужен Научный совет?» ответа так и нет.

8. На вопрос: «каким образом планировалось выбирать достойные произведения?», противная сторона многократно отвечала, что выбор высококачественных литературных произведений осуществляется на основании оценки эксперта, анализа востребованности произведений автора у читателей, наличия положительных рецензий в средствах массовой информации, заслуг автора в области развития тамбовской литературы, литературных премий и т.д. И опять ни слова о качестве произведений, что свидетельствует о коррупции в управлении культа Дорожкиной и архивного дела. Ответ к определению литературного качества произведений отношения не имеет.

Указывая на бухгалтерские подсчёты званий и т.п. чушь, на качество стихов никакого положительного влияния не оказывающих, противная сторона в своих «полных» протоколах не отображает подсчёты. Значит, она опубликовывает тех, кто больше даст взятку, освобождая её от всякой умственной работы, не правда ли? В протоколах принятие взятки также не отображается. Только этим можно объяснить отказ от конкурсов. Во всяком случае, иную версию противная сторона, пользуясь поддержкой прокуроров в законе, мне не предложила.
http://www.litprichal.ru/work/70526/ В.Т. ДОРОЖКИНА + ПРОКУРОР = чинуш и их ПОЗОР! – Публицистика, 10.01.2011 18:15
Но от беспредела яда сердца страж – иммунитет: бой за правду, вот отрада… С Новым годом, Интернет!

Совет не только незаконен, но и преступен. В ответе показано, что такой порядок отбора низкокачественных литературных произведений Управление навязало Совету своим Положением, которое должно быть отменено, ибо провоцирует Совет на преступления.
Ссылка на наличие незаконного эксперта, тем более ничего не понимающего в поэзии, не даёт право государственному органу нарушать все законы ради удовлетворения амбиций привилегированных лиц. У прозаика Наседкина нет документа, что он эксперт по стихосложению. Его ему никто его не даст, пока он не сдаст экзамены. Во-вторых, предыдущие произведения никак не могут повлиять на последующие, поэтому у всех поэтов стихи по качеству разные.

Закупка библиотеками с обязательной санкции Управления низкокачественных по содержанию книг Дорожкиной и авторов детского кружка «Тропинка» не даёт оснований считать их востребованными. Наличие положительных рецензий при засилье обещанных дотаций от Управления говорит только о коррупции в СМИ, а «заслуги» Дорожкиной: премии, звания, ордена, медали, знаки, членство в различных комиссиях свидетельствуют о коррупции в управлении культа Дорожкиной и архивного дела. Только сравнительный анализ литературных произведений или конкурс при независимом и компетентном жюри поможет объективно выбрать высококачественные литературные произведения.

На конкурсах не обойтись без сравнений. Представим, что не я один подал стихи на рассмотрение, а ещё несколько человек. Как выбирать лучшие произведения? Согласно ответу на восьмой вопрос? Как глупо будут выглядеть члены Совета, если они вместо анализа стихов будут считать количество прочитанных произведений автора, подсчитывать, у кого больше положительных рецензий в средствах массовой информации, спорить, чьи заслуги авторов-претендентов значимей в области развития тамбовской литературы, у кого больше литературных премий и прочих наград! В ответе показано, что такой порядок отбора высококачественных литературных произведений Управление навязало Совету своим Положением, которое должно быть отменено.

9. На вопрос о пословице противная сторона опять подтвердила, что она организация–оборотень. Нарушает все законы, но лицемерно ссылается на них, не приводя конкретно, каким же законом в своих преступлениях руководствуется. Положение и написанная В.И.Ивлиевой «Целевая программа» не законы, как сказал представитель ответчика Мишуков, когда отводил моё ходатайство о направлении изобретённых тамбовских законов о культуре в Конституционный Суд. Знает, что они преступны. Суд не вправе ссылаться на «не законы».
Лицемерный ответ противоречит нормам Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305, согласующимся с пословицей: «всё познаётся в сравнении».

10. На вопрос: «Обязаны ли члены «Научного» совета знать азбуку стихосложения?» мне ответили: «В судебных заседаниях не исследовались теоретические знания членов Совета по стихосложению. Необходимости наличия у членов Научного совета квалификации в «азбуке стихосложения» ни в одном судебном споре Управления с Н.П.Лаврентьевым установлено не было». Заведомо преступный ответ неучей в поэзии ещё циничней тем, что они, позоря суды, ссылаются на подобную же их поддержку, как будто суды благословили их на новые правонарушения, не желая признать, что их Совет вреден честному обществу, противоречит Конституции РФ. Противная сторона из-за судебного попустительства стала более преступной.
Обязаны ли члены «Научного» совета разбираться в рассматриваемых вопросах, в данном случае знать азбуку стихосложения? Если нет, то лучше пригласить бы дворников, они, во всяком случае, не зависят от Ивлиевой и Кузнецова. Результат был бы справедливым. Ссылка на заведомо неправосудные решения судов не корректна. Тем более что там были совсем другие темы – по вовремя ли ответило правление, по клевете. Всё, что не касалось этих тем, судьи отводили. Доказательства неграмотности неучей Совета игнорировались, как не по существу дела.

11. На вопрос: «Должно ли в протокол «Научного» совета заноситься всё?» противная сторона ответила: «Все протоколы Научного совета максимально полно отражают обсуждение его членами вопросов, поставленных в повестку дня». Значит, заседание Совета не проводилось, а протокол был написан секретарём Т.А. Кротовой единолично, в нём же никаких фактов не отражено. Фальсификация документа доказана. Тем более что члены Совета, как свидетели на суде И.Э.Мороз давали противоречивые показания. Из-за чувства безнаказанности можно было признаться в своей коррупционности, всё равно бы им ничего не было. Или же под прокурорской «крышей».
http://www.litprichal.ru/work/73629/ Прокуроры Тамбова Г.Н.Голофеева, О.С.Обыденнова, Г.В.Соболева за мошенничество В.Т.ДОРОЖКИНОЙ, В.И.ИВЛИЕВОЙ, Н.Н.НАСЕДКИНА… 02.01.2011 г. (по отказу областной прокуратуры отвечать на заявление от 24.01.11 г., ответ управления культа Дорожкиной и мои комментарии, о конкурсах)
Протокол был написан секретарём Т.А. Кротовой. Если в нём никаких фактов не отражено, то их и не было.

12. На вопрос: «должно ли мнение неучей в поэзии быть логично доказано на примерах» противная сторона ответила: «не предусматривается предоставление рецензий автору при определении целесообразности». Я не требовал рецензий от неучей в поэзии. Если опустить то, что Совет проигнорировал Федеральный закон от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевую программу «Культура Тамбовской области» за № 305, то он и ни на один суд не предоставил свои рецензии, несмотря на мои просьбы, требования и ходатайства, пользуясь безоговорочной поддержкой судей. У судей задача одна – оправдать беззаконие!

Я говорил, что Совет игнорировал Федеральный закон от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевую программу «Культура Тамбовской области» за № 305? Разве есть другие законы, противоречащие названным? Управление проигнорировало, объявило бойкот настоящим законам и придумало свои фальшивые. Совет Федеральными и областными законами Совет не предусмотрен, он является изобретением местных коррупционеров от культуры. Разумеется, Совет по причине всеобщей поэтической безграмотности не может писать рецензии, о чём я не просил. Я просил, требовал предоставить доводы, в чём мои стихи хуже дорожкинских. Приводил я и доказательства, что они лучше – их никто не опроверг. Не было доказательств правоты Совета.

13. На вопрос: «Зная, что Наседкин прозаик, почему назвали его «экспертом» поэзии, который, в лучшем случае, может быть лишь дилетантом?», противная сторона ответила: « анализ целесообразности издания проводит Научный Совет. Причин недоверия к Научному совету у Управления не имеется». Хоть сторона и противная, но своих (Наседкина), притворяясь глупцами, не выдаёт. Ворон ворону…
На вопрос: «Почему Вы согласились с рекомендацией совета неучей в поэзии?» ответа так и не было!

14. На вопрос: «Почему Наседкин не разъяснил свой голословный отзыв?» противная сторона ответила: «на общем собрании он выбран председателем Правления на второй срок,, имеет опыт в издании поэтических сборников и т.д.». Ответ доказывает, что Совет или глупый, ибо прозаик не может судить о стихах по определению, или ему нужны не высококачественные произведения, а необходимы или взятки через Наседкина, или рабское преклонение перед ними. Агрессивный Совет из неучей не только в поэзии должен прекратить свою подрывную деятельность. Если судьям это будет выгодно, конечно.

На вопрос № 14, если учесть, что Управление знало о некомпетентности Наседкина, можно было ответить только так: «Мы знаем, что Н.Н.Наседкин прозаик, а не поэт и, значит, некомпетентен в поэзии. Учитывая, что профессиональные поэты, такие как Л. Котова, В.Хворов уже рекомендовали Ваши стихи, то мы решили не рисковать. Нам нужно продвигать в «Союз писателей» молодых членов из «Тропинки», а не Вас. Кроме того, Ваши произведения качеством дискредитируют стихи даже Дорожкиной В.Т., а мы на её возвышение успели растратить только полбюджета Тамбовской области. Нам рановато идти под суд из-за Ваших стихов. Отказать Вам, это единственный наш выход. Поэтому мы и хаем Ваши стихи».

15. На вопрос: «На стр. 4-7 книги "ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ" опубликованы результаты анализа моих стихов и рецензии-рекомендации членов Союза писателей поэтов Л. Котовой и В. Хворова. Почему Вы проигнорировали их?» противная сторона ответила: «При принятии решения о целесообразности издания Вашей книги за счёт средства областного бюджета члены Научного совета имели собственное право согласиться с мнением любого рецензента. Единогласно преимущество было отдано заключению Н.Н. Наседкина».

Не указано, почему единогласно преимущество было отдано заключению неуча в поэзии, прозаика Н.Н. Наседкина? Почему рецензии-рекомендации профессиональных поэтов Л. Котовой и В. Хворова были голословно отвергнуты перед мнением заведомо некомпетентного в стихах Наседкина? Если это не предвзятость, то мошенничество, коррупция? Во всяком случае, члены Совета неучей в поэзии совершили преступление против личности и Конституции РФ и должны понести наказание.
Его знания не исследовались никем и ни с одной стороны. Заведомая фальсификация, для оправдания с указанием на человека, заведомо к рассматриваемым обстоятельствам не имеющего никакого отношения, содержит признаки преступления сотрудников Управления, а именно, членов Совета. В частности, наблюдается дискриминация мнений профессиональных поэтов ради мнения не знающего азбуки стихотворчества не поэта Наседкина.

16. На вопрос: «Обязаны ли члены «Научного» совета считаться с правдой, с фактами и доказывать теоремы своих мнений, а не брать за аксиому мнения заведомо несведущих лиц из руководства?» противная сторона ответила, что члены Совета авторитетны, при принятии руководствуются собственным мнением. Какое может быть собственное мнение у неучей по этим вопросам? Авторитет здесь ни причём. Даже «воры в законе», обладая неоспоримым авторитетом, обязаны мотивировать свои действия и высказывания. Руководствоваться собственным мнением можно только в личной жизни, а в других сферах надо аргументировать.

Неучи в поэзии при управлении культа Дорожкиной по низости высокомерия превзошли всех воров в законе и поэтому их преступное сообщество должно быть наказано и расформировано. Ответ не по существу. Учёных, даже специалистов в совете не было. Были одни неучи в поэзии. Авторитет здесь ни причём. Что члены Совета – неучи в поэзии, они сами утверждали на судах словами: «Мы не обязаны знать азбуку стихосложения». Надо быть совсем бессовестными, чтоб оклеветать меня от своего недопонимания.

17. На вопрос: «обязан ли «Научный» совет принять к рассмотрению новые произведения?» противная сторона ответила: «Повторно ваши новые рукописи в Управление не поступали. Срок рассмотрения не реже одного раза в год».
Я подавал заявления и дискету на имя председателя совета В.И. Ивлиевой 14.09.2010 г. В ответ на это получил письмо от 01.10.2010 г. о прекращении переписки по поводу опубликования книги. Необоснованный ответ был отменён судьёй Широковой Н.Ф. Суд обязал Управление ответить. Оно ответило не по существу. По сведениям от судебного пристава на Управление будет возложен штраф за это, если не ответят на поставленные вопросы. Ответ ответчика должен быть в деле.

18. На вопрос: «можно ли считать ваши действия дискриминацией?» противная сторона сослалась на заведомо неправосудное решение суда Мороз, противоречащее протоколу. Факт отсутствия или наличия дискриминации в действиях Управления во взаимоотношениях с Н.П.Лаврентьевым, не был предметом судебного разбирательства ни в одном суде. Смотрите протоколы, где мои вопросы по этой теме отводились всеми судами. Обстоятельства доказывают, что дискриминация была запланирована Управлением, его Положением об издательстве и незаконными приказами, которые должны быть отменены.

Здесь Управление должно было привести мои стихи и указать на их недостатки, а не ссылаться на суды. Если недостатков нет, то следовало извиниться и исправить допущенные нарушения. Причём здесь суд? Я о нём не упоминал в вопросе. Руководство Управления создало совет вопреки Федеральному закону от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305. Данное обстоятельство доказывает, что дискриминация была запланирована Управлением. Права на свободу творчества нарушены дискриминацией, то есть я заведомо неправомерно был лишён стимулов, без чего творчество бессильно.

Факт отсутствия или наличия дискриминации в действиях Управления во взаимоотношениях с Н.П.Лаврентьевым, не был предметом судебного разбирательства ни в одном суде. Смотрите протоколы, где мои вопросы по этой теме отводились всеми судами. С противозаконным порядком осуществления Управлением издательской деятельности я никогда не соглашусь.

19. На вопрос: «Почему на юбилей Дорожкиной были выделены бюджетные деньги, а на мой юбилей нет?» противная сторона ответила: «В.Т.Дорожкиной на празднование юбилея Управлением денег не выделялось». Это ложь! Неужели не понятно, что разговор идёт о её публикациях и премированиях? Я также не просил выделять деньги лично мне, тем более на юбилей, я просил издать книгу к моему юбилею 08.02. 2010 г. Что здесь, нарушение Антимонопольного законодательства или многих статей Конституции в разделе «Права человека?»

Лукавый ответ: «В.Т.Дорожкиной на празднование юбилея Управлением денег не выделялось» не соответствует вопросу: «Почему на юбилей Дорожкиной были выделены бюджетные деньги, а на мой юбилей нет, хотя уже было доказано Управлению и не опровергнуто никем и нигде, даже в судах, что мои стихи лучше?». «Научный» совет задержал свой ответ мне на полгода из-за неё.

20. На вопрос «Почему Вы, руководители так называемого «Управления культуры», безнаказанно представляете администрации Тамбовской области, сфальсифицированные данные о качестве стихов поэтов, возвышая одних при игнорировании других, вводя в заблуждение О.И. Бетина»? ответчик ответил, что не было оспорено решение Управления о нецелесообразности издания Ваших стихов за счёт средств областного бюджета.

Ответ не по существу, потому что я не обязан «оспаривать». Управление должно само предоставить доводы нецелесообразности издания моих стихов за счёт средств областного бюджета. Не смогло предоставить, значит, издание моих стихов целесообразно. Несмотря на то, что его сотрудники получают оклады, они не смогли доказать правильность своего преступного решения. Лицемерие и коварство противной стороны не знает границ. Хорошо устроились за счёт бюджетных денег!

21. На вопрос о том, что юбилей Дорожкиной отмечали полгода, в связи с чем «Научному» совету, то есть, подневольным сотрудникам Управления некогда было ответить на моё заявление от 17 декабря 2009 года об издании книги стихов к моему юбилею в феврале 2010 года, это ли не оскорбление? противная сторона вновь сослалась на суд. А не предоставили ли противной стороне такую же «независимость», как у судей? Обоснование в вопросе.

22. На вопрос о том, почему не ответили в установленный срок на многие обращения, в частности, по теме «Не пора ли реанимировать память об А.С. Антонове?», оно было направлено Вам Администрацией Тамбовской области 24.08. 2010 года за № Л-28-4765 противная сторона ответила: «Управлению не было дано поручение администрацией области по изучению Вашего предложения об увековечении памяти А.С.Антонова». Администрацией было поручено Управлению вынести своё мнение по этому вопросу, и ответить мне в установленный срок. Восстановление справедливости противной стороной не входит в круг её бязаннорстей?

23. На вопрос о том, кем был разработан социальный заказ на удовлетворение нужд московских и из других регионов литераторов? противная сторона свою вину свалила на администрацию, хотя известно, что Управление само всё планирует, даже Целевую программу написала. Удивляюсь, как это О.И.Бетин их с С.А.Чеботарёвым терпит?

24. На вопрос: «Почему в «Литературном марафоне» было отказано участвовать Тамбовским литераторам?» противная сторона привела список из восьми человек, половина из них оказались не литераторы, судя по информации СМИ и по устным свидетельствам корреспондентов. Вне участия оказалось 90 процентов литераторов. Корыстные интересы воздвижения членов «Тропинки» превыше всего.
Сужу по информации СМИ и по устным свидетельствам корреспондентов. Ответ Управления был цинично ложен и не обоснован. Я если что-то утверждаю, обосновываю на фактах, на примерах, а Управление, как и Наседкин с Советом, – нет.

25. На вопрос о названии фестиваля «Литературный марафон» надо было назвать его «Чиновничий», «дорожкинско-наседкинский», или московский. Вот куда и на кого пошла часть бюджетных денег из растраченных в 2010 году 73 миллионов рублей!

26. На вопрос: «Кто был включён в число участников-делегаций фестиваля?» ответ неполный. Управление не указало имена чиновников, участвующих в фестивале. Их отдых на средства литераторов особо не афишировался, хотя сам факт был широко разрекламирован в СМИ. Читатели не входили в делегации. Работники Управления, являясь представителями «Заказчика», были привилегированными участниками делегаций фестиваля, наряду с Дорожкиной и Наседкиным.

27. На вопрос: «Что служило критерием выбора участников фестиваля «Литературный марафон» – должность, как у Чеботарёва, Ивлиевой и Наседкина, блат, как у Дорожкиной, возможность протекции для членов «Тропинки», как у московских литераторов, принадлежность к блатной элите или к мафии, родственные связи или чьи-то рекомендации?» противная сторона ответила: «Критерием отбора участников литературных фестивалей, как правило, служат: популярность автора у читателей, его известность в литературном мире, выход в свет его новых книг, возможность его участия во время проведения фестиваля и т.д.».
Все перечисленные критерии являются следствием отношения руководителей Управления к творческим людям, что приводит к злоупотреблениям. Ответ почти такой же, как и выбор, кого опубликовывать, кого нет. Правдивей было бы ответить: «Произведения тех, кого мы вне конкурсов опубликовываем, того и отбираем! Главное – блат!».

Причины одни и те же, что и в вопросе. Разница в том, что я привожу причины дискриминации литиераторов, а противная сторона – средства достижения поставленных корыстных интересов. Выбор по тому принципу, как на публикации. Замкнутый круг корпоративной солидарности или коррупции. Все перечисленные критерии являются следствием отношения руководителей Управления к творческим людям, что приводит к злоупотреблениям. Хитрый принцип отбора худших авторов используется чиновниками для недопущения дискредитаций творений избранной Дорожкиной. Правдивей было бы ответить: «Произведения тех, кого мы вне конкурсов опубликовываем, того и отбираем! Главное – блат!».

28. На вопрос: «Почему Вы допустили, что снесли дом Боратынского в Тамбове по улице Мичуринская, 9?» противная сторона лицемерно ответила: «Дом М.А.Боратынского» (г. Тамбов, ул. Мичуринская, 9) не является памятником истории и культуры». Этому дому, где бывали и братья Жемчужниковы, управление культа Дорожкиной отказалось признать памятником истории и культуры. Противная сторона занимает чужое место в культуре, поэтому и законы переворачивает так.

29 вопрос я снял, так как Положение об издательской деятельности, Научный» совет, являющийся тормозом в интеллигентном обществе необходимо не усовершенствовать, а полностью признать незаконным, так как он не предусмотрен Федеральным законом от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программой «Культура Тамбовской области» за № 305. Члены «Научного» совета могут предложить лишь методы сокрытия коррупционных ловушек. Иного опыта у них нет.

Скажу только, что по предложению Управления сняли на 2011 год финансирование публикаций всех остальных поэтов, произошло обещанное усовершенствование данного Положения. Дискриминация авторской литературы соответствует дискриминационному Положению, приказам №62 и № 151, которые я также следует отменить.

Несмотря на то, что судья Сорокина разрешила мне зачитывать вопросы, что были в дополнительном заявлении от 20.12.2010 года, на которые ответчик ответил не по существу, она всё равно запрещала мне требовать ответы на них по существу. Должно быть, с этого времени в судах данные вопросы будут запрещены, так как якобы по ним даны логичные пояснения, и они закрыты.
Был отведён судьёй её ссылкой на Решение судьи Мороз вопрос с аргументами о неравноправии, когда стихи Дорожкиной, членов «Тропинки» ответчик опубликовывает, а мои нет, отказывая голословно, без примеров, то есть, без доказательств, а во время празднования юбилея автора худших стихов Дорожкиной издали две книги, а к моему юбилею - ни одной, отмахнувшись по телефону «Кто Дорожкина, а кто ты?» Судьи Мороз и Широкова такой вопрос ранее также запретили.

Не записаны мои комментарии на объяснения представителя Мишукова, когда он говорил о том, почему Управление не должно подчиняться Федеральному закону о конкурсах, так как в нём разговор идёт о несозданных произведениях. Я говорил: «А я предоставлял разве произведения, которые не были созданы? Разве я требовал авторского вознаграждения за созданные произведения? Я и не Дорожкина, которая премируется вне конкурсов вместо выплаты вознаграждения или продаёт свои книги, изданные за счёт бюджета, библиотекам.
В указанных актах (и в Федеральных законах) не сказано, что литературные работы должны оплачиваться, или что автор должен приносить материальную выгоду заказчику. КОНКУРСНЫЙ ОТБОР ПРОИЗВЕДЕНИЙ – это демократическая обязанность законопослушных руководителей от культуры. Иное мнение противоречит 17, 19, 29 статьям Конституции России.

Федерального закона о культуре тоже нет, хотя есть министерство. Это не значит, что в культуре должен твориться беспредел, как на Тамбовской земле. Совет обязан исполнять функции жюри. Жюри- это группа экспертов, или судей. Могут ли работать судьями люди без юридического образования? Нет. Так почему же поэзию судят не поэты, не люди-лингвисты хотя бы? Это нонсенс! Тем более, они даже гордятся тем, что не знают поэзию, гордятся и тем, что исполняют приказы тех, кто их назначил быть членами «научного» в кавычках совета.

Не записан мой вопрос к свидетелю Земцовой Г.А., разрешённый судьёй: «Кроме моих стихов чьи-либо стихи рассматривались на Совете?» и ответ Земцовой: «Нет, за всё время существования Совета только стихи одного Лаврентьева нам подавали для решения, опубликовывать их, или нет». Не записаны мои слова: « Прошу секретаря записать эти слова!». В протоколе записано неверно: «За последнее время книга является единственной». Прошу заменить эти слова свидетеля: словами: «За всё время существования Совета только стихи одного Лаврентьева нам подавали для решения, опубликовывать их, или нет».

Прошу записать все мои заданные вопросы, ибо непонятно, что ответы были не по существу, что может ввести проверяющих судей в заблуждение. Многие остальные вопросы были отведены судьёй Сорокиной, как и мои замечания на допущенные вопросы, что ответ не по существу, и в протокол не записаны. В частности, судья отводила вопросы, касающиеся качества произведений, азбуки стихосложения, издания книг, чем отличается тема от идеи произведения и т. п. часто ссылаясь на то, что своими вопросами доказываю вину ответчика, а доказывать можно лишь в прениях.
Это относится и ко всем свидетелям. Вопрос: «Как Вы понимаете слово «Целесообразность»?», судья сняла лишь к двум свидетелям.

Свидетель Громова Н.Д. выступала в суде первой, но в протоколе она записана второй. Все её ответы были не по существу, повторно задавать вопросы Сорокина запрещала. Сняла и вопрос: «Как Вы понимаете слово «Целесообразность»?». После слов Громовой: «Я знаю азбуку стихосложения…» я задал вопрос: «Чем отличается ямб от хорея?» свидетель не смогла ответить. Судья Сорокина прервала затянувшуюся паузу словами: «Вопрос отводится, не по существу!». После этого все мои вопросы по качеству литературных произведений, азбуки стихосложения, чем отличается тема от идеи произведения и т. п. к этому свидетелю и к другим свидетелям отводились судьёй по причине, что, якобы, они не по существу дела. Записанные в протоколе слова свидетеля Громовой со слов: «Мы направили книгу Лаврентьева…» и до слов включительно: «… и вносим предложения» ею не произносились и были придуманы или секретарём, или судьёй.

Свидетель Дорошина М.М. не говорила: «Мы слушаем эксперта».
Вопрос: «Как Вы понимаете слово «Целесообразность»?» судья на этот раз не отвела. Дорошина сказала, что она не знает, что такое целесообразность и спросила меня об этом: «Вот Вы грамотный, скажите, что такое «Целесообразность»? Я ответил, что это выгода. В протоколе этого нет.

Подтвердив ответом, что книга истца является единственным сборником, который рассматривал Совет, Дорошина сказала, что мои стихи не годные. После слов, что записаны в протоколе: «нет вопросов», следует зависать мои вопросы: «Найдёте ли в моей книге хотя бы одну строку, подтверждающую Вашу клевету и оскорбление?», судья Сорокина пресекла мой вопрос его отводом, опять сославшись на то, что не по существу требование. Был грубо пресечён мой вопрос о том, как они могут хаять мои стихи без доводов и без примеров их анализа? Был отведен вопрос о том, на чём основано её внутреннее убеждение, на которое она только что сослалась? и так далее. Был отведён вопрос о том, как свидетель, признавшись, что ничего не смыслит в поэзии, может утверждать, что прозаик Наседкин понимает в стихах, проверка-то не возможна?

Не записано в протоколе, что не были приняты судьёй Сорокиной, как на словах, так и на бумаге мои ходатайства с доводами и примерами о работе членов «Совета», нарушающих существующее Положение об издательстве № 151. Причина отводов была объяснена тем, что они по протоколу Совета от 14.04.2011 г., по изданию книг Дорожкиной и других, а не по издательству и законности «Научного» совета, значит, не по существу дела. Не записаны мои возражения на это, что нельзя говорить об издательстве, не доказывая доводы примерами, в частности о незаконности издания книг.

Не записан мой повторный вопрос к ответчику, почему он утверждает, что не обязан подчиняться Федеральному закону от 21.07. 2005 № 94-ФЗ об обязательных конкурсах между уже написанными авторскими произведениями при выборе литературных произведений, и что судья отвела его словами: «Вам логично объяснили, что не должно управление культуры подчиняться Федеральному закону в части организации или игнорирования конкурсов!». Не записаны мои слова, что никакой логики в словах ответчика нет, и что судья прервала меня словами: «Все эти комментарии можно говорить лишь в прениях». Факты запрещения доказательств происходили многократно.

01.04.2011 г. продолжилось снятие моих вопросов по дискриминационной системе выбора издания книг. Слово «дискриминация» было запрещено резко и грубо со ссылкой на Решение судьи Мороз. Упоминание о Решении данного судьи также было запрещено только мне. Ссылка других участников на судью Мороз приветствовалась Сорокиной.
На странице 9 протокола снизу упомянут мой вопрос но, как обычно противозаконно, не указана его суть. На утверждения представителя ответчика, что Управление не заказывает произведения, а опубликовывает готовые, поэтому не подчиняется Федеральному закону Ф3 № 94, я, исходя из предыдущего его ответа, я задал ряд вопросов: «А я разве представлял не готовое произведение? Чем моё право отличается от тех, кого Вы опубликовывали, если учитывать, что мы равноправны по Конституции России?
Почему такая целесообразность в угоду одним и в пренебрежении к другим без рассмотрения качества их произведений? Если не можете признать свои антиконституционные действия, то не говорите, что истец задаёт один вопрос, а думает о другом. Да и это невозможно! Вот Управление, как и Вы, его представитель, отвечает именно не по существу. Не потому ли, что ответить на мои вопросы можно только правдиво, что не хочется, так как разоблачается коррумпированность сотрудников Управления»? Судья отвела эти вопросы.

Вопросы, как к свидетелям, так и к ответчику: «какие меры предусмотрены для выявления высокохудожественных произведений?», «для чего нужен «Научный» совет, если он ссылается на отзыв неуча в поэзии Наседкина?» как и многие другие, что в дополнительном заявлении, тоже оказались якобы не по существу рассматриваемого дела.
Судья отвела и эти вопросы. Пресекался судьёй и вопрос «Почему стихи Дорожкиной опубликовывают, а мои нет, если по Конституции мы равноправны, хотя мои стихи по качеству даже лучше, что я доказал на всех судах»?

После отклонения ходатайства приобщения к делу противоречивого, разоблачительного для своей создательницы, хозяйки протокола судьи Мороз, я заявлял ещё два ходатайства о приобщении ещё двух документов, ранее приложенных, но исчезнувших из дела. Это ответы Управления от 20.07.2010 г., что оно не проводит конкурсы, так как Положением это не предусмотрено, и ответ областного прокурора Обыденновой, что Совет рассматривает качество произведений по конкурсной системе. Ходатайства были удовлетворены, но в протоколе об этом не записано. Документы опять исчезли. Стр. 10 протокола, внизу.

В письменных ответах противная сторона утаила сведения о книгах «Дорога жизни», «Стихи Боратынского», изданные под именем Дорожкиной. Что на средства бюджета были изданы книги членов «Тропинка», писала сама Дорожкина в Тамбовской жизни 23 марта 2010 года в статье «Увидеть мир по-новому». Приложено. Книги «И хочется в полёт», «Увидеть мир по-новому» членов «Тропинки» с более чем самодеятельными стихами были изданы на средства областного бюджета Управлением без участия «Научного» «Совета».

На суд были представлены для ознакомления книги, изданные противной стороной или же выделением бюджетных денег издательствам Управлением по взаимодействию со средствами массовой информации, Тамбовским отделением литфонда России книги без предоставления в «Совет» неучей в поэзии книги Луканкиной Е. «PS» (2007 г.), Знобищевой М. «Майский снег» (2007 г.), Гусевой М. «Избранное» (2009 г.), Котовой Л. (Избранное», (2009 г.). Были изданы книги и других авторов, не являющимися членами Союза писателей, как и я. Были представлены в натуре и книги с виршами«Тропинки» «И хочется в полёт», «Увидеть мир по-новому» (2008 – 2009 год).

Все средства по адресной системе выделялись этим издательствам Управлением культуры и архивного дела без пересылки их заявлений на расправу «Совету» неучей в поэзии, что написано на титульных листах. Этого нет в протоколе, хотя я диктовал секретарю названия книг и содержание титульных листов. Не записан ответ представителя ответчика Мишукова А.В. от 31.03.21011 г., который признал, что конкурсы не проводились, «Научный» совет стихи не рассматривал. Не были записаны мои слова, что все издания были по блату, то есть, по целесообразности, что ещё раз доказывает незаконность Положения об издательской деятельности № 151, как и приказа под тем же номером. Иной вывод будет свидетельствовать о предвзятости судьи.

Я прочитал всю свою речь в прениях, несмотря на то, что во время прений судья Сорокина С.Л. неоднократно прерывала её и, как на всех заседаниях, запрещала мне зачитывать доказанную документами (Противоречивыми отписками Управления, прокуроров) правду о лжи ответчика и о фактах предвзятости её суда, запрещала повторять доводы, которые она ранее читала в электронных письмах, но, по её словам: «Приняла к сведению», но к делу не приобщила потому, что нет подписи. (Опровержение на ответ на мои доводы, разоблачения пояснений от 15.03.11 г.).

По просьбе секретаря дал ей новую редакцию (от 12.04.2011 г.) всей своей речи прений на бумаге на 8 листах на 10 листах от 2 до 28 вопроса и направил по электронной почте начало речи до второго вопроса. leninskij@usd.lanta-net.ru, Дата: Пн 04 апр 2011 00:48:09, Тема: Судье Сорокиной С.Л. leninskij@usd.lanta-net.ru Дата: Пт 01 апр 2011 00:40:25 Тема: Судье С.Л. Сорокиной от 2 по 28 вопрос.
Но, к сожалению, в протоколе осталась лишь одна пятая часть моей речи. Напомню, что судья запрещала мне приводить доводы, ссылаясь на то, что доказывать можно лишь в прениях. Главные доводы, как и документы, из речи исчезли. Поэтому вся моя речь в прениях приведена здесь, в замечаниях в протоколе. По воле судьи куцую речь в прениях в её протоколе предлагаю проигнорировать, но той, что в замечаниях, прошу уделить внимание.
Прошу внести исправления в протокол от 04.04.2010 г. согласно привёдённым замечаниям и устранить погрешности и допущенные недостатки.


В версии для САЙТОВ я не стану сейчас приводить свою речь, так как уже утомил читателя. В другой раз.

Начало речи Н.П. Лаврентьева в прениях на суде Сорокиной Светланы Львовны найдёте в четвёртой ссылке сверху, что вначале.

Замечания в полном объеме поданы в суд 15.04.2011 г. О реакции судьи Сорокиной С.Л. сообщу дополнительно.

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский



Читатели (255) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика