ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Позор В.Т. Дорожкиной и взаимным стяжателям из Управления её культа!

Автор:
Автор оригинала:
НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
Их ответы на мои вопросы...
В борьбе приобретём мы право своё!

В Суд Ленинского района города Тамбова, истец Лаврентьев Николай Петрович. ответчик: управление культуры и архивного дела Тамбовской области, 392000, Тамбов, ул. Советская 76, тел. 75-18-93
Дополнительное ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ.

В декабрьских (2009 г.) заявлениях я просил ответчика и его Совет выбрать стихи и опубликовать, а в случае отказа опровергнуть мои доводы и привести свои. Но они проигнорировали мои просьбы, сослались на свою некомпетентность. Не опровергнув также мои доводы о том, что Наседкин не поэт, потому некомпетентен в вопросах поэзии, они, тем не менее, взяли за основу необоснованный отзыв Наседкина, чем доказали свои предвзятость по отношению ко мне.
Руководители Управления Кузнецов с Ивлиевой уже ответили на вопрос: «Почему Дорожкиной всё, а мне ничего?» тем, что Дорожкина известный поэт, лауреат и так далее, а я нет, поэтому мои стихи не опубликовывают за счёт бюджета. Это не что иное, как признание дискриминации. Качество произведений же не рассматривалось вообще. Вкратце я повторю суть предшествующего заявления.

Постановлением администрации области от 24.03.2009 № 305 утверждена Целевая программа «Культура Тамбовской области 2009 - 2011 годы», одним из мероприятий которой является создание и издание историко-краеведческой, научно-справочной и авторской литературы (пункт 2.1). За счет средств областного бюджета в рамках реализации мероприятий упомянутой целевой программы могут создаваться и издаваться литературные произведения, выход в свет которых направлен на выполнение полномочий области, в том числе, на сохранение, использование и популяризацию объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), находящихся в собственности субъекта Российской Федерации, организацию библиотечного обслуживания населения библиотеками субъекта Российской Федерации и т.п.

Создание и издание литературных произведений в рамках данной программы должны осуществляться на конкурсной основе с целью установления их соответствия задаваемым требованиям. Нормами Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», предусмотрены требования к проведению конкурсов при размещении заказов, в том числе, особенности размещения заказа путем проведения открытого конкурса на право заключить государственный или муниципальный контракт на создание произведений литературы или искусства... (глава 2.1).

В соответствии с Положением об издательской деятельности управления культуры и архивного дела области, утвержденным приказом управления культуры и архивного дела области от 29.11.2007, «анализ целесообразности» издания авторских литературных произведений осуществляет Научный совет управления культуры и архивного дела области. Учитывая необходимость конкурсного отбора произведений для их публикации за счет средств областного бюджета, осуществление такого отбора, исходя из «целесообразности» их издания Научным советом управления культуры и архивного дела области, не представляется законным.

Исходя из того, что управление культуры и архивного дела области использовало противоречащее Конституции РФ Положение об издательской деятельности управления культуры и архивного дела области, утвержденное приказом данного управления от 29.112007 № 151,
прошу признать данный приказ незаконным и отменить его со дня вступления в силу.

К первому исковому заявлению я приложил моё заявление к ответчику от 09.11.2010 года. Я получил ответ, а именно: правление культуры и архивного дела области якобы от 06.12.2010 г. (на самом деле от 15.12.2010 г., что доказывает приложенная копия конверта) за № 01-18/Л-99 ответило на 29 моих заданных вопросов. Ответчик на многие вопросы ответил не объективно, односторонние, несвоевременно, не по существу и не полно, чем нарушил пункт 1 статьи 10 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации".

Так как ответчик, отвечая на вопросы, содержание их не указал, а показал лишь их порядковые номера, чем затруднил оценивание ответов, то я для удобства рассмотрения их к порядковым номерам ответов добавил букву «о» и свои вопросы. За каждым ответом следуют мои комментарии в качестве доводов своей позиции, иногда и просьбы к суду. Так как я привожу полные ответы Управления, то приложение ответов мной излишне. Ответчик может сам представить в суд копии ответов, если ему потребуется.

«Управление культуры и архивного дела области (далее - Управление), направляет ответы на вопросы, поставленные в Вашем письме от 09.11.2010».
1. Если на орган исполнительной власти субъекта РФ не возложена безусловная обязанность по публикации авторов за счет бюджетных средств, то почему он публикует, в основном, стихи Дорожкиной и членов её кружка «Тропинка», а другим отказывает?
1о. «Ежегодно в рамках издательской деятельности управления издаётся более 10 книг. Публикации способствуют популяризации историко-культурного наследия области, поддержке и развитию научно-исследовательской деятельности областных учреждений культуры, поддержке авторов высококачественных литературных произведений. Книга В.Т. Дорожкиной «Благая весть» была издана лишь в 2008 году. Указанная книга была рекомендована к печати Научным советом Управления. Книги членов литературно-творческого объединения «Тропинка» ни Управлением, ни подведомственными Управлению учреждениями не издавались.
Ваша книга не была рекомендована к изданию Научным советом».

Ответ не по существу. Поддержке авторов каких высококачественных литературных произведений оказывается внимание? Судя по содержанию номеров 9 и 10 «Тамбовского альманаха» поддержка оказывается неграмотным в поэзии людям, что ещё раз подтвердило такую же неграмотность «Научного» совета и Наседкина. Доказательства:
http://www.litprichal.ru/work/61496/ КРИТИКА ВИРШЕЙ, что в № 9 и в № 10 «Тамбовского альманаха» 23.10. 2010 г.
http://www.litprichal.ru/work/62086/ РАЗОБЛАЧЕНИЕ Дорожкинцев ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКОЙ. 28.10. 2010 г.

Книги «БЛАГАЯ ВЕСТЬ», «Дорога жизни» и другие, более двадцати, были якобы рекомендованы к изданию «Научным» советом при управлении культуры и архивного дела Тамбовской области. В этом совете, кроме недобросовестной конкурентки Дорожкиной, нет литераторов. Этот «совет» изначально нелегитимный, ибо создан в противовес Федеральному закону от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305. Иными словами, управление культуры сделало так, чтобы Дорожкина, как обычно, рекомендовала свои творения. На «издательство Тамбовского отделения литфонда при писательской организации, в которой вошли уже десятки и коллективных, и авторских сборников юных авторов» (слова Дорожкиной), тратятся бюджетные деньги, выделяемые ответчиком целевым методом.

Все действия Управления по отношению к литераторам нелегитимны, так как заведомо нарушены нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций. Также всё это проделано и в нарушение Целевой программы «Культура Тамбовской области» за № 305 и статей 19 и 29 Конституции РФ. Незаконен и «Научный» совет, ибо в приказе и в Положении об издательской деятельности № 151 от 29.11.07 в п. 2.2 эти нормы нарушены. Кроме того, Управление ввело некомпетентных людей в Совет.

В газете «Тамбовская жизнь» от 23 марта 2010 года вышла статья В.Т. Дорожкиной «Увидеть мир по-новому». В ней автор пишет, что «четверо членов литературного объединения «Тропинка» Елена Захарова, Александра Николаева, Татьяна Мещерекова, Ольга Кулькова имеют по две – три отдельные книги и со временем станут полноправными членами писательского союза. В книгах на бюджетные средства «…И хочется в полёт», «Увидеть мир по-новому…» опубликованы стихи всех членов детского кружка Дорожкиной «Тропинка».
Так твердо она заявила потому, что была уверена в том, что в этом её поддержит управление культа её имени. Так и случилось. Всё запланировано. Отказ опубликовать мою книгу, празднование юбилея Дорожкиной для упрочения её известности, «Литературный марафон» – ступеньки к этой цели.
Статья В.Т. Дорожкиной от 23 марта 2010 года приложена.

2. Какие способы выбора при существующей несправедливости, когда Дорожкиной всё, а мне ничего? При ответе прошу не ссылаться на «Научный» совет, ибо он придуман для роли громоотвода, тем более в него входят несведущие лица, что отражено в протоколе судебного заседания от 15.06.2010 г. Прошу запросить дело № 2-1679/10 для приобщения его копий к данному делу.
2о. «Критерии отбора произведений, подлежащих изданию Управлением, определены «Положением об издательской деятельности Управления культуры и архивного дела Тамбовской области» (приказ управления от 29.11.2008 № 151), в соответствии с которым анализ целесообразности издания проводит Научный Совет. Причин недоверия к Научному совету у Управления не имеется. Это подтверждается и результатом проверки в июне т.г. прокуратурой Тамбовской области, которая запросила для изучения Положение о Научном Совете Управления, протоколы его заседаний, план издательской деятельности на 2010 год. Нарушений законодательства при анализе указанных документов не выявлено. Поэтому менять порядок отбора к изданию специально для Ваших произведений у Управления не было оснований».

На вопрос № 2 Управление ответило не по существу и односторонне. Во-первых, ответ противоречит ответу на вопрос № 29. Во-вторых, разговор шёл о моём, отнюдь не голословном, как Управления, недоверии. Мои доводы недоверия не опровергнуты. В-третьих, попытка сослаться на прокуратуру, как защитницу нарушителей 19 статьи Конституции несостоятельна. Дословный ответ и.о. начальника отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства советника юстиции Г.В. Соболевой от 17.06.2010 г. за № 7-395-2010 выглядит так: «В связи с тем, что прокуратура области не является органом, способным дать оценку Вашего творчества и творчества других поэтов, а тем более сравнить уровень их талантов, оснований для принятия актов прокурорского реагирования не имеется». О причинах недоверия к Совету к «Научному» совету кричат многие факты, о которых будет сказано позже. Управления. Кузнецов с Ивлиевой передёргивают факты.

Как можно доверять людям из «совета», которые литературно неграмотны, да ещё зависимы от предвзятых ко мне руководителей по своей основной работе? Такой порядок отбора к изданию, как и приказ, и Положение об издательской деятельности № 151 от 29.11.07 г. противоречит нормам Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций, целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305 и статье 19 Конституции. «Научный» совет является дискриминационным и коррупционным, он незаконен. От прокуратуры были скрыты Федеральный и областной закон.
Итак, порядок отбора к изданию надо не менять, а отменять. Прошу обязать ответчика отменить приказ об издательской деятельности № 151 от 29.11.07 г. и изменить Положение об издательской деятельности, которые приложены, как и ответ областного прокурора.

3. Если в Положении об издательской деятельности Управления, утвержденном приказом Управления от 29.11.2007 № 151, «Научному» совету Управления было представлено право проводить анализ стихотворных произведений, то почему он не воспользовался этим правом? Не потому ли, что члены «Научного» совета, как и прозаик Н.Н. Наседкин, неграмотны в стихосложении? Прошу суд о строгой рекомендации слово «право» изменить на слово «обязан».
3о. «15.06.2010 г. решением Ленинского районного суда доказано, что сравнительный анализ Ваших произведений с произведениями других авторов не входит в компетенцию Управления».

На вопрос № 3 Управление ответило не по существу и односторонне.
Во-первых, нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевая программа «Культура Тамбовской области» за № 305 обязывает Управление культуры проводить сравнительный анализ произведений, так как это и есть конкурс. Во-вторых, судья Мороз, разрешая вопросы только по поводу нарушения «Закона с обращениями граждан», запрещала вопросы и доказательства по существу иска о дискриминации, а в своём решении коварно утверждала, что вопросы по дискриминации рассматривались. Это низко с её стороны. Она, вместо ответчика, взяв на себя роль защитника, спорила со мной по многим вопросам, в том числе и по сравнению произведений, затем запрещала мне приводить свои доводы. Это не является доказательством её и Управления правоты.

Судья Мороз прямо заявила в начале судебного заседания, что будет лишь выясняться, согласно моему иску, вовремя ли мне ответило управление, или нет. Предложив заранее, что мои права нарушены свидетелями из совета, а не управлением, она в дальнейшем отводила все мои вопросы к свидетелям по теории стихосложения и отклоняла мои доказательства, такие, как: «Сказать голословно, «я лично убеждена, что стихи Лаврентьева плохие», но не привести примера, значит признаться в несостоятельности или в предвзятости». Судья Мороз игнорировала все мои доводы и мои слова, что свидетели не распределяют деньги и, что Совет из неучей был создан для того, чтобы Управленцам уходить от ответственности. Вывод судьи Мороз противоречит даже сокращённому протоколу судебного заседания и поэтому на него ссылаться могут только нечестные люди.

4. На каком основании Вы посчитали мои стихи «любительскими», если учесть, что не рекомендовавший их к публикации «Научный» совет отказался от анализа произведений?
4о. «Литературный анализ поэтических произведений не входит в компетенцию органов государственной власти и не является функцией Научного совета».

Ответ не по существу и заведомо ложен! Литературный анализ (даже сравнительный) поэтических произведений обязывают проводить нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевая программа «Культура Тамбовской области» за № 305.
Все члены «Научного» совета признали на судебных заседаниях, что мои стихи не анализировали, так как не разбираются в них. Они ссылались только на «Отзыв» прозаика Наседкина, который также не знает азбуки стихосложения, что подтвердилось в суде. Но как взрослые люди, они не могли не предвидеть преступность своего поведения.

5. Почему руководителю, Вашему заместителю Ивлиевой, как председателю «Научного» совета дали два голоса, если она вообще не разбирается в поэзии?
5о. «Организация работы научного Совета определена приказом управления от 07.05.2007 г. № 62 «О создании научного Совета управления, утверждении Положения о Совете и списка членов Совета». При принятии решения по изданию Вашей книги члены Совета проголосовали единогласно. Поэтому преимущество председателя в этом случае не сыграло никакой роли».
На вопрос № 5 Управление ответило не по существу и односторонне. На вопрос «Почему руководителю, Вашему заместителю Ивлиевой, как председателю «Научного» совета дали два голоса, если она вообще не разбирается в поэзии?» ответа не было дано. Сам факт дачи двух голосов некомпетентного лица подтверждает заведомое планирование возможности коррупции. Уход от ответа на данный вопрос означает попытку бегства от ответственности. А Совет незаконен изначально, поэтому все его действия преступны по факту и определению. Его голосование по приказу начальства и в его присутствии, не что иное, как доказательство коррупции в культуре. Коррупция не только прямые взятки, доказывается ответами или уходом от ответа коррумпированных людей.

Не может управление честно ответить, например, за что Дорожкиной дали премию, значит, есть коррупция. Всё очень просто. С коррупцией давно можно было покончить, если бы правоохранительные органы сами не были коррумпированы. Они также уходят от ответов, как и Управленцы от культуры.
Прошу истребовать приказ управления от 07.05.2007 г. № 62 «О создании научного Совета управления, Положения о Совете и списка членов Совета», так как они противоречат нормам Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций. Прошу отменить незаконные акты.

6. Каким образом «Научный» совет определяет высококачественные литературные произведения, если в нём нет литераторов вообще? Дорожкина не в счёт, ибо она конкурент, тем более, недобросовестный.
6о. «В соответствии с Положением Научный совет управления обладает правом запрашивать заключения, отзывы от организаций и физических лиц. Профессионализм Н.Н.Наседкина, как литератора, подтверждается уровнем его образования, оказанным ему доверием со стороны членов областного отделения Союза писателей (на общем собрании выбран председателем Правления на второй срок), его опытом в издании поэтических сборников, его произведения - участники многих международных выставок».

Ответ не по существу. «Как может оценивать стихи прозаик Наседкин, если он в них ничего не понимает? Наседкин не является не только экспертом, и даже и начинающим стихотворцем или графоманом, о чём предупреждал при подаче заявления. Все члены Совета признались, что они некомпетентны в поэзии и полагаются только на прозаика Наседкина, которого ложно называли «Экспертом». Судья Мороз из-за явной предвзятости отказалась это проверить. Издавать книги может и корректор, а он не написал ни одного стихотворения, ни одной строфы не анализировал. На судебном заседании под председательством Н.Ф. Широковой он не смог ответить на мой теоретический вопрос по азбуке стихосложения. В протоколе записано.

7. Если «Научный» совет в своём решении полагается не на анализ произведений, а на отзыв-рекомендации председателя правления Тамбовского Союза писателей, секретаря правления Союза писателей России Н.Н.Наседкина, то для чего нужен «Научный» совет Управления?
7о. «Функции Научного совета намного шире, чем только издание авторской литературы. У него есть право привлекать к рассмотрению отдельных вопросов специалистов, не являющими членами научного Совета. Из практики работы члены Совета в своём решении не всегда опираются на мнение сторонних экспертов. В Вашем случае оценка эксперта совпала с мнением членов Совета».

Ответ не по существу. Остальные функции «Научного» совета я не оспариваю. Главное, что Совет ничего не понимает в поэзии. «Мнение» Совету было навязано руководителем В.И. Ивлиевой и прямым недобросовестным конкурентом, входящим в него, Дорожкиной. Как были нарушены нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевая программа «Культура Тамбовской области» за № 305, как был незаконно организован Совет из неучей по литературе, так незаконно был назначен прозаик Наседкин экспертом по стихам. Никаких экспертов Совет не привлекал. Даже член Совета Канищев, который мог бы быть экспертом, отклонил предложенное Ивлиевой суждение, что надо проголосовать против меня. Он просто не явился на заседание, хотя многие утверждали, что он был в Совете. Прошу отменить звание «Эксперт», данное ответчиком Н.Н. Наседкину, так как оно не основано на законе.

8. Если на членов «Научного» совета не возложена обязанность проводить сравнительный анализ произведений различных авторов, каким образом планировалось выбирать достойные произведения?
8о. «Выбор высококачественных литературных произведений осуществляется на основании оценки эксперта, анализа востребованности произведений автора у читателей, наличия положительных рецензий в средствах массовой информации, заслуг автора в области развития тамбовской литературы, литературных премий и т.д.».

Такой ответ дан, чтобы ввести суд в заблуждение.

Представим, что подали стихи на публикацию несколько человек. Как выбирать лучшие произведения? Согласно данному ответу? Как глупо будут выглядеть сотрудники Управления культуры и архивного дела, если они вместо анализа стихов будут считать количество прочитанных произведений автора, подсчитывать, у кого больше положительных рецензий в средствах массовой информации, спорить, чьи заслуги авторов-претендентов значимей в области развития тамбовской литературы, у кого больше литературных премий и прочих наград! Чтобы не выглядеть неумными, они опубликовывают литературные творения по блату.

Ссылка на наличие незаконного эксперта, тем более ничего не понимающего в поэзии, не даёт право государственному органу нарушать все законы ради удовлетворения амбиций привилегированных лиц. Во-первых, у прозаика Наседкина нет документа, что он эксперт по стихосложению. Его ему никто его не даст, пока он не сдаст экзамены. Во-вторых, предыдущие произведения никак не могут повлиять на последующие, ибо у всех поэтов стихи по качеству разные.
В-третьих, закупка библиотеками с обязательной санкции Управления низкокачественных по содержанию книг Дорожкиной и авторов детского кружка «Тропинка» не даёт оснований считать их востребованными. Наличие положительных рецензий при засилье обещанных дотаций от Управления говорит только о коррупции в СМИ, а «заслуги» Дорожкиной: премии, звания, ордена, медали, знаки, членство в различных комиссиях свидетельствуют о коррупции в управлении культа Дорожкиной и архивного дела. Коррупция не может быть доказательством достойности, то есть признаком высокого качества предлагаемых к публикации произведений. Только сравнительный анализ литературных произведений или конкурс при независимом и компетентном жюри поможет объективно выбрать высококачественные литературные произведения.

В.Т. Дорожкина, благодаря тому, что она заместитель председателя правления Тамбовской областной писательской организации,
член "Научного" совета,
член Общественной палаты Тамбовской области,
член комиссии по наградам Тамбовской области,
член комиссии по наградам города Тамбова,
член редакционно-издательского совета при главе администрации города,
редактор-составитель серии «Литературные родники Тамбовского края»,
член редколлегии «Тамбовского альманаха»,
член редколлегии книжной серии «Поэтический Тамбов»,
член президиума Тамбовской областной общественной организации любителей книги получила всевозможные премии, награды, звания ни за что. Так, например, Дорожкиной присвоили звание «Почётный гражданин города Тамбова» только за то, что она является членом этих комиссий. Она же запретила распространение книг «чужих» авторов.

По сущности, все звания и многочисленные премии Дорожкиной В.Т. дают за многочисленные тиражи и за то, что она, злоупотребляя членством, продолжает препятствовать тем, кто пишет лучше её.
Из-за этого тираж её стихов и прозы, составляющий 25 000 экземпляров нелегитимен, так как нарушены нормы Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и законы области, аналогичные Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305 и статей 19 и 29 Конституции РФ. Из-за привилегированного положения Валентина Дорожкина — автор более двадцати поэтических и прозаических книг, изданных за счёт бюджета по протекции управления.

По причине её приспособленчества и общего лицемерия без учёта качества произведений она незаслуженно награждена орденом Дружбы, медалью «К 100-летию М. А. Шолохова», знаками «За заслуги перед городом Тамбовом», «За заслуги перед Тамбовской областью». Если иметь в виду, что обоснованные доводы награждений не приводятся, то дружба с руководителями Тамбовской области была основанием тому, что она стала заслуженным работником культуры России, лауреатом областных премий имени Е. А. Боратынского, И. А. Гаврилова, В. А. Богданова, Г. Д. Ремизова, И. Г. Рахманинова, Зои Космодемьянской, дипломантом Национальной премии имени Л. Н. Толстого, членом Союза журналистов России, членом Союза писателей России, Почетным гражданином города Тамбова.

Из-за нарушении ответчиком норм Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и законов области, аналогичных Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305 и статей 19 и 29 Конституции РФ все её награды в области литературы, «профессиональные» премии и другие (почётные стипендии, почётные звания и государственные награды в области искусства, избрание в состав авторитетных академий), незаконны. Исходя из этого, персоналия — заслуженный работник культуры Российской Федерации также присвоена в нарушение Федерального закона.

Результаты участия Дорожкиной в создании крупных справочных изданий, «Тамбовской энциклопедии»; «…подготовке учебных пособий для начальной, средней и высшей школы, якобы востребованных за пределами учебного заведения» — надуманны, подтасованы. Всё скопировано из справочников, научных разработок нет. В.Т. Дорожкина – привилегированный составитель, но не автор. Её тиражи – результат мошенничества Тамбовского управления культуры.

Исходя из-за нарушения ответчиком выше указанных законов, что повлияло на несправедливые акты отличия Дорожкиной, прошу определить все публикации Дорожкиной незаконными и отменить все несправедливо предоставленное Дорожкиной Валетине Тихоновне, а именно: награждение орденом Дружбы, медалью «К 100-летию М. А. Шолохова», знаками «За заслуги перед городом Тамбовом», «За заслуги перед Тамбовской областью».
Прошу отменить звание «заслуженный работник культуры России», премии имени Е. А. Баратынского, И. А. Гаврилова, В. А. Богданова, Г. Д. Ремизова, И. Г. Рахманинова, Зои Космодемьянской, диплом Национальной премии имени Л. Н. Толстого, членство Союза журналистов России, членство Союза писателей России, звание «Почетный гражданин города Тамбова. Прошу предложить всем вышеуказанным обществам, комиссиям и прочим лишить её членства. Расходы возложить на виновников. Только в этом случае литература в Тамбовской области возродится.

9. Почему Вы, представители Управления культуры, не знаете даже мудрых известных пословиц и поговорок, в частности: «всё познаётся в сравнении»?
9о. «Специалисты Управления в своей деятельности руководствуются не пословицами и поговорками, а нормативными правовыми актами, регламентирующими их деятельность».

Если бы было так, то Управление не поступало бы вопреки нормам Федерального закона от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и наперекор Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305, согласующимся с данной пословицей. На конкурсах не обойтись без сравнений. В предыдущем ответе показано, что такой коррупционный порядок отбора якобы высококачественных литературных произведений Управление навязало Совету своим Положением за № 151.

10. Обязаны ли члены «Научного» совета разбираться в рассматриваемых вопросах, в данном случае знать азбуку стихосложения? На всех предшествующих судебных заседаниях они, включая Наседкина, не ответили ни на один теоретический вопрос.
10о. «В судебных заседаниях не исследовались теоретические знания членов Совета по стихосложению».

Ответ не по существу на вопрос «Обязаны ли…»? Если имеется в виду суд Мороз, то она отказалась исследовать знания членов Совета, снимая мои вопросы. А исследование знаний членов должно быть, хотя бы для того, чтобы знать, как относиться к мнениям свидетелей, каковыми они были летом прошлого года. Судья Мороз увидела в членах Совета себя и отнеслась к ним солидарно, защитила их от позора разоблачения во лжи. Сама Мороз позора не боится, ибо о совести в статье 120.1, противоречащей всей Конституции России, ничего критического не говорится. Все члены Совета, в том числе и В.И. Ивлиева, признались в том, что поверили отзыву Наседкина, утверждали, что азбуку стихосложения не обязаны знать. И кому исследовать, когда члены Совета неграмотны в поэзии?

А если бы не было судебных заседаний, то и ответа не было бы? Люди работают в областном управлении культуры, а не могут культурно, то есть интеллектуально отвечать на простые вопросы. Или не хотят признаться, что да, обязаны члены «Научного» совета разбираться в рассматриваемых вопросах!
В любом случае прошу суд донести до сведения О.И. Бетина, что руководители областного управления культуры В.И. Ивлиева и А.Н. Кузнецов не соответствуют занимаемым должностям.

11. Должно ли в протокол «Научного» совета заноситься всё, о чём говорилось на заседании, как положено в суде, например?
11о. «Все протоколы Научного совета максимально полно отражают обсуждение его членами вопросов, поставленных в повестку дня».

Ответ заведомо ложен и не по существу. Я сразу предполагал, что заседание Совета не проводилось, а протокол был написан секретарём Т.А. Кротовой единолично. Поэтому в нём почти никаких фактов не отражено. Записала свои слова да Громовой Н.Д. Она принимала у меня заявления. Вот и весь Совет. Об этом говорят и результаты допроса свидетелей. Так, например, одни свидетели говорили, что Канищев – профессиональный литератор, и он был, другие – не был. Я звонил Канищеву, он ответил, что он не был на заседании Совета. А в протоколе, что заверен подписью Ивлиевой и печатью Управления написано, что Канищев был. Опять ложь. На заседания суда Канищев также не являлся.
Протокол приложен.

Лирическая пауза для читателей (в заявлении нет).

После встречи Нового года

Лежишь ты брошенной в снегу,
Колючая красавица,
Кому дарила смех в кругу,
Тех рок твой не касается.

Проходят мимо и они,
И годы равнодушные,
С тобою, Ёлка, мы одни
На холоде ненужные.

А судьбы наши – облака,
Ветрами вдаль гонимые,
Дождём прольются, и века
Забудут встречи мнимые…

Тепло уюта я вижу в том,
Что лучшее продолжится,
Вернётся радость, а потом,
На счастье пусть умножится.

Отдохнули? Продолжим информационную борьбу за справедливость.

12. Если «Научный» совет констатирует, что стихи не выходят за рамки любительского уровня, и воздерживается от рекомендации их к изданию», то должно ли это мнение быть логично доказано на примерах, или достаточно голословного утверждения кого либо?
12о. «Научный совет в своей деятельности руководствуется законодательством Российской Федерации и Тамбовской области, Положением о нем, которыми не предусматривается предоставление рецензий автору при определении целесообразности издания его книги за счёт средств областного бюджета».

Ответ заведомо ложен и односторонен. Какими именно законодательствами Российской Федерации и Тамбовской области руководствуется Совет? Почему Совет игнорировал Федеральный закон от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевую программу «Культура Тамбовской области» за № 305? Разве есть другие законы, противоречащие названным? Управление проигнорировало, объявило бойкот настоящим законам и придумало свои фальшивые, в которых Совет отменил конкурсы. Федеральными и областными законами Совет не предусмотрен, он является изобретением местных коррупционеров от культуры. Когда-то в Тамбовской области пытались проводить конкурсы. Но при предвзятых жюри Управление устало от скандалов, поэтому, по сути, решили поэтов не выбирать, а назначать. Разумеется, Совет по причине всеобщей поэтической безграмотности не может писать рецензии, о чём я не просил. Я просил, требовал предоставить доводы, в чём мои стихи хуже дорожкинских. Приводил я и доказательства, что они лучше – их никто не опроверг.

13. Так как члены «Научного» совета вместе со своим председателем В.И. Ивлиевой на суде, оправдываясь, ссылались именно на голословное заключение прозаика Наседкина, называя его «экспертом» поэзии, который, в лучшем случае, может быть лишь дилетантом, то почему Вы согласились с рекомендацией этого совета?
13о. «Ответом на этот вопрос является ответ на вопрос № 2.

2. Критерии отбора произведений, подлежащих изданию Управлением, определены «Положением об издательской деятельности Управления культуры и архивного дела Тамбовской области» (приказ управления от 29.11.2008 № 151), в соответствии с которым анализ целесообразности издания проводит Научный Совет. Причин недоверия к Научному совету у Управления не имеется. Это подтверждается и результатом проверки в июне т.г. прокуратурой Тамбовской области, которая запросила для изучения Положение о Научном Совете Управления, протоколы его заседаний, план издательской деятельности на 2010 год. Нарушений законодательства при анализе указанных документов не выявлено. Поэтому менять порядок отбора к изданию специально для Ваших произведений у Управления не было оснований».

Ответ не по существу и противоречит ответу № 29.
Как и заключение Наседкина, так и результаты протокола «Научного» совета были продиктованы ответчиком. Руководителям Управления надо только одно – потратить бюджетные деньги только «на своих людей, с которыми они уже договорились. Качество произведений их не волнует вообще, в чём они не хотят признаться. Поэтому Управление ушло от ответа, подтвердив коррупцию в своих рядах.

14. Почему не предложено «Научному» совету обратиться перед своим заседанием к Наседкину за разъяснением голословного отзыва, если в его активе нет вообще ни одного анализа стихотворения даже Дорожкиной?

14о. «Ответом на этот вопрос является ответ на вопрос № 6.

«6. В соответствии с Положением Научный совет управления обладает правом запрашивать заключения, отзывы от организаций и физических лиц. Профессионализм Н.Н.Наседкина, как литератора, подтверждается уровнем его образования, оказанным ему доверием со стороны членов областного отделения Союза писателей (на общем собрании выбран председателем Правления на второй срок), его опытом в издании поэтических сборников, его произведения - участники многих международных выставок».

Ответ не по существу. Мои доводы ответчиком не опровергнуты, значит, он согласился с тем, что Наседкин некомпетентен в стихах и все это знали.
Управление получило желательный отрицательный ответ от Наседкина, заведомо предвзятый и ложный, так как его мнение ни на чём не основано. Возможно, такой ответ был продиктован ему ответчиком заранее, чтобы отказать мне. Справедливость в Управлении даже не ночевала. Зачем нужны разъяснения, если есть слепая вера в должность и имеются бесплатные защитники в лице судей Мороз и Амельчевой? Кого опасаться? Безнаказанность – вот мотивы решений и Управления культа Дорожкиной, и названных судей!

15. На стр. 4-7 книги "ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ" опубликованы результаты анализа моих стихов и положительные рецензии-рекомендации членов Союза писателей поэтов Л. Котовой и В. Хворова. Почему Вы проигнорировали их?
15о. «При принятии решения о целесообразности издания Вашей книги за счёт средства областного бюджета члены Научного совета имели собственное право согласиться с мнением любого рецензента. Единогласно преимущество было отдано заключению Н.Н. Наседкина».

Ответ не по существу. Почему единогласно преимущество было отдано заключению Н.Н. Наседкина? В советское время, когда общество было намного демократичнее настоящего, проводились выборы. Выбирались один из одного. Но в то время перед выборами кандидат рассматривался со всех сторон заранее партийными органами. В этом же случае, положительные рецензии-рекомендации членов Союза писателей поэтов Л. Котовой и В. Хворова были голословно отвергнуты перед мнением заведомо некомпетентного в стихах Наседкина. Его знания не исследовались никем и ни с одной стороны. Заведомая фальсификация, для оправдания с указанием на человека, заведомо к рассматриваемым обстоятельствам не имеющего никакого отношения, содержит признаки преступления сотрудников Управления, а именно, членов Совета.

В частности, наблюдается дискриминация мнений профессиональных поэтов ради мнения не знающего азбуки стихотворчества не поэта Наседкина. Другими словами – возносится бездарность и бездарностью же мотивируется.
Прошу суд вынести определение о том, что материалы дела, неразрешимые средствами суда, направлены в следственное управление для возбуждения уголовного дела против сотрудников Управления культуры, запятнавших себя в этой позорной для цивилизации истории.

16. Обязаны ли члены «Научного» совета считаться с правдой, с фактами и доказывать теоремы своих мнений, а не брать за аксиому мнения заведомо несведущих лиц из руководства?
16о. «Состав Научного совета сформирован из специалистов ряда отраслей культуры, учёных. Каждый из них имеет личный профессиональный авторитет не только у руководства Управления, но и у коллектива, где работает. Поэтому при принятии решения они руководствуются собственным мнением».

Ответ не по существу. Какое лицемерие! Учёных, даже специалистов в совете не было. Были одни неучи. Авторитет здесь ни причём. Даже «воры в законе», обладая неоспоримым авторитетом, обязаны мотивировать свои действия и высказывания. Ни один сотрудник Управления вместе с Дорожкиной не смог объяснить своё мнение, кроме признаний, что Совет зависит от руководства Управления. В управлении культуры порядки намного преступнее, чем в преступной среде. Полный беспредел, как в станице Кущёвской. Не знаю, как в других управлениях. Может быть, так везде, потому что властвуют такие судьи, как Мороз, Амельчева, Колмаков? Как и они, так и члены изначально преступного Совета, администраторы и другие чиновники не могут привести доводы в защиту своих отрицательных, не основанных на законах, мнений.

17. Если кандидат на публикацию предлагает отредактированные и новые произведения, то обязан ли «Научный» совет принять их к рассмотрению? В моём случае он отказался принять и в прошлом году и в этом. Предлагал на дискете. Какой срок рассмотрения «Научным» советом предложенных публикаций?

17о. «Повторно ваши новые рукописи в Управление не поступали. Срок рассмотрения определён пунктом 5.1 Положения о научном Совете «Заседания научного Совета проводятся по мере необходимости, но не реже одного раза в год».

Ответ не по существу. В последний раз я предлагал свои произведения 09.09.2010 г. председателю Совета и заместителю начальника Управления Ивлиевой через секретаря. Она так разозлилась, что решила прекратить со мной переписку по вопросу публикаций. Её решение отменено 02.11.2010 г. Ленинским судом. Управление до сих пор не ответило, что готово согласно Федеральному закону от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305 принять мои литературные произведения на конкурс. Нарушение в сроках не буду комментировать, так как Совет незаконен, он противоречит принципу конкурсного отбора и составлен из некомпетентных лиц. Его незаконность осталось лишь подтвердить судом.
Прошу суд признать Научный совет нелегитимным.

18. Если никем из ответчиков не было доказано их мнение, что меня не публикуют якобы из-за недостатков в стихах, можно ли считать их действия дискриминацией? Если нельзя, то почему?

18о. «15.06.2010г. решением Ленинского районного суда не установлено обстоятельств, свидетельствующих о том, что по отношению к Вам со стороны Управления допущено нарушение конституционных прав на свободу творчества».

Ответ не по существу. Здесь Управление должно было привести мои стихи и указать на их недостатки, а не ссылаться на суды. Если недостатков нет, то следовало извиниться и исправить допущенные нарушения. Причём здесь суд? Я о нём не упоминал в вопросе. Повторяю, что 15.06.2010 г. палка-выручалка Управления – Ленинский районный суд Мороз не устанавливал обстоятельств дискриминации, препятствовал мне в доказательствах, отводил мои вопросы к свидетелям, ссылаясь на то, что с этими вопросами я могу обращаться тогда, когда свидетели из «Научного» совета станут ответчиками.

Но так как все члены Совета выполняли указания Управления, являясь его сотрудниками, что отражено в протоколе того же суда, то за их действия должно нести ответственность его руководство. Оно создало его вопреки Федеральному закону от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программе «Культура Тамбовской области» за № 305. Данное обстоятельство доказывает, что дискриминация была запланирована Управлением. Права на свободу творчества нарушены дискриминацией, то есть я заведомо неправомерно был лишён стимулов, без чего творчество бессильно. Вместо сочинения стихов мне приходится писать тратить время на жалобы, писать их презренной прозой. В течение года я терплю огромный моральный вред.

19. Почему на юбилей Дорожкиной были выделены бюджетные деньги, а на мой юбилей нет, хотя уже было доказано Управлению и не опровергнуто никем и нигде, даже в судах, что мои стихи лучше.
19о. «В.Т.Дорожкиной на празднование юбилея Управлением денег не выделялось».
Дорожкиной, в отличие от других, создали привилегированные условия.
http://www.chitalnya.ru/work/252770/ БИОГРАФИЯ «почётной» гражданки Тамбова В.Т. Дорожкиной 06.12.2010

Ответ не по существу. Я также не просил выделять деньги лично мне, тем более на юбилей, я просил издать книгу к моему юбилею 08.02. 2010 г. Книги В.Т. Дорожкиной были изданы и закуплены у неё библиотеками с дозволения Ивлиевой, то есть, представителя ответчика. Мало того, задержку рассмотрения моего заявления, поданного 17.12. 2009 года рассмотрели лишь 14.04. 2010 года, и то после моих настойчивых просьб. Задержку аргументировали тем, что все члены, то есть, сотрудники Управления задействованы в мероприятиях празднования юбилея Дорожкиной, который состоялся за два дня до подачи моего заявления, то есть, 15.12. 2009 года. До того власти допраздновались и домарафонились, что администрация области из-за экономии вынуждена была закрыть Издательский Дом «Тамбов», который информировал всю область о текущих делах в районных глубинках, а их о делах в Тамбове.

20. Почему Вы, руководители так называемого «Управления культуры», безнаказанно представляете администрации Тамбовской области, сфальсифицированные данные о качестве стихов поэтов, возвышая одних при игнорировании других, вводя в заблуждение О.И. Бетина?
20о. «В ходе рассмотрения Ваших писем в различные компетентные органы не было оспорено решение Управления о нецелесообразности издания Ваших стихов за счёт средств областного бюджета».

Ответ не по существу. Почему сотрудники Управления обманывают губернатора? Ему же некогда читать стихи, а ответчик предоставляет сфальсифицированные данные. Я не обязан «оспаривать». Управление должно само предоставить доводы нецелесообразности издания моих стихов за счёт средств областного бюджета. Не смогло предоставить, значит, издание моих стихов целесообразно. Несмотря на то, что его сотрудники получают оклады, они не смогли доказать правильность своего преступного решения. Оно же не было основано на фактах, логике, примерах. Мои доводы о некомпетентности Наседкина и Совета не были никем не опровергнуты. Предвзятость Управления была доказана на суде 15.05.2010 года. Достаточно прочитать протокол судебного заседания. Что судья Мороз вынесла своё решение вопреки протоколу, говорит о её солидарной предвзятости и о «независимости» в кавычках. Данный факт обезобразил мораль Управления ещё больше. Аргумент данного мнения основан на данном ответе, который является попыткой ухода от ответственности.

21. Каким образом Вы можете компенсировать нанесённый мне Вами и Вашими сотрудниками моральный ущерб? Юбилей Дорожкиной отмечали полгода, в связи с чем «Научному» совету, то есть, подневольным сотрудникам Управления некогда было ответить на моё заявление от 17 декабря 2009 года об издании книги стихов к моему юбилею в феврале 2010 года, это – оскорбление.
21о. «В соответствии с законодательством Российской Федерации факты нанесения оскорбления, морального вреда гражданину и его размеры устанавливаются судебными инстанциями».

Ответ односторонен и не полон, но руководство Управления призналось, что им всё же нанесён мне моральный ущерб, и согласилось, что оно планомерно наносило его мне. В связи с этим, прошу суд установить размер компенсации за моральный вред и взыскать его с ответчика.

22. Почему Вы не ответили в установленный срок на многие обращения, в частности, по теме «Не пора ли реанимировать память об А.С. Антонове?». Оно было направлено Вам Администрацией Тамбовской области 24.08. 2010 года за № Л-28-4765.

22о. «Управлению не было дано поручение администрацией области по изучению Вашего предложения об увековечении памяти А.С.Антонова».

Ответ односторонен с попыткой введения суд в заблуждение. Направление моего обращения в Управление, о чём сказано в ответе областной администрации 24.08.2010 за № Л-28-4765, опровергает данный ответ. Администрацией было поручено Управлению вынести своё мнение по этому вопросу и ответить мне в установленный срок. Срок превышен почти в пять раз. Ответа нет. Прошу обязать ответчика принять меры по увековечению памяти А.С.Антонова. Ответ областной администрации 24.08.2010 за № Л-28-4765 прилагается.

23. Кем был разработан социальный заказ на удовлетворение нужд московских и из других регионов литераторов? А что фестиваль был для чужих литераторов, включая двоих Тамбовских руководителей при Союзе писателей, говорится в газете Тамбовская жизнь за 04.09.2010 г., автор Маргарита Матюшина, статья "Литературный марафон" http://www.tg.tamb.ru/page12.html

23о. «Социальный заказ на проведение юбилейных торжеств, посвящённых нашим великим землякам Е.А. Боратынскому и С.Н.Сергееву-Ценскому, был определен постановлением администрации области от 03.03.2010 № 233 «Об утверждении перечня основных направлений (проектов) социального заказа Тамбовской области на 2010 год».

Ответ не по существу. Кто как не Управление заказало проведение юбилейных торжеств? На лицемерный фестиваль «Литературный марафон» руководителей приёмной комиссии в Союзе писателей России пригласили с целью задобрить их, вручить им премии ни за что, и, по-моему, чтобы они утвердили членов «Тропинки», пишущих вирши, членами в писательском Союзе вне конкурса. Распространяется Тамбовский коррупционный опыт.
http://www.niknas.by.ru/1tambovsp/text/bogdan2010.htm
http://www.niknas.by.ru/1tambovsp/a-newssp.htm

Прошу суд запросить у власти с адреса: г. Тамбов, ул. Интернациональная, 14. тел. 72-24-54 постановление администрации области от 03.03.2010 № 233 «Об утверждении перечня основных направлений (проектов) социального заказа Тамбовской области на 2010 год».
Прошу также истребовать документы по «Социальному заказу на проведение всех юбилейных торжеств (в том числе В.Т. Дорожкиной, кроме О.И. Бетина) за последние два года, которые необходимы для полного всестороннего рассмотрения данного дела. Я подозреваю, что Управление вводит суд в заблуждение этим ответом. Поэтому необходимо выяснить, в частности, кто конкретно из сотрудников администрации области определил потратить бюджетные деньги Тамбовской области на москвичей?

24. Неужели литературные фестивали проводятся для показа наплевательского отношения к своим лучшим творческим личностям, чтобы отбить у них охоту творить, ради чужих поэтов, но при должностях и при дорожкинских авторитетах? Почему в «Литературном марафоне» было отказано участвовать Тамбовским литераторам?

24о. «В программных мероприятиях фестиваля «Литературный марафон» приняли участие тамбовские писатели и литературоведы: Николай Наседкин, Валентина Дорожкика, Татьяна Маликова, Валерий Аршанский, Владимир Андреев, Василий Попков, Людмила Хворова, Наталья Гончарова».

А где остальные 26 человек из Союза писателей? Я уже не говорю о многих других, кто пишет лучше доброй половины членов Союза, не являясь ими! Троих последних я не знаю, Андреева узнал только из-за его возмущения в СМИ фактом сноса дома Боратынского. Не указана их роль. Они были зрителями?

25. Почему фестиваль назывался «Литературный марафон», если никто из местных литераторов не был включён в его состав?
25о. «Фестиваль «Литературный марафон» получил своё название в связи с его продолжительностью (с 10 по 30 сентября) и географией мест его проведения (фестивальные мероприятия прошли во всех городах и районах области, в АР Крым)».

Ответ не по существу. По правилам логики русского языка (исключение – стихотворчество, где основное слово – рифма) главным словом является первое. Им является слово «Литературный». Задавая вопрос, я полагал, что в Управлении не знают только азбуку стихосложения, хотя всё равно уточнение в вопросе есть. На поднятую проблему ответа нет, ибо не пояснено, почему никто из местных литераторов не был включён в его состав? Этот вопрос я задал, так как Управление в ответе от 04.10.10 за № 01-18.Л-79 ответило «Список делегации в АР Крым был утверждён главой администрации области О.И. Бетиным. В.Т. Дорожкина и Н.Н. Наседкин не входили в его состав», хотя во всех случаях я задавал вопрос не только по участникам в Крыму. Во многих СМИ, кроме сведений о московских литераторах, информация была лишь о Дорожкиной и о Наседкине. Ответ от 04.10.10 за № 01-18.Л-79 прилагается.
Прошу суд обязать ответчика предоставить в отдельности полный список делегации в АР Крым, финансовые смету и отчёт.

26. Кто был включён в число участников-делегаций фестиваля?

26о. «В программе фестиваля «Литературный марафон» принимали участие: московские писатели - Виктор Калугин, Геннадий Иванов, Андрей Усачев, Артур Гиваргизов, Станислав Востоков, Валентин Сорокин, Аршак Тер - Маркарьян, Иван Голубничий, Владимир Фомичёв, Евгений Антошкин; тамбовские писатели и литературоведы: Николай Наседкин, Валентина Дорожкина, Татьяна Маликова, Валерий Аршанский, Владимир Андреев, Василий Попков, Людмила Хворова, Наталья Гончарова».

Ответ односторонен. Управление не указало имена чиновников, участвующих в фестивале, и какое отношение имеют к Тамбовскому отделению Союза писателей указанные лица. Так как о них в СМИ не было информации, но данные о расходовании бюджетных средств (более пятисот тысяч рублей) противоречат данным ответчика, поэтому прошу всех перечисленных лиц вызвать в качестве свидетелей. Их адреса прошу запросить в Управлении. Также для всестороннего судебного исследования прошу обязать ответчика предоставить полный список, участвующих в фестивале. Прошу запросить смету фестиваля «Литературный марафон» и финансовый отчёт по нему.
В газете Тамбовская жизнь за 04.09.2010 г., автор Маргарита Матюшина, была напечатана статья "Литературный марафон" http://www.tg.tamb.ru/page12.html

Кратко суть газетной статьи:
«С 10 сентября по 1 октября пройдет фестиваль «Литературный марафон», целью которого, по замыслу инициатора — областного управления культуры и архивного дела, и организаций, реализующих мероприятия в рамках соцзаказов области («Литературный фонд России» и «Молодежные инициативы»), станет популяризация книги. Еще одна большая акция, связанная с юбилеем С. Сергеева-Ценского, в которой примут участие тамбовчане, состоится в Крыму. Делегацию Тамбовской области возглавит заместитель главы администрации области С. Чеботарев».

Управление в ответе от 04.10.10 за № 01-18.Л-79 ответило «Список делегации в АР Крым был утверждён главой администрации области О.И. Бетиным. В.Т. Дорожкина и Н.Н. Наседкин не входили в его состав. Заместитель главы администрации области С.А. Чеботарёв также не принимал участие в Днях культуры Тамбовской области в Крыму».
Ответ не полный. Не названы чиновники, участвующие в фестивале, в том числе и В.И. Ивлиева, которая ездила в Крым, как мне сказали в Управлении, когда я приходил узнавать о судьбе моего заявления от 09.09.2010 г., когда я подавал заявление на издание моих новых произведений.
Ответ от 04.10.10 за № 01-18.Л-79 прилагается. По нему будет ещё несколько вопросов.

27. Что служило критерием выбора участников фестиваля «Литературный марафон» – должность, как у Чеботарёва, Ивлиевой и Наседкина, блат, как у Дорожкиной, возможность протекции для членов «Тропинки», как у московских литераторов, принадлежность к блатной элите или к мафии, родственные связи или чьи-то рекомендации?

27о. «Критерием отбора участников литературных фестивалей, как правило, служат: популярность автора у читателей, его известность в литературном мире, выход в свет его новых книг, возможность его участия во время проведения фестиваля и т.д.».

Ответ не по существу. Все перечисленные критерии являются следствием отношения руководителей Управления к творческим людям, что приводит к злоупотреблениям. Например, все звания и многочисленные премии Дорожкиной В.Т. дают за то, что она, злоупотребляя членством в различных комиссиях, продолжает препятствовать тем, кто пишет лучше её. На вопрос «Почему Дорожкиной всё, а другим ничего?» управление культа её имени и архивного дела отвечает: «Потому, что она известная!». За бюджетные деньги из издания в издание перепечатывают перетасованные стихи Дорожкиной, которые по качеству ниже среднего. В то же время, чтобы не дискредитировать её, полностью игнорируют тех, у кого произведения лучше.

Из 32 членов Тамбовского отделения Союза писателей в лицемерном и фальшивом, как пыль в глаза, фестивале – марафоне «отмывания» бюджетных денег за счёт литературы, было дозволено участвовать только троим-четверым не лучшим Тамбовцам при литературе. Остальные Тамбовские литераторы, в том числе и всё литературное объединение «Радуга» при СП, не приглашены, отвергнуты. Этот хитрый принцип отбора худших используется чиновниками для недопущения дискредитаций творений избранной Дорожкиной. Сравнение поэтов им ни к чему, ибо творчество многих отвергнутых лучше. Так как всё познаётся в сравнении, то стихи Дорожкиной решили позволить сравнивать лишь с творениями Маликовой. В этом случае невольной дискредитации избранной по блату почётной гражданки Тамбова не происходит.

Рядовых литераторов дисквалифицировали кого задолго, а кого и перед стартом за честность и критику, за невысокое происхождение, за имущественное и должностное положение, за убеждения и не принадлежность к общественным объединениям, по признакам социальной принадлежности, за то, что русские… Управление определяет эту всестороннюю дискриминацию «чужих» авторов как причины их неудач: «популярность автора у читателей, его известность в литературном мире, выход в свет его новых книг и т.д.». У ответчика всё наоборот, ибо выполнение условий: «популярность автора у читателей, его известность в литературном мире, выход в свет его новых книг и т.д.» зависят только от Управления, то есть являются последствиями коррумпированности ответчика, а не причинами, зависящими от авторов. То же самое происходит с публикациями, премиями, званиями и так далее. Полный бардак в исполнениях законов!

28. Почему Вы допустили, что снесли дом Боратынского в Тамбове по улице Мичуринская, 9?

28о. «В Тамбовской области с именем великого русского поэта Евгения Абрамовича Боратынского (1800-1844) связана усадьба «Мара» (Тамбовская область, Уметский район, с.Софьинка). «Дом М.А.Боратынского» (г.Тамбов, ул.Мичуринская, 9) не является памятником истории и культуры. Приказом управления культуры Тамбовской области №125 от 26.10.2005г. он отнесен к выявленным объектам культурного наследия. «Дом М.А.Боратынского» находился в собственности муниципального образования городской округ - город Тамбов. Здание находилось в безвозмездном пользовании МОУ ДДО «Центр детского творчества и юности», с которым было заключено охранное обязательство от 18.05.2007г. Но момент сноса этого здания комитетом по управлению муниципальным имуществом администрации г.Тамбова оно было закреплено на праве хозяйственного ведения за МУП «Тамбовинвестсервис». Органы исполнительной власти Тамбовской области не причастны к сносу «Дома М.А.Боратынского». Напротив, на заседании Совета 28 января 2010 года по сохранению объектов культурного наследия, действующего при управлении культуры и архивного дела области, 000 «Тамбовинвестсервис» было рекомендовано провести комплекс ремонтно-реставрационных работ в соответствии со ст.44 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». В день уничтожения выявленного объекта культурного наследия (22 июля 2010 года) управление культуры и архивного дела Тамбовской области обратилось с заявлением в прокуратуру. Прокуратура Октябрьского района г.Тамбова проверила факт несанкционированного сноса объекта культурного наследия. В настоящее время ведутся следственные действия.
Управлением культуры и архивного дела области в отношении 000 «Тамбовинвестсервис» было возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ст.7.14 КоАП РФ – проведение земляных, строительных и иных работ без разрешения государственного органа охраны объектов культурного наследия».

Ответ не по существу, так как в информации нет ответа на главный вопрос: «Почему?» Непреодолимых препятствий недопущения этого не было. Добавлю к информации, что в снесённом доме бывали и Жемчужниковы. Этот дом-музей был передан строительной компании Тамбовским областным управлением культа Дорожкиной якобы для «сохранения и реставрации» сотрудниками Управления, которые рассчитывали на снос дома. По моему мнению, пустив «козла в огород», руководители культуры избавились от забот и героически сохранили бюджетные деньги, чтобы направить их на «Литературный марафон». «Отмытые» новые деньги в кармане лучше чужого старого дома.

В качестве компенсации управление опубликовало лишь книгу Дорожкиной со стихами поэта Боратынского. Так как дом был в списке исторических памятников и находился под охраной государства, а преодолеть охрану было неимоверно трудно, то за планы этого мероприятия по сносу музея, за эту запланированную «доблесть» Управлению заранее присвоили звание «независимое», подтверждённое 15.06.2010 года на судебном заседании в офисе судьи Мороз. Независимое означает суверенное, то есть, безответственное от безнаказанности, чем ответчик воспользовался и создал финансовые условия для марафона. В дальнейшем руководители управления культа Дорожкиной и архивного дела, несомненно, как и Наседкин с Дорожкиной, получат премии за экономию, возможно уже получили...
Прошу суд запросить у прокуратуры Октябрьского района г.Тамбова
сведения по результатам проверки по факту сноса дома-музея Боратынского ООО «Тамбовинвестсервис». Необходим ответ на вопросы: «По указанию кого был снесён дом Боратынского?», «Какие меры приняты»?

29. Необходимо скорректировать Положение об издательской деятельности, чтобы был предусмотрен сравнительный анализ произведений, при взятии за эталон творчества одного из поэтов, и произведения всех других рассматривать только по отношению к нему, не обращая внимания на должности и звания претендентов. Согласны?

29о. «В декабре т.г., с учетом мониторинга нормативно-правовой базы, опыта других регионов, предложений Научного совета, Управлением будут внесены изменения и дополнения в положения об издательской деятельности и Научном совете Управления, в его состав. Указанные документы в новой редакции будут размещены на сайте Управления».

На вопрос № 29 ответ односторонний и не по существу. Не выражено отношение к моим предложениям. В связи с новыми открывшимися мне данными об обязательных конкурсах Положение об издательской деятельности управления культуры и архивного дела Тамбовской области» надо изменить полностью. Научный» совет, являющийся тормозом в интеллигентном обществе необходимо признать незаконным, так как он не предусмотрен Федеральным законом от 21.07. 2005 № 94-ФЗ о конкурсном отборе публикаций и Целевой программой «Культура Тамбовской области» за № 305. Члены «Научного» совета могут предложить лишь методы сокрытия коррупционных ловушек. Иного опыта у них нет.

1. Дополнительно к просьбам, изложенных в первом заявлении, исходя из выше изложенных фактов и доводов, прошу:
Определить, что жюри не должно работать на постоянной основе. В жюри конкурсов не должны быть люди из Научного совета. Члены жюри должны выбираться из большого круга профессионалов непосредственно перед конкурсом методом случайных чисел или лотереи. Жюри не должно зависеть от Управления культуры, так как последнее является распорядителем бюджета и потому заведомо провокационно-коррупционно.

В жюри не должны входить люди-непрофессионалы по рассматриваемым вопросам. Однако членами жюри, как и комиссий, не могут быть и даже профессионалы, если они состоят или состояли в одних с конкурсантом трудовых коллективах, общественных организациях, партиях, клубах по интересам, постоянных комиссиях, группах, зависимых по любым обстоятельствам от Управления культуры, и так далее. Конкурсант должен иметь право отвода любого члена жюри, если докажет факт или мотив его предвзятости.

В литературных конкурсах в качестве членов жюри могут принимать участие преподаватели по русскому языку и литературе высших учебных заведений и поэты, писатели, если они стали таковыми без явной поддержки Управлений культуры или других властных организаций. Причём, поэтические произведения не должны судить писатели, если они не пишут и стихи. Поэты могут состоять в жюри, где анализируются произведения писателей, так как проза им близка. Все мы в какой-то мере писатели.

В заключениях жюри не должно быть понятий, подобных этим: «нравится, не нравится». Так как произведения написаны по определённым правилам, то их положительные или отрицательные стороны, определённые каждым членом жюри, должны фиксироваться в протоколе с указанием правил. Общий вывод должен выноситься путём арифметического подсчёта количества одинаковых тех или других качеств литературного произведения. Сравнительный анализ произведений в конкурсах необходим, так как всё познаётся в сравнении. Если конкурсант один, то его произведения сравниваются с одним из средних литераторов соответствующего значения конкурса (районного, областного, российского и так далее).

Например, предлагая свои стихи для публикации, догадываясь о предвзятости Совета, я требовал сравнивать мои стихи со стихами В. Дорожкиной. В заявлениях я показал пример, проанализировав свои стихи («Дерево произведения», «Признание Тамбову») по аналогичным темам со стихами В. Дорожкиной («Поэт», «Июньский день в Тамбове»). При получении известия о факте беспредела, выраженного в протоколе Совета (прилагается), я послал О.И. Бетину и поместил свой, ранее предложенный анализ стихов на сайт «Изба-читальня»:
http://www.chitalnya.ru/work/179287/ БОРЬБА С ПРОИЗВОЛОМ В.И. ИВЛИЕВОЙ из УПРАВЛЕНИЯ КУЛЬТУРЫ... 15.05.2010.
В качестве ответа было парадоксальное присуждение Дорожкиной звание "Почётный гражданин Тамбова".

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский



Читатели (201) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика