ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

ПОЗОРНЫЙ ИТОГ 25-летия «Тропинки» Дорожкиной

Автор:
Автор оригинала:
НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
ПОЗОРНЫЙ ИТОГ 25-летия «Тропинки» Дорожкиной
ИЛИ РАЗОБЛАЧЕНИЕ Дорожкинцев, Talkmanа ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКОЙ

В газете «Тамбовская жизнь» от 23 марта 2010 года вышла статья В.Т. Дорожкиной «Увидеть мир по-новому». В ней автор пишет, что «четверо членов литературного объединения «Тропинка» Елена Захарова, Александра Николаева, Татьяна Мещерекова, Ольга Кулькова имеют по две – три отдельные книги и со временем станут полноправными членами писательского союза. В книгах на бюджетные средства «…И хочется в полёт», «Увидеть мир по-новому…» опубликованы стихи талантливого Н. Дубровина».
Так твердо она заявила потому, что была уверена в том, что в этом её поддержит управление культа её имени. Так и случилось. Всё запланировано, «Литературный марафон» – ступенька к этой цели.
На лицемерный фестиваль были приглашены почти все руководители комиссии по приёму в Союз писателей России: «первый секретарь СП РФ Г. Иванов, московский критик В. Калугин, Е., А. Усачев, А. Гиваргизов, сопредседатель Союза писателей России В. Сорокин, И. Голубничий, Аршак Тер-Маркарьян, Е. Антошкин, В. Фомичёв и другие. Всех московских литераторов пригласили с целью задобрить их, вручить им премии и тому подобное, чтобы они приняли членов «Тропинки» вне конкурса.
http://www.niknas.by.ru/1tambovsp/text/bogdan2010.htm
http://www.niknas.by.ru/1tambovsp/a-newssp.htm
Теперь, когда дорожкинцы, кроме того, ещё и познакомили москвичей с «почётной» гражданкой Тамбова, пояснив, что она еще и «заслуженный работник» культуры, поделились с ними опытом «Научного» совета по игнорированию выбора публикаций, то надеются, что москвичи также откажутся анализировать произведения членов «Тропинки».

Слова Жан-Жака Руссо: «Видеть несправедливость и молчать о ней — это значит самому делать такую же несправедливость» подвигли меня на данную информацию о том, какое, на самом деле, литературное качество имеют творчество представленных кандидатов.

В моей статье анализируются творения членов литературного кружка «Тропинка», на которые при содействии его руководителя В.Т. Дорожкиной последние четыре года уходят бюджетные деньги при полном отказе поддержки других поэтов, у которых произведения лучше.
Так как всё познаётся в сравнении, то, чтобы не утомлять читателя, я, как один из многих дискриминированных и отвергнутых управлением культа Дорожкиной творческих людей приведу лишь по одному примеру своих стихов в начале и в конце этой статьи. Комментарии к ним Вы можете прочитать по адресу: http://www.litprichal.ru/work/47122/

В оценках часто встречается определение «Дерево произведения».

Что это такое Вы можете узнать сейчас:

ДЕРЕВО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Литература – это лес
На почве творчества людского,
А вдохновение с небес –
Не луч ли солнца золотого?

И если дерево одно –
Произведение, поэма,
Ветвей кудрявое руно –
Не поэтическая ль тема?

А держит крону только ствол,
Как всё творение – идея…
Природы и труда родство
Растёт во мне, душой владея;

Ведь я поэт, Любимец Муз,
Повелевающий сюжетом,
И не хочу создать конфуз
Зря сомневающимся в этом.

И вновь из саженцев идей
Ращу природную культуру…
Я – лесовод среди людей,
Как для садов поэт – Мичурин.

В рефлексии своей души
Ищу я праведное слово,
Стихи тогда лишь хороши,
Когда в них логика сурова.

И мне приказывает Бог
Нести слова его народу,
Писать, чтоб творчества итог
Был равен леса кислороду.

Данное стихотворение я написал от имени образа поэта.

Следующий автор Елена Захарова

http://tropinka.taminfo.ru/18-elena-zaxarova.html

Душа, созвучная твоей,
Должна быть музыкой далёкой,
Полночной птицей черноокой,
Печалью и звездой полей.

… Душа, созвучная твоей,
Должна быть радугой большою,
Нездешней музыкой полей,
Но только не моей душою.

* * *
Противоречие пожеланий бросается в глаза. Для чего эта парадоксальность?
Общественной значимости никакой. Для чего написано?
Вывод неправильно оформлен в контексте смысла предшествующих слов. Получилось «Душа, созвучная твоей, должна быть не моей душою». Алогично. Логичней сказать примерно так: Душа, созвучная твоей, должна быть не созвучной душе моей.
Сразу возникают вопросы: Почему не должна? Что хотел этим выразить автор, но не выразил? То, что сам не знает, что ему нужно, то есть, Захаровой удалось показать лишь запутанность своих мыслей. Безыдейное стихотворение, и поэтому, несмотря на грамотность, оно по качеству не выше любительского уровня качества стихов Е.Т. Дорожкиной.
Следующее стихотворение того же автора:

Идти неузнанным прохожим
По этим улицам тревожным -
Таким осенним и похожим
На реки или на людей.

Читать стихи, и петь, и верить -
Под мокрым клёном в рыжем сквере.
И не бросать слова на ветер,
И не жалеть ушедших дней.

На воле так легко грустится,
И на ладони мне садится
Родившееся слово - птица,
Привыкшая к моим рукам.

Идти. И после, отдохнувшим,
Не думать больше о минувшем.
Но снова открывать всю душу…
Не людям - песням и стихам.

Первые две строфы раскрывают суть мыслей человека, давно не бывавшего на набережной. Подтверждается словами: «похожим на реки или на людей». Иначе нетрудно был бы заметить разницу между человеком и рекой.
Рассмотрим более динамичную вторую часть произведения. Выражение «На воле» говорит о том, что автор как будто бы только что вышел из мест заключения, к его «лёгкому» сожалению. Ведь там некогда было думать о Дорожкинских «свечках и печках», надо было работать руками. Поэтому вдруг «Родившееся слово – птица» может сесть только на ладони. Что делать с этим словом? Конечно, надо нести его куда-то, чтобы выбросить и забыть. Ведь это слово только что родилось и прилипло к рукам, что является помехой. Руки должны быть свободны. Можно воспользоваться правом свободы сочетания приятного с полезным, тем более что прогулка является отдыхом и средством забывания минувшего. Таков сюжет.

Мечта – забыть всё и открыть душу не людям, а песням и стихам, исполнилась. Я согласен, что автор сердит на тюремщицу, но нельзя же в такой степени игнорировать других людей, не делающих герою автора ничего плохого. Обычно у настоящих поэтов душа открывается через стихи людям, а не наоборот. Здесь душа ещё не отвыкла от заключения, мало того, ей нравится быть в неволе, то есть под присмотром Дорожкиной.
Идея творения – объяснить, почему автор и его друзья из «Тропинки» пишут стихи для стихов. Дерево произведения в таком случае – крушина. Если понимать смысл по-другому, то стихотворение будет похоже на мох, с которым схожи и остальные стихи автора и других членов литературного безвольного кружка «Тропинка».

Следующий автор Александра Николаева

http://tropinka.taminfo.ru/7-aleksandra-nikolaeva.html


Город
1.
Бесснежность,
бесконечность,
бессловесность…
Мы существуем, но давно - во сне.
И превратились пушкинские бесы
В изящных граждан
с тростью и в пенсне.

Всё чинно, всё степенно: и походка,
И взгляд - за ним достоинство прочтут.
Пора сложить неверие погодно
И поделить мечту на пустоту!

Застынет горечь безымянным знаком
В отправленном без адреса письме…
Стальная осень не умеет плакать,
И как бы я желала не уметь!

Несколько раз я прочитал это творение. О чём оно. О том, что превратились пушкинские бесы в изящных граждан с тростью и в пенсне? Но автор, который живёт в 21 веке и пишет от своего имени о настоящем времени, должен был заметить, что с тростью и в пенсне, как 2 века назад, уже сейчас не ходят.
Слова «бесснежность, бесконечность, бессловесность…» вообще не несут смысловой нагрузки в контексте предложений, так как нельзя утверждать, что этими определениями можно было наградить эпоху в два века.
Да, мы существуем, но не во сне. Во сне люди более справедливы и лояльны, чем в реальности.
В начале второй строфы у автора всё чинно, зато в конце ему почему-то представилось, что пора поделить мечту на пустоту. Может быть, сначала надо было написать, что ранее было чинно и достойно? Тогда бы был смысл. Не надо забывать и математику, ибо числа, тем более, мечту, полученную из слагаемых неверий разных лет на ноль, то есть, на пустоту, не делят.

В третьей строфе автор, страдая оттого, что не мог поделить мечту на пустоту, в письме с «безымянным знаком» и без адреса ищет сочувствующих. Полагая, что отправленное им в пустоту письмо, всё-таки прочитала осень, но не заплакала, он обвиняет её в чёрствости, но почему-то выражает желание стать таким же. Вот такой сюжет из разных тем, но без идеи, дерево которой не что иное, как брошенные наземь цветы, а проще, эти стихи – набор красивых слов или высокопарная Дорожкинская тавтология.

Следующие стихи Николаевой я бы озаглавил ИСПОВЕДЬ ГРАФОМАНА, если бы не одно но:

Как хочется стихи писать
И солнце обмакнуть в чернила!..
На голубом автомобиле
Неслась по городу весна.

Неслась по городу мечта,
Визжали весело колёса.
И дорастали до колоссов
Цветы, цветочки и цвет?…

А белый сад - как тихий сон,
Как странница в одеждах светлых...
Там эльфы прячутся на ветках
И солнечный вдыхают сок!

И так лучатся небеса,
Что хочется стихи писать!

Этот шедевр, без иронии и в прямом смысле, отличается от всех других стихотворений глубиной образов. Автор от имени Дорожкинской мафии пишет, что ей так хочется стихи писать, что не жаль даже солнце обмакнуть в чернила, то есть как можно больше уменьшить свет, что она и делает в интернете и в публикациях книг на бюджетные деньги. Всё, что связано с растратой бюджета, восхваляется и представляется автомобилем «Тропинки». Весна напрямую сравнивается с мечтой, внушённой руководителем автора представителям пишущей братвы: публиковаться за государственный счёт, отвергнув лучших поэтов, со временем стать членом Союза писателей, чтобы уговорить управление культа личности фамилии своего наставника и архивного дела выделить деньги ещё и на премию имени альма-матер Дорожкиной.

«Визжали весело колёса», это не что иное, как образ публикаций книг Дорожкиной и пассажиров голубого автомобиля, почти годового празднования семидесятилетия своего водителя с именем Валентина Тиховна Дорожкина, праздника чиновников от авто-офиса «Фестиваль «Литературный» марафон» и другие повизгивания, разорившие бюджет Тамбовской области.
«И дорастали до колоссов Цветы, цветочки и цвет?…» имеются в виду деяния людей от членов «Тропинки» до заместителя губернатора Тамбовской области С. Чеботарёва в настоящее время, и действия тех, кто из «Тропинки» уже стали членами Союза писателей, например, М. Знобищева. Вопросительный знак к месту, хотя и во вред рифме, но он намекает, что за её «знаменитую» знобищенскую строфу

«Есть тайна общая с жуком,
Играющим в Гарольда.
Скользит, с землёю незнаком,
Он по пруду, как по? Льду»

Марию Знобишеву четыре года назад авансом приняли в Союз писателей. Аванс, как известно, ежегодно отрабатывается фестивалями, семинарами, для принимающих в Союз премиями имени ничего не подозревающих ранее поэтов. Маленький недостаток в том, что автор не указала: что «Союз Наседкина-Дорожкиной – колосс на глиняных ногах». Но это ошибка не намеренная, ибо сам автор является членом «Тропинки» и уверен в силах сообщников «крыши».

Третья строфа раскрывает настроение членов «Тропинки», коррупционной части Тамбовского отделения Союза писателей, управления, администрации.
Строка «А белый сад (Союз) – как тихий сон (полное бездействие по развитию литературы)» разоблачает ложь и хвастовство председателя СП Н.Н. Наседкина. Он уже более года не собирает писателей, решает все вопросы только с Дорожкиной. В связи с её амбициями ему и некогда заниматься прямыми обязанностями. Сыграло роль то, что они вообразили себя независимыми судьями.

Вот и подошло время для награждения себя и членов «Тропинки» юбилейными орденами и медалями. К чему приглашать «завистливых» писателей? Лучше развлекаться и «марафониться» в белом чиновничьем саду. Но вот незадача! Члены Союза писателей России: Ю.Н. Расстегаев и А. М. Митрофанов, О.В. Алёшин автономно от Наседкина, как конкуренты, организовали собрания писателей «Пятница», по традиции невольно оставив ему возможность растраты бюджетных денег, выделяемых на поддержку всех творческих людей. Бескорыстные люди ведут просветительную работу, а председатель правления СП совокупно со своею странницей успешно делают то, что им нравится, но не по душе остальным литераторам. А не по нраву этот беспредел, по определению самого Наседкина, якобы литераторам-завистникам. Я уверен, что подлости вряд ли кто позавидует, но, к сожалению, много среди членов СП не завистников, а опасливых молчунов.

«Как странница в одеждах светлых...» Это о Дорожкикой.

Эльфы на ветках – это Ивлиева и Кузнецов из управления культа Дорожкиной и архивного дела, Чеботарёв из администрации Тамбовской области, курирующий культуру, которые вдыхают и пьют сок коррупцией сжиженной и замутнённой солнечной энергии. Разумеется, если так сильно «лучатся небеса» представителей сговора коррупционеров, то им, конечно же, хочется стихи не только писать, но и петь или пить.
Дерево этого произведения – Дуб у дома Асеева. Это стихотворение по образности значительно превзошла мою поэму «Культ ЛИЧНОСТИ Дорожкиной» http://www.chitalnya.ru/work/232642/
Только за это, глубокое по смыслу стихотворение, имеющее высокую общественную и литературную значимость, несмотря на принадлежность автора к группировке Тропинка – Союз – управление культа Дорожкиной, Александру Николаеву следует принять в Союз писателей.
Члены «Тропинки» и Валентина Дорожкина! Вы поняли, как и о чём надо писать? После этих стихов вам должно быть стыдно, без сомнения, вирши строчить о цветочках, жучках и свечках, не вызывающих никакой ассоциации, тем более обещать своим «питомцам» протекцию в приёме в СП России.

Остальные стихи автора, к сожалению, подобны предшествующим. В них шлифуются лишь рифмы и они являются подражанием подражателям А.С Пушкина, пишущих о нём, и оттого скучны:

«…А утром будет счастье.
Счастье… будет ли?
"…Как мой Онегин, dandy и влюблён…
Ах, няня, я бы съел кусочек пудинга
В кругу гусар, с шампанским у Talon…".

Ничего страшного, дерзайте, Александра Николаева! Пишите на гражданские темы эзоповым языком. Это интереснее, чем прямым текстом, как пишу я. Не переживайте, если адресаты Вас не поймут, я переведу. Успехов!

Следующий автор Татьяна Мещерекова
http://tropinka.taminfo.ru/32-tatyana-meshherekova.html


Классика

По улицам осень бродит
И золотом листья красит.
Да, жёлтый опять в моде -
Природная вечная классика.

А всё изменилось, стало
Не лучше, но как-то по-своему:
Привычно глазам усталым,
В согласье с моим покоем…

Банально потому, что классика. «Золотые» листья уже при Пушкине приелись. Хоть и вечная классика, но это не даёт право повторяться. Надо писать своё. Кстати, жёлтый цвет и не выходил из моды. И во второй строфе ничего не изменилось, несмотря на попытки автора писать по-своему. Отрицательно сказывается давление руководителя.
В предложении «Привычно глазам усталым» ошибка в управлении. Надо говорить «Привычно для глаз усталых».

Что за рифмы «стало – усталым»? Почему автор стремится к покою? В покое, без эмоций, не напишешь хороших стихов, в частности. В лучшем случае, напишешь как робот, то есть, как наставник автора. А именно Дорожкина. Если она не знает, что однокорневые слова не могут быть рифмами, то почитайте литературу за 8 класс. Почему у «Тропинки» неграмотный редактор? Такие большие деньги выделяются управлением культа Дорожкиной и архивного дела, а нормального редактора не могут нанять!
Эти стихи ни о чём. О значимости речь не идёт. Дерево произведения – опавшие листья берёзы.

Следующее стихотворение того же автора:

Ты сегодня сказал,
Что глаза мои -
цвета чая.
И ещё, что тебе
Очень нужно меня обнять.
Я отвечу, что раньше
не замечала,
Как легко мне теперь
Это сказать:
"Я люблю тебя!".

Нарушены все правила азбуки написания стихов, то есть, это не стихи, а равнодушная проза, которая недостойна внимания даже для адресата, кому легко сказать безучастно: "Я люблю тебя!".

Следующее стихотворение того же автора:

Не отпускай меня на юг
Когда придёт пора лететь.
Согрей теплом любимых рук -
Мне нужно столько песен спеть!

Не отпускай меня, когда
Мне будет очень тяжело.
Дари лишь нежность тёплых слов,
Мне нужно быть с тобой всегда…

А почему не отпускать только на юг? А на запад, север или восток можно отпускать? Идея стихов – предупреждение о тенденции неверности, измены. Дерево произведения – ромашка. Стихотворение для личного дневника.

Следующие стихотворения того же автора:

Дождь

Капли…
Саблей -
По мыслям.
Повисла
Фраза
И сразу -
Скучно.
Послушай -
Капли…


Арагорну

Ах, зачем так время быстротечно?
Рыцарь, подари мне Сильмарилл!
"Арвен, понимаешь, я не вечен…", -
Губы шепчут из последних сил…

Отчего мечты не станут былью?
Разве наш уже проигран бой?
Не нужны мне сказочные крылья, -
Уходи, и я уйду с тобой.

Тоже вообще без комментариев, ибо громкие вирши алогичны, парадоксальны, особенно «Уходи, и я уйду с тобой», написаны без уважения к читателю.


Следующий автор Ольга Кулькова
http://tropinka.taminfo.ru/26-olga-kulkova.html

Не поражают, как некое диво,
Яблони, астры и хмель в палисадах,
Медленный дождь опадающей сливы,
Зори, что плещутся в речке прохладной.

Русь привлекает неспешной красою,
Нежным и верным, покладистым нравом.
Видишь? Идёт она девой босою,
Кланяясь в пояс желтеющим травам.

Русь, ты прекрасна печалью исконной,
Долгой осенней тоской дождевою,
Тихим смирением древней иконы,
Чистою думой, любовью живою!

Действительно, не поражает насмерть диво природы, но изумляет неравнодушных людей, даже не поэтов.
Во второй строфе в противодействие первой автор утверждает, что Русь привлекает неспешной красою, нежным и верным, покладистым нравом. Во-первых, краса неспешной не бывает. Куда ей спешить или наоборот? Природа выше человеческих тенденций. Во-вторых, Русь привлекает нежным и верным, покладистым нравом только её врагов. Такими чертами характера должны обладать жена и муж и то лишь друг для друга.

В-третьих, в настоящее время Русь не босая, слава Богу, обувь есть. Босая Русь была при Некрасове, Есенине, когда за образ Руси принимали крестьянку. Сейчас в поле редко кто кланяется травам, их скашивают при помощи техники или косами, но не серпами, когда, действительно, приходилось кланяться. Так что Русь, то есть, Россия не кланяется никому. Она, несмотря на поражающую её коррупцию, горделива. Вот это и надо воспевать.

«Прекрасная печалью исконной» может быть одинокая влюблённая женщина, когда ей не отвечают взаимностью. Упоминание о тоске – тавтология. Икона здесь не к месту, ибо если бы Русь искренне верила в Бога, то не допустила бы таких издевательств над людьми. С позволения Думы такие антинародные законы проводятся в жизнь, что нет предела возмущениям! Так что насчёт чистой думы – ложь! Выражение «любовью живою» неверно. Разве может быть любовь мертвою? Из-за нелогичности дерево произведения – ложный опёнок.

Следующее стихотворение того же автора:

Грел город сердце в свете ламп,
К колоннам ластился фонарным,
И так легко и мне, и вам
В его печали лучезарной
Мог отыскаться отблеск свой,
Неповторимо преломлённый
То ностальгией голубой,
То детской нежностью зелёной.
В прозрачном свете ночь плыла,
Людей касаясь лунным платьем.
Казалось, мгла была светла,
Когда я нежила в объятьях
Мой город ласковый, большой,
Притихший чуточку, печальный,
Когда жила его душой
И будто свет пила хрустальный.

«Город к колоннам ластился фонарным»… Это значит, город льнул к своим внутренностям. Представьте человека, который делает это! Бррррр! Автор утверждает, что от этого и от печали города мне легко. Не знаю, как автору, а мне «от этого» и от печали трудно. Ночью все цвета серые, даже при свете тусклых фонарей, поэтому упоминание о цвете ностальгии, в данном случае, спорно, хотя строка «То детской нежностью зелёной» к месту.
Предложение «Когда я нежила в объятьях мой город ласковый, большой, притихший чуточку, печальный, когда жила его душой и будто свет пила хрустальный» лишёно логики. Самого автора может нежить город, а не наоборот, иначе создаются двусмысленные ассоциации. Жить его душой можно, но свет, тем более хрустальный, пить нежелательно, но можно умываться.
Но если бы и нежила, и пила, то что? Какой вывод? Для чего стихи написаны? Идея где? Какова общественная значимость стихов? Опять стихи для стихов?
Дерево произведения – лебеда.

Следующий автор Анна КЛЕЩ
http://www.niknas.by.ru/1tambovsp/ta9/ta9-klesh.htm

ПРОСТО ЖИЗНЬ

Я путаюсь в словах и мыслях
И в общих планах мирозданья,
В хореях, ямбах, рифмах, числах,
В беззвучном шёпоте сознанья;

В минутах, даже в днях недели,
В толпе прохожих, в Интернете
И в лабиринтах сновидений,
В страницах книг, в сплетенье сплетен,

В объятьях, поцелуях, в чувствах,
В одежде, в честности и лжи…
И это полное безумство
Я называю – просто жизнь.

О чём это стихотворение из однородных предложений, которые можно писать бесконечно? О бесцельной повседневной жизни. Вот такая «поэтическая» идея стихотворения. Как я и говорил ранее – стихи для стихов. А проще говоря – простой набор слов, подогнанных в примитивный рифмованный стихотворный рисунок. Однако этот узор среди безыдейных описаний дорожкинских свечек у печек, знобищевских сороконожек и глаза смородины на кусте лучше, чем у них, тем более что Анна чистосердечно признаёт такую жизнь безумной. Дерево произведения – куст смородины.

Следующий автор Татьяна МАЛИКОВА
http://www.niknas.by.ru/1tambovsp/ta10/ta10-malik.htm

Вечерний глинтвейн

Давай в Каберне заката
бросим гвоздику звёзд,
листья перечной мяты,
тертой луны имбирь,
мёд, фехтованье взглядов –
перец, рябины горсть, –
пряную мякоть ягод
солнца – склюёт снегирь.

Во-первых, этот «шедевр» написан вопреки правилам стихосложения, похож на верлибр, каким пишут начинающие авторы, кому не успели рассказать о том, чем отличаются стихи от прозы. Трёхсложные стопы – то амфибрахий, то дактиль переходят в двухсложные стопы. Система рифмовки неправильная. Что за рифма «горсть – звёзд»? Набор слов размещён как восьмистишие, чтобы не так была заметна литературная безграмотность Маликовой. Её наставница Дорожкина тоже использует такой приём, когда размещает строчки лесенкой.
В чём идея этого стихотворения? Для чего оно написано? Для того чтобы показать, что автор такой умный, если пишет, сравнивая? Но за сравнением нет ничего. Опять стихи для стихов. Первая строка «Давай в Каберне заката» бессмысленна, ибо последние два слова в ней автор поменяла местами и изменила падежи.
Подразумевается время осени, а причём здесь именно снегирь? А вдруг он не прилетит? Снова однородные члены предложения, которыми в стихах нельзя злоупотреблять, как и непонятными словами. Это неуважение читателя.
Данное стихотворение выдаёт высокомерный характер автора и безграмотность редактора Наседкина, не говоря уже о Кузнецове, Ивлиевой из управления культа личности Дорожкиной, которые дали бюджетные деньги на опубликование такой белиберды. Дерево произведения – перечная мята.

Следующий автор Мария ЗНОБИЩЕВА
http://www.niknas.by.ru/1tambovsp/ta9/ta9-masha.htm

КУКУШКА
Поэма к 65-летие Великой Победы

Под горой
В зелёной роще
Белый камень.
Там кукует на суку
Птица-память.
По заре да по весне:
– Коля! Паша! –
Выкликает имена
Павших.

И три тени там живут,
Три скиталицы,
И три женщины
Над камнем склоняются.
По весне да по заре –
Беспокойные –
Успокоившегося
Кличут воина…

…Сколько раз цветёт весна,
Мой хорошенький,
Столько жизней я одна –
Одинёшенька…

…Сколько лет, сколько зим
Сыновьям твоим,
Женихам твоим,
И отцам твоим?
Сколько здесь, на земле,
Остаётся им?

Или скоро белый камень
Обернётся песком?
Или скоро, птица-память,
Не заплачешь ни о ком?

Или скоро, разомлевшие от скуки,
Сумасшедшей назовут тебя внуки?

Я привёл из затянутого повествования начало, середину и окончание. Данное творение «Кукушка» по всем своим проявлениям не только не претендует на поэму, но и на стихотворение, в котором отображалась бы тоска одиноких женщин, потерявших мужа, отца, сына. Это псевдо стихотворное произведение не что иное как сплетение плагиатов отрывка из древнерусского эпоса «Плач Ярославны» и известных стихов о войне. Читатели, конечно, помнят песню в исполнении Валентины Толкуновой: «Да не родятся наши дети…». Повествование ведётся от лица сходящей с ума от одиночества женщины. Непонятно, чьи внуки будут её называть сумасшедшей? Если через пять лет Мария напишет ещё одну часть в таком стиле, дискредитировавшим советских женщин, то появятся и правнуки. В этом опыте нет ни истины, ни патриотизма, ни образа. Кукушка, с которой автор сравнила героиню, неудачный образ, образ наоборот потому, что он противоречит сюжету. И это лицемерное якобы переживание выдаётся к 65-летию Великой Победы!? Дерево произведения – придорожная горькая лебеда.
Зациклился Наседкин на тех, кто пишет хуже или равно с Дорожкиной, чтобы не дискредитировать её лучшими стихами, поэтому и появляются в Тамбовских альманахах такие вирши при отказе от других, но лучшвих стихов.

Следующее стихотворение того же автора:
http://tropinka.taminfo.ru/22-mariya-znobishheva.html.

«С кустом смородины у нас
Свои теперь секреты -
Про изумруд листа и глаз,
Про будущее лето».

Сразу бросаются в глаза, что слово «глаз» притянуто «за уши» для рифмы. Ей некому было подсказать, что на смысл слов-рифм должен падать основной смысл стихотворения. Она же кроме детской «тропинки» нигде не училась, а самостоятельно не занималась. Далее:

«Свои секреты с муравой,
Сердящейся немножко,
Когда по зелени живой
Ползёт сороконожка.
Есть тайна общая с жуком,
Играющим в Гарольда.
Скользит, с землёю незнаком,
Он по пруду, как по? Льду».

«Сороконожка», «Гарольда» вообще не к месту. Мария злоупотребляет правилами о рифме, цель её стихов, найти новую рифму, даже во вред идее произведения, которая, если она у неё и есть, то стоит на последнем месте. Ассоциация чего описывается? С кем сравнивается сороконожка и жук?
У кого это «Есть тайна общая с жуком»?
Почему Мария Знобищева утверждает, что жук «с землёю незнаком»? Он что из космоса прилетел? Для чего «по? Льду» она разделила вопросительным знаком? Что за выкрутасы? Где идея? Дерево её произведения похоже на траву мураву.

Я, когда начинал писать, такие вирши даже в стенгазету стеснялся подавать, а «тропинканка» – сразу в книжку за государственный счёт и в Союз писателей! Меня удивляют её и Дорожкиной идейки своей мелочностью, когда в обществе столько проблем, создаваемых людьми, наподобие Ивлиевой. Для членов Союза писателей это, мягко говоря, несерьёзно!

А сейчас предоставлю Вам того, которого женила на себе Мария Знобищева, пообещав ему членство в Союзе писателей. Их крёстная мать Дорожкина, сначала протолкнула Знобищеву в приватизированное общество, затем успешно превратила его в семейный клан. Почитайте стихи Talkmanа, опубликованные свадебным председателем Союза СП Наседкиным в альманахе № 7:

Следующий автор Никита Знобищев-Дубровин (Talkman)

http://www.niknas.by.ru/1tambovsp/ta7/ta7-dubrovin.htm

Мания быть не хуже всех
И капельку лучше –
То ли мой секрет
То ли яд в душу…

Закодируюсь в стихах,
Слова – ключ к собственным тайнам,
Узнавая себя –
Знать себя не желаю…
* * *
Напомню, что количество слогов в рифмующихся строках должно быть одинаковым. Строфы должны быть единообразны по своему построению, скреплены единством метрического рисунка определённой системой рифмовки. Здесь ничего из правил стихосложения нет.
Первая строчка начинается как дактиль, на третьем слоге превращается в хорей, Вторая строчка амфибрахий, Третья – хорей четвёртая - хорей, превращённый в чёрт знает что из-за пропущенного слога.
Пятая строчка – хорей, шестая – ямб, превращённый в дактиль.
Автор совершенно не знает азбуки стихосложения, как и редактор альманаха. Стихами, он, как и Н.Н. Наседкин назвал эту белиберду. Может быть рифмы есть в словах: всех – секрет, лучше – душу, стихах – себя, тайнам – желаю. Рифм нет, лишь созвучие во второй паре слов.

Несомненно, Знобищев-Дубровин, он же Talkman, яд в душу нам с Вами посылает намеренно, как и на сайте Наседкина, так и на других сайтах, например: в форумах Tamboff.ru и … даже матом. Свою манию он якобы кодирует стихами, называя так эту свою вышеприведенную низкокачественную прозу. Потерпев фиаско и не закодировавшись, но сделав карьеру, женившись, Дубровин-Знобищев, тем не менее, раскрыл ключ собственной тайны вредительства добрым людям. Знать себя он не желает, как же можно позволить знать тех, кто, в отличие от него, умеет писать стихи? Такой сюжет. Потворство ему и этому толкают Talkmanа на бесчинство в сайтах, где он заражает модераторов и админов. Дерево произведения – пырей.
Позор Знобищевой, Дорожкиной, Наседкину, Ивлиевой, Кузнецову, Чеботарёву за разбазаривание бюджета и за нарушение 19 и 29 статей Конституции России!

Следующее стихотворение Дуброзноба:

Так сложно кардинально понравиться
А не понравиться не умею совсем
Просто милый мальчик, на которого радуются –
Такова канва всех моих тем.

Первая строка – амфибрахий, вторая ямб, превращающийся в анапест, третья – хорей, оборачивающийся в сумбур, четвёртая – хорей, превратившийся в ерундистику. Я первый раз в жизни вижу такие безграмотные вирши в напечатанном виде.

Talkman честно признаёт, что сложно понравиться модераторам, что делает им честь. Так как он не понравиться не умеет совсем, то модераторы сдаются и, подражая Знобищевой, Дорожкиной, Наседкину, Ивлиевой, Кузнецову, Чеботарёву просто начинают радоваться на «милого мальчика». А радость без причины, как известно, оглупляет. Пользуясь этим, Дуброзноб, компенсируя свою литературную безграмотность, темнит. При финансовой помощи тронутых им людей он печатает вирши в Тамбовском альманахе и в книгах. Управление культа Дорожкиной и архивного дела, с помощью налоговиков отнимает у потерпевших, обратившихся в суды, у матерей, учителей, врачей, пенсионеров и бездомных деньги. Затем бюджетные деньги идут на карьеру Дорожкиной и его.

Бездомные ранее имели квартиры, но у них отняли жилища, так как в бюджете России не хватило денег на похороны русскоязычной литературы. Далее Дуброзноб вздымается до заслуженного работника культуры, до председателя к тому времени окончательно оформившегося мафиозного Союза писателей. Затем ему присуждают звания «Почетный гражданин» Тамбовской области и «Вор в законе». Н. Дубровин становится депутатом. Зомби выдвигают его кандидатом в Президенты СНГ.

Все его родственники, знакомые модераторы и владельцы сайтов, руководители администраций и не только, многократно получают из бюджета премии имени В.Т. Дорожкиной. Все остальные премии как то: Богданова, Сергеева-Ценского, Боратынского, Есенина, Пушкина и многих других отменяют, так как «Научный» совет при В.И. Ивлиевой и Н.Н. Наседкине признаёт их творчество самодеятельным любительством. Готовят документы для организации премий имени Знобищевой, Дубровина и других членов университета «Тропинка». Эти премии по традиции присуждают за самые низкокачественные оды и вирши тем людям, кто не знает даже азбуки стихосложения. Прозаику Наседкину отказывают в премии, так как их внукам денег не хватает, и он спивается…
Вот что может сделать независимая семейственность или мафия в литературе! Если руководство Тамбовской области срочно одумается, то да не сбудутся эти слова!!!

Следующий автор Валентина ДОРОЖКИНА
« «БЛАГАЯ ВЕСТЬ» (Стр. 28)

ПОЭТ

Два маяка сегодня у меня —
Мне душу согревают два огня:
Большой — от печки,
маленький — от свечки.
Два маяка сегодня у меня.

А за окном беснуется пурга.
Мой дом не существует для врага,
Но друга обогреет мой очаг,
И скажет друг:
«Уютней при свечах...
Устал от пустословья и безделья,
Они сразят быстрей любого зелья.
Дай отдохнуть от этой чепухи.
Согрею душу —
напишу стихи...».
И капнет воск горячий на ладонь,
И сердце отзовётся на огонь...
Перед великим именем
ПОЭТ
Опять уверую:
всё — суета сует».

Тема этого стихотворения – написание стихов. Если дважды повторились слова «Два маяка сегодня у меня», то, возможно, в этом идея? Две свечи, как видно из стихов Дорожкиной – это «пустословья и безделья у печки» - первый её маяк, а второй, это – «Согрею душу – напишу стихи у свечки». Почему не пять маяков? Несмотря на окончание дрёмы от ожога: «И капнет воск горячий на ладонь, И сердце отзовётся на огонь...», чувствуется эмоциональная фальшь, которая подтверждается продолжением «Перед великим именем ПОЭТ опять уверую: всё — суета сует». Слово ПОЭТ звучит напыщенно, оно не к месту, ошибочно. Это потому, что подобное высокое слово не подходит к этаким стихам, написанным по инерции от безделья продолжением зарифмованного пустословья. Да и Дорожкина это сама знает, закончив: «всё – суета сует», опять задремав.

В предпоследней строке сбивается ритм: «Перед великим именем поэт» ударный звук должен быть на втором слоге, а не на первом «Перед», ибо стихи написаны ямбом. Я бы нашёл синоним: «Пред исполинским именем ПОЭТ», но безграмотность не допустил. Дерево произведения этого стихотворения – две чахлые карельские берёзы, но от одного корня.
Если первый маяк Дорожкиной – жаркая печка, а второй – свечка еле тлеет, да ещё и «друга обогреет мой очаг», то автор, конечно же, имела в виду члена Союза писателей Знобищеву. Недаром у них обеих такие сонные, неяркие, слабые стихи, но зато они подружились с заместителем начальника управления областной культуры В.И. Ивлиевой! А данное обстоятельство для властей и государственных средств в несколько раз выше любого таланта!

Следующее стихотворение того же автора:

ЮНЬСКИЙ ДЕНЬ В ТАМБОВЕ
«БЛАГАЯ ВЕСТЬ» Дорожкиной (Стр. 205)

Солнце.
Зелень.
Голуби на крышах.
Ветер аромат несёт с полей...
Город мой становится
всё выше,
Всё уютней, чище и светлей.
Я люблю, Тамбов, твои дома,
Домики
и дворики с цветами...
Улицы, как я любуюсь вами!
Здесь во всём —
история сама.
Чувство это —
не сиюминутное:
Вас давно ведь обожаю я,
Улицы тамбовские,
уютные, —
Тёплая, единая семья.

Дерево произведения этого стихотворения – кудрявый куст неопределённого вида. Ну не могу найти в природе дерева, которое сравнением можно было оскорбить. Идея есть, но выражается мелко. О голубях, улицах, домах так много сочинено, причём образно, что, кажется, будто эти стихи написал пятиклассник после рассказа ему об истории его города. Ничего нет своего, нового. Если в этом тексте вместо слов «Тамбов» и «Цна» вставить иные собственные имена, например «Моршанск, «Москва», или «Шацк», то их можно применять и там, но они так написаны, что не нужны не только Москве, но и Моршанску.

В отличие от данного текста, такую процедуру с моим стихотворением «Признание Тамбову» проделать не удастся. У меня рассказано о главных отличиях города Тамбова от других городов, что важнее двориков с цветами... Причём у меня на рифмы падает основной смысл, как советовал Маяковский. Прочитайте, сравните и поймёте, что и в пренебрежении к моему творчеству заключается нарушение моих прав…

ПРИЗНАНИЕ ТАМБОВУ из книги "ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ" (Стр.38)

Дарит герб твой лучезарный мёд
Историческому городу…
И приезжий человек поймёт,
Что Тамбов прекрасен смолоду.

На земле Тамбовской я живу,
Где лесами Цна любуется.
О Тамбовском волке чту молву,
О тебе душа волнуется.

Словно солнца луч цветку весной
Для меня ты стал столицей,
Мне б гордиться городом над Цной,
Но расстроен я милицией…

Всё равно любить тебя готов,
И Россию, так мне нужную.
Излучай приветливей, Тамбов,
Доброту великодушную…

Молодёжи помоги в любви,
Оправдай надежды вольные,
И на счастье всех благослови
Под мотивы колокольные…

Любить Тамбов сильнее можно не за лишь улочки, а за его историю. Использование Дорожкиной этого слова в качестве оправдания банальности и её членства в СП выглядит наивно. Как можно было принимать в СП России её? Нельзя принимать и её учеников, если они пишут стихи так бездарно и обезличенно! В этом читатели уже убедились.
Так что Управление культуры от имени «Научного» совета обязано констатировать, что это как раз стихи Дорожкиной не выходят за рамки самодеятельного, любительского уровня, и воздержаться от рекомендации к изданию как раз её виршей и стихов «Тропинканок». Кстати, рецензий она никогда не спрашивала из-за потворства управления её культа, нарушающего статью 29 Конституции России.

Якобы «общественная» работа Дорожкиной в «Тропинке» по принуждению штудирования рифм оплачивается, и оплата в несколько раз больше, чем за более важную сходную работу получают профессионалы – учителя. На семинары и фестивали посылают только Дорожкину, игнорируя более достойных членов Союза писателей, позоря её виршами Тамбов. Поэту Е.Я. Начасу, например, не оплачивали преподавание в литературном объединении «Радуга», не давали возможности представлять поэзию Тамбова вне его пределов, хотя его стихи на два порядка лучше стихов Дорожкиной.
Я надеюсь: читатели убедились в том, что протеже В.Т. Дорожкиной недостойны быть членами Союза писателей России.

Пока мы живём по Конституции России, других тащат за уши... в элиту.

В связи с тем, что я ссылался на статьи Конституции РФ, то уместно привести некоторые абзацы
Статья 19
1. Все равны перед законом и судом.
2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

А статья двадцать девятая гласит, что каждому гарантируется свобода мысли и слова. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.
Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.
Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский





Читатели (221) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика