ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Рашен Бобби Мур

Автор:
Автор оригинала:
Попков Владимир
Именно так называли зарубежные футбольные обозреватели этого «рыжего везунчика» – полузащитника московского «Спартака» и сборной СССР Николая Киселева. Сравнения с легендарным капитаном сборной Англии наш хавбек удостоился не только из-за внешнего сходства - рыжие «счастливые» волосы, уникальная гибкость и координированность (как первооснова прекрасного дриблинга) и все это – в сочетании с феноменальной работоспособностью, при прекрасном видении поля и умении «читать игру» на пару ходов вперед. Во многом, благодаря этому, знаменитая спартаковская связка – Николай Киселев, Василий Калинов, Виктор Папаев, царившая в центре футбольных полей в семидесятые годы, практически, не оставляла полузащите соперников контршансов в том, что касалось подбора мяча, атаки вторым темпом, неожиданных подключений и результативных проходов в штрафную площадку соперников. Не говоря уж о знаменитом прессинге на чужой половине поля и еще во многих других компонентах, из которых, собственно, и складывается это чудо под названием – «ФУТБОЛ»…

- Подъезжай, к «Динамо», поговорим по дороге,- прокричал Киселев в «мобильник». Судя по мощному «интершуму» в трубке - поймал его где-то на улице. Вот так мы, наконец-то определились по поводу встречи, о которой договаривались уже не раз, но… Короче - все эти «неотложки» (неотложные дела /в.п./), бесконечные – «то одно, то другое»… наконец-то, были похерены и мы, «состыковавшись» у знаменитого стадиона, рванули
(даже прихватив удочки) на резвой, приемистой «Хонде» Николая по непривычно пустой воскресной Москве в сторону Истринского водохранилища. Я время от времени нащупывал в кармане своего «кормильца» и испытанного боевого товарища – диктофон. Но задавать вопросы «под запись» человеку, которого знаешь уже без малого (!!!) сорок лет, наверное, и вправду, было смешно…
- Как сам-то? Все по телефону, да по телефону… Сколько лет уже не виделись? Так вот, ненароком, на улице встретились, не узнали б, наверное, друг друга…
- Да уж… Москва, что поделаешь… Да и мотался я в последние годы по всей России, а до этого - и по миру постранствовать пришлось…
- Надеюсь, не в качестве туриста?
- Да нет, слава Богу, пока что – без отрыва от футбола.
- Вот о нем-то любимом и хотелось бы с тобой потолковать оподробнее, если не возражаешь.
- Возражал бы, если бы, к примеру - о пляжном волейболе. А так… Короче, спрашивай – отвечаем. Помнишь, передачка такая была популярная на радио?
- Ага… Но я, вообще-то материал задумал для рубрики «забытые кумиры»…
- Если ждешь, что плакаться начну по старой дружбе – не дождешься…
- Да уж знаю твой «характерец». А как сейчас твои друзья из знаменитой спартаковской «середины»? Ведь вашу тройку полузащитников – Киселев – Калинов - Папаев и по сей день считают, наверное, лучшей за всю историю клуба, если не вообще – нашего футбола.


А Калинов Вася пропал без вести больше десяти лет назад…

- Было дело… Наверное, и вправду что-то неплохо получалось. Хотя мы-то все были разные. Витя Папаев хоть и скоростью не отличался, но - фиг мяч отнимешь без фола. На ногах стоял – не сдвинешь. Бил с обеих ног – сетки трещали! Ну, а Вася Калинов – этот вообще - самородок! Нам его в «Спар-так» привезли шестнадцатилетним пацаном из Балашихи. Так он на первых же тренировках в Тарасовке такое с мячом вытворять начал – бразильцы отдохнут… И все – от природы! От Бога, что называется, был игрок. То, что другим давалось кровавым потом, он, буквально, на лету осваивал и усваивал. Жалко, совсем мало поиграл – всего-то три сезона… Но зато как! И чемпионами СССР вместе стать успели, и Кубок выиграли. (Николай Киселев, кстати, стал автором гола, решившего судьбу исторического двухдневного финала 1971 года с ростовским СКА в пользу «Спартака»/В.П./) Тридцать лет прошло, а до сих пор и мы помним, да и болельщики наши тоже, наверное, не забыли. Ну, и ростовские, конечно …
- Что, тот финал не простили?
- У-у…Там такие страсти были… Мне за этот гол много лет в Ростове появляться не советовали, как и Гене Логофету. Он же тоже - в первой игре на последних секундах их вратаря Кудасова «крепко расстроил», сравняв счет. А они, считай, уже Кубок в руках держали…
- А как сейчас?
- С Логофетом видимся частенько, даже иногда выбираемся поиграть. У Ви-ти Папаева оба мениска оперировали, знаю, потом -тренером работал. А вот Вася Калинов – пропал…
- Как так -пропал?
- Да так… Пропал без вести. Ушел из дома и не вернулся. Уже, больше десяти лет, считай, прошло. Вот такие нынче времена, как говорит один твой коллега – телеведущий…
- Ну, и что? Искали? Милиция-то что?
- А что милиция? Он же пропал не тогда, когда за «Спартак» выходил и три-буны скандировали его имя, а когда уже в Балашихе работал на заводе в ли-тейном цехе…

Вот так. До ужаса просто. Слава, чемпионские регалии, «фаны», клятвы в вечной дружбе околофутбольных чиновников улетучиваюся, как дым после последнего выхода на поле… Те из футболистов, кто был подальновиднее и понимал это, садились за студенческие конспекты, получали образование. Ну, а те, кто, кроме футбола ни о чем думать не хотели и не умели, оказывались «в ауте». Как Василий Калинов, как легендарный нападающий московского «Динамо» и сборной СССР заслуженный мастер спорта Игорь Численко, как наша суперзвезда – красавец Валерий Воронин, как... Этот горький список можно продолжать до бесконечности.

Вся футбольная жизнь контролировалась партийными
органами

- Только в девяностые годы появилась возможность уезжать за границу играть, или работать тренером,- продолжал Киселев,- а раньше - сам знаешь. За одни только мысли об этом могли за «одно место» взять… Наиболее наивные и шустрые футбольные агенты из-за рубежа предлагали немыслимые контракты и тому же Льву Ивановичу Яшину, Валере Воронину, Альберту Шестерневу, другим нашим выдающимся игрокам. Да и на меня – было дело, выходили с такими разговорами. Впервые говорю об этом. Но вся футбольная жизнь наша тогда жестко и неусыпно контролировалась партийными органами. Да и «контора» не дремала. Тогдашние начальники - надо им отдать должное, очень хорошо понимали значение футбола в жизни народа. Партийные секретари являлись фактическими начальниками футбольных команд и решали большинство вопросов. Для футболистов и тренеров выбор сводился к пяти московским командам, да десяти-пятнадцати - из столиц союзных республик. Это – о Высшей лиге, тогда - классе «А». Или же - совсем провинциальных «коллективах физкультуры» первой - второй лиги, где-то в областных центрах. Но там – везде свои. «Варягов» из центра всегда недолюбливали…
- Но ты-то после того, как повесил бутсы на гвоздик и Высшую тренерскую школу закончил, с юношеской сборной СССР поработал в качестве главного тренера…
- Да и после того, как приоткрылся «занавес», успел потренировать в Эмиратах команду «Аль-Джазира», стал чемпионом и обладателем Кубка Ливана с командой «Аль-Ансар», и с ней же – участником финального турнира Кубка Азиатских чемпионов.
- И в России работал?
Был такой «орнитологический период». В Саратове «Соколом» занимался, потом – в Орле местным «Орлом». Потом Борис Петрович Игнатьев пригласил. Работал с дублем «Сатурна».
- Ну, это намного выше. Считай – космос. И как? Были хорошие ребята?
- Они всегда есть, вон – по улицам бегают. Задача в том, чтобы разглядеть их, привести в клуб, научить уму-разуму. Ну и с мячом обращаться, как следует, конечно…

Лицо лучших национальных чемпионатов в мире определяют
воспитанники собственных футбольных школ

И это давно пора было бы понять некоторым новоявленным президентам клубов, перебравшимся в свои президентские кабинеты из торговых офисов, минуя футбольный газон. Тогда б, может быть, и не стали миллионы (заметим – североамериканских «рублей») «вбахивать» в «заморских гостей», тех, кто сегодня полируют лавочки почти во всех командах премьер-лиги. Как бы эти деньги пригодились для возрождения российского детского и юношеского футбола! Поистине - тупость, порожденная новомодной глупостью – отдавать за заурядного игрока миллионы долларов из отнюдь - не гигантских бюджетов клубов, только для того, чтобы он весь сезон потом протирал трусы на скамейке запасных! Да еще был стопором для наших молодых, занимая их места в дубле. Ведь дубль – для «обкатки» молодых и восстановления формы перенесших травмы игроков основного состава. Но – отнюдь не для «отстоя» скупленной в межсезонье «экзотики». С зарплатой при этом - в десятки тысяч долларов, евроквартирами, машинами представительского класса и т. д. Уже давно напрашивается вопрос к многочисленным селекционерам, «плодотворно» работающим в российском чемпионате: что они создают? Команды или- племена?
Ведь то «действо», которое мы имеем удовольствие наблюдать в последние годы на наших футбольных полях в исполнении представителей жарких континентов, можно назвать чем угодно: ритуальными плясками, этническими обрядами и еще чем-то известным только тем, кто в них участвует. Но только - не российским футболом! Между прочим – с достойным, славным, но плохо унаследованным прошлым. Когда имели свое - узнаваемое и уважаемое во всем мире лицо. Европейские кубки выигрывали и медали с чемпионата мира привозили. И завоевывали их - воспитанники наших ДСШ (детских спортивных школ – для тех, кто подзабыл значение этой, некогда очень задействованной в футбольном хозяйстве аббревиатуры). В селекционных усилиях, судя по их результатам, гораздо рельефнее проглядываются личные финансовые успехи самих селекционеров, чем полезность их приобретений для нашего футбола. Импорт «экзотики» оказался достаточно хлебным делом. Здесь тебе - и подковерные манипуляции с многонулевыми суммами и эксклюзивное русское «ноу-хау» - «откаты», и прочие чудеса околофутбольной экономики. Это сегодня в чемпионате России – сплошь и рядом. Отсюда – и его уровень, тождественный уровню его участников. Если уж покупать «легионеров», так не оптом - подешевле, да побольше. Пусть их будет десять-пятнадцать на всю премьер-лигу. Но не в каждой же команде! И пусть это будут настоящие, зарекомендовавшие себя мастера! Чтоб несли новую информацию, представляли у нас европейскую и мировую футбольную школу, ее самые достойные образцы, а не дворовый африканский футбол. Ведь из года в год, как только выходим на матчи еврокубков вместе с многочисленными «приобретениями» в составах российских команд – сразу видно «ху из ху» и кто чего должен стоить на футбольном рынке!

- У меня вон в дубле в «Сатурне» - Никита Баженов вырос, местный, Раменский. Он один троих этих «пляжных» иностранцев стоил… Есть еще на кого глаз положить. Вполне обучаемые, перспективные игроки. Главное – правильно селекционную работу поставить. И результат будет. Не может не быть. Ребята, повторяю, способные. Бери и лепи из них крепких футболистов.
- Ну, а сам учителей не забываешь, тех, кто тебя «лепил»?
- Как можно? С них же все началось! Я никогда не забуду Алексея Ивановича Расторгуева, который увез меня из Кинешмы шестнадцатилетним пацаном в мою первую команду мастеров – «Химик» Северодонецк и доверил потом место в основном составе. Именно там я понял, что такое – «футбол по-взрослому». Этот красивый спортивный город и его техничная команда, игравшая в красивый, комбинационный футбол стали для меня стартовой площадкой и в большом футболе, и в самостоятельной жизни. Без нее не было бы в моей жизни и луганской «Зари», и человека, которого я считаю своим вторым отцом - Евгения Владимировича Пестова. Он, научив очень многому и в жизни, и в футболе, привел меня потом в московский «Спартак».
-При этом, я слышал, была целая «детективная одиссея»?
- Я после сезона в «Заре», в 1967 году уехал из Луганска домой в Кинешму повидать родителей. Где, не скрою, всю свою сознательную жизнь с самого детства, смотрел по «телеку» матчи московского «Спартака», уже тогда мечтая только об этой команде. Даже тайком думал о поездке в Москву. Но в одно прекрасное утро к нам домой явились «сборная команда» из людей кинешминского военкомата и луганской милиции и под угрозой ареста потребовала от меня вернуться в Луганск и уже в качестве военнослужащего - защищать там чью-то спортивную честь. Тогда ведь все было просто – любого нужного спортсмена призывного возраста могли «забрить» и отправить играть за армейскую или милицейскую команду, особо не церемонясь. Таким образом, тогда, зачастую, и комплектовались «непобедимые» армейские клубы. С «селекционерами-милиционерами», к моему счастью, одновременно приехал в Кинешму и Евгений Владимирович Пестов, который, к тому времени, уже созвонился с Никитой Павловичем Симоняном и Николаем Петровичем Старостиным и договорился, чтобы меня посмотрели в «Спартаке». Мои «сопровождающие», довольные результатами своей миссии, взяли билеты для меня и себя на вечерний поезд до Луганска и пошли знакомиться с местными барышнями и городскими достопримечательностями. А я - дневным втихаря рванул в Москву. Благо – всего-то четыреста верст. Симонян и Старостин, выслушав мою историю, велели затаиться на неделю у кого-нибудь из московских родственников. Что я и сделал, пристроившись у двоюродного дядьки на Пресне. Потерявшие меня конвоиры, примчались вслед и перетряхнули всю Москву. Побывали и в Лужниках, и на спартаковской базе в Тарасовке, даже собирались объявить меня в розыск. Потом уже Старостин, благодаря своему авторитету, все уладил (опять же – через партийные органы) и я, не мытьем, так катаньем, претворил таки в жизнь свою главную мечту – оказался в «Спартаке».
- Сразу - в «основе»?
- Да, щас, разбежался… Там в средней линии такие люди играли! Еще недавно их имена для меня были, вообще - чем-то заоблачным. Галимзян Хусаинов, Николай Осянин, Сергей Амбарцумян, Сергей Рожков… К тому же - добрая половина «Спартака» играла тогда за сборную Союза. Но я готов был тренироваться 24 часа в сутки и уже в 1968 году попал в основной состав, предварительно, конечно, поиграв за дубль. Вот тогда и сформировалась наша тройка полузащиты. Витя Папаев пришел со мной почти одновременно, потом появился и Вася Калинов...
- А чемпионат мира 1970 года хорошо помнишь?
- Могу сказать, уж прости за «пафос», что попадание в сборную страны, тем более – на чемпионат мира всегда было и есть – высшая точка для каждого спортсмена. Пик его карьеры. Так было, по крайней мере, тогда. Это сейчас, я знаю такие случаи - кто-то может, будучи приглашенным в национальную команду, позволить себе размышлять - ехать ли на игру, на сборы… Есть интересы клубов, где они играют за рубежом, серьезные контракты с их финансовой составляющей. А тут - риск, травмы. А то, что тебя страна твоя выкормила из соски, человеком известным сделала, научив играть в футбол - не суть важно… Когда я оказался в одной команде рядом с великими для меня людьми - Гавриилом Дмитриевичем Качалиным, Андреем Петровичем Старостиным, Алексеем Александровичем Парамоновым, Львом Ивановичем Яшиным, я знал, что мне - пацану, еще четыре года назад гонявшему мяч по земляному полю в Кинешме, судьба подарила то, о чем только могли мечтать тысячи футболистов по всей нашей огромной стране, и очень мало кому это счастье выпадало. И мы тогда в первую очередь - думали все-таки о миллионах наших болельщиков и о чести, которой нас удостоили, позволив надеть футболки с буквами «СССР» на груди. Вот за эти четыре буквы мы и бились, как говорили ребята…

Яшин был не только великий вратарь, но и великий
человек. Это в свое время понял и человек из КГБ…

- В Мексике Лев Иванович ни разу не вышел на поле, - вспоминал Киселев. Но команда группировалась именно вокруг него. Огромный опыт Яшина, человеческие качества и настоящая мировая популярность были тем самым фундаментом, на котором очень многое держалось. С нами, конечно же, как и полагалось в те времена, на чемпионат мира поехал «представитель общественности» с Лубянки, который пытался как-то влиять на нас, согласно полученным установкам. Но непререкаемый авторитет Льва Ивановича был настолько велик, что сотрудник всемогущей организации как-то быстро сник и до конца турнира о нем все забыли. У нас помимо Яшина, была очень приличная по составу команда: Анзор Кавазашвили, Евгений Ловчев, Альберт Шестернев, Анатолий Бышовец, Геннадий Логофет, Кахи Асатиани, Муртаз Хурцилава, Володя Мунтян, Виталий Хмельницкий, Анатолий Пузач, Валентин Афонин, Реваз Дзодзуашвили, Геннадий Еврюжихин, Владимир Капличный, Гиви Нодия, Виктор Серебрянников. Что не имя – легенда! Мы тогда, уверен - готовы были играть на равных со всеми грандами мирового футбола. Но нелепая, трагическая ошибка судьи в матче с Уругваем (а мяч тогда, как показал повтор - действительно пересек лицевую линию) оставила нас за бортом турнира. Это был жестокий урок. Но, к сожалению - не усвоенный нашими футболистами и по сей день…

Играть надо до свистка! И никогда не примерять на себя роль
судьи на футбольном поле, каким бы явным не казалось
нарушение правил!

Пока Валя Афонин и Анзор Кавазашвили поднимали руки и сигнализировали судьям, уругвайцы (а они уже тогда были профессионалами и этим отличались от нас) спокойно сделали свое дело. Достали мяч из-за лицевой линии, навесили его на вратарскую площадку и выбили нас из чемпионата. После этого, в течение двенадцати лет, мы пропустили три подряд мировых первенства, проиграв отборочные турниры. И такой, к примеру, выдающийся мастер, как Олег Блохин, выиграв европейские клубные турниры, за всю свою карьеру так и не побывал на чемпионате мира. А ведь мог так заявить о себе! Вот что такое - судьба футбольных звезд…
- Ну, а как твои неследники? С футболом не сложилось?
- Многие любят «по доброму» шутить, что на детях природа отдыхает. Дима - старший занимается бизнесом. Но верно болеет за «Спартак» с самого детства. Сложилось в какой-то степени у младшего - Максима. Он не проявил особых талантов игрока, хотя даже поиграл в дубле в Орле. Вырос-то футбольной семье, отъездил вместе со мной и женой Ириной все зарубежные командировки. Закончил Академию и добросовестно выполняет очень, на мой взгляд, важную и нужную работу в Управлении Российской профессиональной футбольной лиги.
- На родину тянет?
- Вот сейчас будет пауза в чемпионате, сяду на машину – и вперед, в Кинешму. Родня там еще осталась. Да и дом сохранился, есть куда приехать. А на Волге сейчас такая рыбалка – жерехи спининг ломают. А судаки какие, щуки, окуни… В последние годы даже раки появились. Первый признак очищения воды.
- Местные помнят, уважают?
- Больше всего у нас помнят, уважают и очень гордятся великим драматургом Александром Николаевичем Островским. Он, хоть и родился в Москве, но много лет провел в наших краях. Его вотчина находилась на противоположном берегу Волги. В этом году памятник открывают. Но и со мной там каждый второй здоровается. И не по «мобильнику», как в Москве, а улыбаясь и глядя в глаза. А это, знаешь, дорогого стоит…




Читатели (943) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика