ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

В чем ни один поэт не превзойдет Насими

Автор:




Вот о чем мы, поэты, и мыслить должны, и заботиться с первой же песни,
Чтоб полезными быть, чтобы мудрость и честь среди граждан послушливых сеять.

Эсхил


Настоящий поэт — это настоящий человек и настоящий мудрец. «Только поэт является по-настоящему человеком, и по сравнению с ним наилучший философ — карикатура» (Ф.Шиллер).
Именно в силу последнего обстоятельства философы до сих пор не понимают, что именно видение, в чем состоят зрелость, мудрость и честь человека нес людям первый поэт человечества — слепец Гомер.

Носятся вечно по ветру людей молодых помышленья, побужденья;
Если ж участвует старец, то смотрит вперед и назад он.

(«Илиада», III, 105, перевод В.Вересаева)

Условия его времени заставляли Гомера задолго до Эзопа выражаться эзоповским языком. Но если еще и в наше время люди, читающие Гомера, не способны из его произведений понять, что мудрость человека состоит даже не столько в видении взаимосвязи элементов прошлого, настоящего и будущего в каждом миге бытия и бытия людей, сколько в способности делать из этой взаимосвязи необходимые выводы, то это означает только одно — сознание нынешних людей застряло на уровне сознания современников Гомера.
А потому и ныне актуально звучат слова Гомера:

События зрит и безумный.

Эх, деревенщина! Только о нынешнем дне ваши думы!

Насколько известно автору, до нашей эры эстафету Гомера подхватил один только поэт — Вакхилид, в песне Клеоптолему Фессалийскому выразившийся более чем ясно и определенно:

Каждому своя честь:
Неисчетны людские доблести;
Но одна между ними — первая:
Правя тем, что в твоих руках,
Правыми путеводствоваться мыслями.

(перевод М.Гаспарова)

В песне Липариону Кеосскому Вакхилид пояснил, какая основа делает мысли «правыми»:

Смело я крикну —
Ибо в истине все обретает блеск.

И чтобы ни у кого не было сомнений, о какой истине он говорит, в песне Аргею Кеосскому Вакхилид заявил:

…немногим лишь
Смертным дано прозревать грядущее.

В эре нашей эстафету Гомера подхватил В.Шекспир. Соответствующие указания на это содержатся не только в его произведениях, но и в надписи, выбитой на плите его могилы. Его понимание мудрости в наиболее концентрированном виде изложено в монологе Уоррика в первой сцене третьего акта второй части хроники «Генрих IV»:

Есть в жизни всех людей порядок некий,
Что прошлых дней природу раскрывает.
Поняв его, предвидеть может каждый,
С ближайшей целью, грядущий ход
Событий, что еще не родились,
Но в недрах настоящего таятся,
Как семена, зародыши вещей.
Их высидит и вырастит их время.
И непреложность этого закона
Могла догадку Ричарду внушить,
Что, изменив ему, Нортумберленд
Не остановится, и злое семя
Цветок измены худшей породит…

(перевод Е.Бируковой, в подчеркнутых словах подправленный автором)

«Краткость — душа ума». И в этих немногих строках Шекспира столько мыслей, что раскрытию их можно посвятить не одну статью. Но для данной статьи главное заключается в том, что в этих строках содержится прямое указание Шекспира на необходимость, полезность делать из истины взаимосвязанного сосуществования элементов прошлого, настоящего и будущего в каждом миге бытия и бытия людей закономерные, на практику людей выходящие выводы. При этом очень важным является указание Шекспира на то, что эта мудрость доступна и необходима именно каждому здравомыслящему человеку.
Но в этих строках еще не выражено, к моменту написания этих строк еще Шекспиром не выработанное, понимание, что каждый человек суть эта самая материализованная вечная истина взаимосвязанного сосуществования элементов прошлого настоящего и будущего в каждом миге бытия.
Таким образом, у Шекспира, как и у Гомера и Вакхилида, понимание, в чем состоят мудрость и честь человека, оказываются разведенными по различным их произведениям и по различным частям этих произведений. И это является, в некоторой, но очень малой, степени, оправданием того, что это понимание остается до сих пор недоступным нынешним людям.
С недавних пор автору стало известно, что, оказывается, у Шекспира был предшественник, сумевший все сказанное выше сконцентрировать в нескольких словах. И был этим предшественником Шекспира тоже поэт и мудрец, суфий Имадеддин Насими (1370-1417). Эти несколько слов написаны Насими в следующем стихотворении:

Из пустырей небытия был дух святой на свет явлен:
Неизреченное тая, в сияньи явных мет явлен!

Светило истины взошло в мельчайших блестках бытия,
И свет его осилил зло — был, солнцем обогрет, явлен.

Над вечностью подъемля тяг, «Я — истина!» — воззвал Мансур —
Земле и небу вечных благ нетленный был завет явлен.

Благого лика естество, ты — свиток истины самой:
Весь сущий мир из букв его — в покровы их одет — явлен.

О воссиявшее во мгле зеркало светлого чела,
Где, на каком еще челе, всей сущности отсвет явлен?

Свет, бывший тайным, не угас: любовью ангелов храним,
Он праведникам был не раз в награду за обет явлен!

О чтущий идолов! Усвой величье господа, прозри:
Господней волей идол твой, как и любой предмет, явлен!

Отшельник, жаждущий постичь ниспосланного слова суть!
Внемли тебя зовущий клич: желанный миг бесед явлен.

О ты, кто ханжеству радел, — живущий ложью лицемер!
Каков итог свершенных дел, таков им и ответ явлен.

О шах, погрязший в злых делах на бренном теле бытия!
Едва услышишь слово «шах» — глядишь, и мат вослед явлен!

Хвала творцу! Он не суров к мужам обета и любви:
Им без зароков и постов всевышнего совет явлен.

Дар истины из двух миров просил смиренно Насими —
И был услышан страстный зов: тот дар, что им воспет, явлен!

Перевод С.Северцева

Об этом стихотворении, как и о творчестве Насими в целом, исследователями еще будет написано много статей и книг. Здесь же важно следующее.
На необходимость делать из воплощенной в каждом человеке истины необходимые выводы Насими смог указать одним-единственным словом — «свиток». То есть в обращенных к каждому читателю этого стихотворения словах — «ты — свиток истины самой» — Насими указал на то, что этот свиток, эту истину надо разворачивать и читать.
Таким образом, вложив всю душу своего ума в это краткое и емкое слово, Насими не только превзошел Гомера, Вакхилида и Шекспира, но и лишил будущих настоящих поэтов возможности превзойти его в этом отношении.
И все-таки, когда среди людей снова появится настоящий человек и настоящий поэт, ему предстоит превзойти и Гомера, и Вакхилида, и Мансура Халладжа, и Насими, и Шекспира вместе взятых. Ему предстоит не только найти новые емкие слова, которыми он выразит выработанное этими его предшественниками понимание чести и мудрости человека. Ему еще предстоит найти такие слова, которые найдут отклик в умах и душах людей. Ему предстоит найти такие слова, которые убедят людей в необходимости развертывать и читать свиток воплощенной в каждом из них истины.
Ему предстоит открыть глаза людей на красоту этой вечной истины и на ее человечность.

Хоть не вечен человек,
То, что вечно, человечно.

А.Фет

То есть, ему предстоит не только самому подхватить эстафету своих великих и славных предшественников, но и суметь передать ее уже не одному только какому-то человеку через сколько-то веков, а многим людям и на многие века.
И пусть заветом этому поэту и человеку, которому людишки и поэтишки мелкие будут указывать на извечную известность неосуществимости подобной задачи, будут слова В.Шекспира, верность которых не раз подтверждалась на практике:

Предприятия
Необычайные являются для тех
Неисполнимыми, кто трудный их успех
Берется взвешивать и полагает ложно,
Что беспримерному случиться невозможно.








Читатели (843) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика