ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Почему сегодня В.Шекспир писал бы детективы

Автор:
Но смерть моя к игре их — лишь пролог.

Глостер (В.Шекспир «Генрих VI»)


Я не переживаю по поводу того, что мало известен. В основном я огорчаюсь тем, что малоталантлив. И еще печалюсь тем же, чем печалился и Е.Евтушенко:

Когда порою, без толку стараясь,
Все дело бесталанностью губя,
Идет на бой за правду бесталаннось,
Талантливость, мне стыдно за тебя.

Поэтому передо мной неизбежно вставал вопрос, а как мой кумир — В.Шекспир сам сегодня боролся бы за правду.

Сначала я склонялся к мысли, что сегодня В.Шекспир обязательно стал бы учителем. Его понимание, что люди «искривляются» в основном и именно в самом юном возрасте вполне отчетливо сквозит в словах старой проститутки из пьесы «Перикл»: «Деревцо ты молодое, глупое — как я тебя согну, так и будешь расти».

И думалось, что, скорее всего, В.Шекспир стал бы учителем именно истории, потому что он сам был последним человеком, которого эта история научила.

Есть в жизни всех людей порядок некий,
Что прошлых дней природу раскрывает.
Поняв его, предвидеть может каждый,
С ближайшей целью, грядущий ход
Событий, что еще не родились,
Но в недрах настоящего таятся,
Как семена, зародыши вещей.
Их высидит и вырастит их время.
И непреложность этого закона…

И именно потому, что он видел возможные последствия непонимания этого, он и написал: «Род людской — великовозрастный пентюх…»

То есть, В.Шекспир стал бы учить своих учеников своевременно видеть закон связи времен, вытекающий из истины взаимосвязанного сосуществования элементов прошлого, настоящего и будущего в каждом миге бытия и бытия людей.

Впрочем, он вполне бы мог стать учителем и по любому другому предмету (кроме, естественно, физкультуры, поскольку, скорее всего, и сегодня был бы «толстоват»). Ведь главная задача (в идеале) любого предметника сводится к тому, чтобы научить детей думать.

А этому детей невозможно научить, если не показывать им, что думать — всегда (коротко) означает не что иное, как связывать времена. «На основе прошлого познаем будущее. На основе ясного познаем скрытое» (Мо-цзы).

Главное же, на примере любого предмета Шекспир мог бы показать, что его (содержания предмета) историческое развитие шло именно на основе закона связи времен. И на примере любого предмета Шекспир мог бы показать, что понимание выше знания именно видением выводов, которые из этого знания необходимо вытекают. И т.д., и т.п.

Но даже мне понадобилось не так уж много времени, чтобы понять, что вряд ли в этом случае Шекспир пришелся бы ко двору в любой школе и в любые времена, а уж в наше время тем более.

Потому что все учителя, опровергая и Шекспира, и многих других авторов, в том числе пословиц, несмотря на свои возраста и комплекции постоянно гнутся и колеблются синхронно колебаниям тех, кто им платит.

Мысль же о том, что Шекспир мог бы вернуться к литературной деятельности, я постоянно гнал от себя, самого себя подкрепляя заметками, вроде предшествующей, названной совершенно безаппеляционно: «Правильное отношение к литературе: мусор».

Сегодня же я уже не столь категоричен в своем выводе. Потому что только сегодня до меня дошло, что в литературе все-таки есть жанр, дающий возможность донести до читателей истину, сведя к минимуму возможность замусоривания их голов.

Начало моим сомнениям положила сентенция Ш.Холмса, некоторое время тому назад помещенная в мою записную книжку: «Размышлять, не имея данных, — очень большая ошибка».

Вообще-то, зачатки (семена, зародыши) понимания, что и в детективах можно нести разумное, доброе вечное, были у меня уже с того времени, когда я еще эти детективы читал, например, рассказы о Мегрэ, в которых затрагивались и некоторые общие вопросы, а не только частные вопросы сыска.

В своей первой серьезной работе — очерке «Зеркало Шекспира» я даже приводил пример из детектива «Реквием» А.Марининой: «Но всегда, когда человек в чем-то сомневается, он должен идти до конца и выяснить правду, иначе он не сможет себя уважать».

И теперь я склонен не менее безаппеляционно утверждать, что сейчас важнейшим из искусств становится именно жанр детектива.

Сразу же можно сказать, почему этим жанром не может стать жанр фантастики, хотя один рассказ в этом жанре («Урок будущего») опубликовал даже я сам.

Безусловно, уже сейчас можно предвидеть, как будет происходить на земле становление общества настоящих людей. «Теперь, когда мы уже научились летать по воздуху, как птицы, плавать под водой, как рыбы, нам не хватает только одного: научиться жить на земле, как люди» (Б.Шоу).

Но почему-то я уверен, что даже В.Шекспир и даже сейчас не взялся бы фантазировать на темы конкретных проявлений этой самой общей, по-настоящему человеческой жизни. Хотя, в общем-то, понятно, что эта жизнь будет уже по-настоящему и сознательной эстафетой разумного, доброго, вечного.

Кстати, фантазируя, скорее всего, в рассылаемых по всей вселенной к нашим собратьям по разуму посланиях люди будущего будет приводить не формулу Эйнштейна, а мою формулу закона связи времен В.Шекспира.

Но вот то, что произведения детективного жанра вполне могут внести весомый вклад в становление нового общества, видно уже по эпиграфу, предпосланному этой заметке.

То есть, в любом детективе в любом месте будет возможно и уместно показать, что в каждый момент настоящего в нем всегда существуют элементы и прошлого, и будущего, со всеми вытекающими из этого факта выводами.

То есть, поднять жанр детектива на уровень высочайшей литературы можно очень просто, внеся в него то понимание, которое В.Шекспир безрезультатно старался донести до читателей своих драм, — понимание связи общего с частным.

Кстати, где еще, как не в детективе, можно особенно ясно показать, что каждый человек, в том числе разыскиваемый в нем преступник, является воплощением истины связи времен. «Корень добра и зла — воспитание» (И.Бецков).

Где еще, как не в детективе, можно особенно ясно показать, что семена, зародыши многих преступлений против общества и человечества лежат в исповедуемой этим человечеством максиме: «Пусть гнило, да нам мило».

Где еще, как не в детективе, можно особенно ясно показать, куда и к чему скатываются люди, когда в своих размышлениях они отталкиваются не от точно установленных («Семь раз отмерь, один раз отрежь».) фактов, но от чего-то кажущегося, привидевшегося или надуманного, особенно когда это кажущееся, привидевшееся или надуманное подсовывается, подкидывается им другими людьми с … намерениями.


И именно потому, что сам автор, как и В.Шекспир, ничему этому кажущемуся и придуманному не верит, он, конечно, и мысли не допускает о какой-нибудь реинкарнации Шекспира.

Но он (автор) допускает, что, поскольку развитие общества очевидно ускоряется, время, через которое может появиться человек с мышлением и способностями Шекспира, будет значительно короче времени, отделяющего от Шекспира его (автора) самого.

И, чем черт не шутит, может быть, этому человеку попадется на глаза эта заметка и поможет ему выбрать стезю, на которой он уже сможет донести до людей то, что другими средствами до них не смогли донести Гомер, Вакхилид, И.Насими, В Шекспир и автор этой заметки.








Читатели (221) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика