ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ ДОРОЖКИНОЙ – ПОЗОР ТАМБОВА!

Автор:
Автор оригинала:
НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
БОРЬБА С ЛЮБЫМ ПРОИЗВОЛОМ ЧИНОВНИКОВ, ЭТО ЗНАЧИТ - БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ И, НАОБОРОТ, ЗАЩИТА БЮРОКРАТОВ ОТ КРИТИКИ, ОТ РАЗГЛАШЕНИЯ ИХ МЕТОДОВ БЕСПРЕДЕЛА – ЗАЩИТА КОРРУПЦИИ...

Прочитайте, и Вы поймёте, за что решением Тамбовской городской Думы Валентине Тихоновне Дорожкиной присвоено звание Почётный гражданин города Тамбова...
КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ ДОРОЖКИНОЙ – ПОЗОР ТАМБОВА!

Под моральным давлением руководителя Тамбовского Управления культуры В.И. Ивлиевой В.Т. Дорожкина стала заместителем председателя Тамбовского отделении Союза писателей России. Почти все средства, выделенные областным Управлением культуры стали направляться не на творчество. Созидательные успехи членов Союза перестали кого-либо интересовать. Последние два года все деньги достаются кроме председателя СП только Дорожкиной и членам её кружка «Тропинка». Возражения некоторых писателей привело, например, к тому, что председатель СП Н.Н. Наседкин издал книгу «Люпоффь», где мягко говоря, в нехорошем свете изобразил личную жизнь члена этого Союза Луканкиной Елены Львовны под именем Алины Латункиной. Но стоило журналисту газеты Е.Л. Луканкиной на стр. 51 – 56 книги «Когда мы стали животными» написать правду о Тамбовском СП, то вместо опровержений или полемики её вывели из правления, удалили упоминания о ней на сайте и тому подобное… Олег Валентинович Алёшин в местных газетах пытался возразить тоталитарному режиму правления Наседкина-Дорожкиной, но организованный им в газете «Город на Цне» диспут местные власти проигнорировали. К Наседкину и к Дорожкиной не приняли никаких мер. Он вышел из Союза писателей, что я нахожу дезертирством. Надо бороться, стараться преобразовывать болото местной, к сожалению, – анти культурной жизни по вине местных руководителей, хотя бы в проточный пруд справедливости, ведь Статья 29 Конституции гласит, что каждому гарантируется свобода мысли и слова… Запрещается пропаганда социального превосходства. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.
А разве игнорирование – не цензура? Оно помощней любой цензуры будет.
Статьёй 44 Конституции каждому гарантируется свобода литературного, художественного и других видов творчества, что каждый имеет право на участие в культурной жизни (подразумевается: и на стимулы), что каждый имеет право данной свободы, а не только Наседкин, Дорожкина, Знобищева, другие из «тропинки» и те, чьё творчество сравнением качества не дискредитирует произведения названных троих членов СПР.
Некому в Тамбове следить за исполнением основного закона.
Считаю необходимым привести цитаты из книги Е.Л. Луканкиной:
«Тамбовский Союз писателей уже давно захватили графоманы. Они в нём и около. А некоторые рвутся туда, используя авторитетные знакомства. Такое впечатление, что они везде. И это не голословное заявление. Со многими так называемыми профессионалами я знакома лично, а по книгам - со всеми. Я даже работаю с ними на одном этаже, постоянно пересекаюсь на мероприятиях, потому что освещаю в своей газете культурные новости».
«Талантливых людей наши профи-писатели не любят. Сильное звено им не выгодно. Здоровая конкуренция там приветствует только устно. Именно поэтому многие талантливые писатели, скажем так, очагово кучкуются. Им можно только взглянуть издалека на ключ от литературного процесса, потому что они не члены СП России.... Такой вот замкнутый круг. Вторая причина – вокруг этой кормушки лишние рты не нужны. И, в-третьих, жёсткий устав Союза табуирует этот пропуск. Разве талант определяется по количеству публикаций и мнению горе-графоманов?»
«Вчера Вы были миллионным никому не нужным поэтом или писателем, сегодня стали избранными. Ну и что? От этого Вы стали более талантливыми, чем день назад? Талант, знаете ли, и в Африке, и в Тамбове - талант. Обидно до слез другое – что многие талантливые писатели до сих пор дома в стол пишут, а не в Союзе числятся. Потому что они даровиты, именно поэтому их и держат на расстоянии. И сколько таких? Поверьте, очень много».
Я продолжаю... Остальные члены Союза молчат, потому, что отказывая в поддержке, Дорожкина с Наседкиным «кормят завтраками» их, а не члены опасаются произвола по месту работы, или насильственных действий властей. А мне нечего терять, поэтому я свободен и пишу без затруднений правду о коррупции. Коррупция - это не только прямые взятки, но и должностные преступления, которые доказывается голословным цинизмом отписок, а не обязательно фактом взяток. Отказ в каком-либо вопросе без объяснения причин или введение в заблуждение при отказе в решении вопроса, пересылка жалоб к тем на кого жалуются заявители, свидетельствует, что должностное лицо коррумпировано. Развитие событий показало, что коррумпирован даже Научный совет при Управлении.
Из-за корпоративной солидарности и нечестности в настоящее время избирается самый любимый метод деятельности руководства – пренебрежение ко всему правдивому, что даже косвенно задевает покой должностных лиц. По этой причине, по сути, – произошло негласное запрещение моей книги "ВЗГЛЯД ИЗ ВОЛНУЮЩИХ ЛЕТ". В 2006 – 2008 годах я просил руководителя Тамбовского управления культуры о материальной помощи в издании книги стихов. Но поступили как в частной лавочке. Мне ответили, что Управление издаёт только краеведческие книги. Я издал поэтический сборник «Взгляд из волнующих лет» на свои средства, то есть в 2008 году вышла в свет моя книга стихов «Взгляд из волнующих лет» в 245 страниц. После этого областное Управление культуры за государственный счёт напечатало книгу стихов В.Т. Дорожкиной «Благая весть» и даже выкупило её у неё для библиотек.
Приобщу подробности, что председатель Тамбовского отделения Союза писателей России прозаик Н.Н. Наседкин не заинтересован в приёме в Союз новых лиц, ибо они являются потенциальными конкурентами на стипендии, которые предоставляет Управление, а он распределяет среди своих… Николай Николаевич, когда я приносил свою ему книгу, не принял её, даже не раскрыл, проявив не только равнодушие, но и пренебрежение. Он заявил, что для вступления в Союз хотя бы одна книга обязательно должна быть напечатана государством, то есть, одна из трёх книг должна быть издана не на средства авторов, даже не на средства спонсоров, а за государственный счёт. Причём, объём книги не важен, сорок страниц или двести сорок – для Наседкина всё равно.
Я снова попросил руководителя Управления культуры Ивлиеву через директора областной библиотеки имени А.С. Пушкина о закупке книги по себестоимости для библиотек, предоставив её. Мне отказали, – мол, нет денег, кризис.
Ивлиева данное покровительство стабильно проявляет к ней, к её «тропиканкам», игнорируя всех остальных. Так, например, зимой 2010 года Управление вновь издало уже другую книгу Доржкиной «Дорога жизни» и выделило деньги опять же только ей на следующую книгу «Я дочь погибшего солдата. Все эти книги из ранее напечатанных, но перетасованных материалов. ». С 2007 по 2009 годы Управление выпустило три сборника «Тропинки», при отказе другим. Почему такая дискриминация? Может, стихи у Дорожкиной лучше, чем у меня? Отнюдь! Стихи у неё беззубые, в основном на малозначительные темы. Чувство в них пропорционально теме. Нет в них силы. Как будто робот писал. Несмотря на многие сравнительные недостатки стихов Дорожкиной ей все материальные блага, а другим, которые лучше пишут, даже членам СП – ничего! Разве это справедливо? О недостатках мы поговорим потом, потому что без примеров не обойтись.
Чиновники официально презирают не членов Союза писателей, хотя даже и не знают, чем отличается ямб от хорея. Я сам это проверял на суде по поводу фальсификации итогов конкурса на лучший гимн города Тамбова.
Не членам СП не дают денег на издательство новых произведений, не рекомендуют печатать в газетах. Независимо от содержания и формы их книги не покупают библиотеки, так как управление не даёт на это деньги. А чтобы стать членом Союза писателей, кроме издания трёх книг или брошюрок по 40-60 стихотворений, надо и «похлопотать» насчёт рецензий. Так как новые члены в Союзе являются конкурентами по ограниченным количествам стипендий, то приём их в эту организацию крайне нежелателен и затруднён. Также нежелательно для творческого чиновничества участие в конкурсах стихов и не только моих, если они значительно превосходят по качеству произведения «признанных» руководителем областного Управления культуры В.И. Ивлиевой авторов. По существу, признают лишь тех, кто умеет задаривать и поддакивать…
14.12. 2009 г. первый заместитель управления культуры А.Н. Кузнецов ответил подготовленным В.И. Ивлиевой ответом: «…Для решения вопроса о возможности издания Вашей книги в последующие годы, необходимо предоставить рукопись на рассмотрение научного Совета управления». К этому времени я уже дополнил свои стихи, некоторые отредактировал и написал новые.
17.12.09 г. я подал заявление в Научный совет Управления культуры Тамбовской области с просьбой рекомендации к изданию потенциально избранных ими стихов, так как в моей книге много гражданских стихов с критикой, то сказал, что их можно не печатать, а выбрать и напечатать четвёртую часть из книги о природе и новые стихи. Критика в книге примерно такая:

«Равнодушная Культура
Тихо дремлет на печи,
А разбудишь, – скажет хмуро:
“Нету денег, помолчи!

Ни к чему стихи и песни
В прозаический наш век,
А коль хочешь, пой, хоть тресни,
Про себя лишь, человек».

Я письменно просил сравнить мои стихи со стихами Дорожкиной. В случае невозможности опровергнуть мои аргументы и обосновать, что мои стихи хуже стихов, напечатанных на деньги, выделённых Управлением, я просил произвести или закупку моей книги для библиотек или выделить деньги на третью книгу.
За эти полгода, пока мне не прислали отписку, Управление опять издало новую книгу-сборник из повторно напечатанных стихов В.Т. Дорожкиной…
В газете «Тамбовская жизнь» от 23 марта 2010 года вышла статья В.Т. Дорожкиной «Увидеть мир по-новому». В ней автор пишет, что четверо её питомцев «имеют по две – три отдельные книги и со временем станут полноправными членами писательского союза». Утверждение Дорожкиной, мягко говоря, неэтично и цинично, потому что в Союзе существует лимит. Зная о бронировании мест в Союзе писателей, председатель Научного совета, руководитель управления культуры В.И. Ивлиева просто проигнорировала моё заявление с помощью стандартного неконкретного ответа, и, чтобы уйти от подозрений, сослалась на Научный совет.
Наталия Дмитриевна Громова (72-26-09), которой я подавал заявление в Научный совет, в сказала мне по телефону, что моё заявление не рассматривали, потому что в этом совете не разбираются в поэзии. Заявление отправили в Союз писателей, где с ним ознакомилась Дорожкина, поругалась на меня, а прозаик, председатель ТОСП РФ Н.Н. Наседкин, как всегда, согласился с ней, ибо она его заместитель в Тамбовском отделении писателей. Оказывается, всех, кого рекомендовала В.Т. Дорожкина, на Научном совете не рассматривали. Из этого следует, что на этот совет ссылаются только тогда, когда не знают, как отказать. Научный совет – это организация, которой практически не существует.
Ещё при приёме моих заявлений Наталия Дмитриевна Громова, заявила, что не будут рассматривать их, пока не пройдёт празднование юбилея Дорожкиной. Празднование продолжается до сих пор. Когда я сказал, что у меня тоже будет юбилей, то она, после консультаций с Ивлиевой ответила так, чтобы я понял, кто Дорожкина, а кто я. Нарушена статья 21
1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.
По вине Ивлиевой все деньги Управления ушли на празднование юбилея и издание очередной книги Дорожкиной «Дорога жизни». Не разбираясь в поэзии, Ивлиева ввела в заблуждение не только городские, но и областные власти. Зависимые от Управления культуры учебные заведения присваивают Дорожкиной звание профессора, губернатор лично поздравляет её. С подачи «крыши» – Ивлиевой 27 мая 2010 г.: решением Тамбовской городской Думы Валентине Тихоновне Дорожкиной присвоено звание Почётный гражданин города Тамбова, государство выделяет миллион рублей в качестве тендера на всех Тамбовских писателей и поэтов, но, несомненно, деньги, в конечном счете, достанутся ей и её друзьям. При этом, все грамотные люди видят, что данные обстоятельства имеют признаки мошенничества.
Желая в Союзе писателей иметь единоличную власть для большинства в голосовании, Дорожкина набирает туда послушных ей людей.
Мне удалось истребовать с Управления культуры полный текст протокола:
«УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ И АРХИВНОГО ДЕЛА ТАМБОВСКОЙ области
ПРОТОКОЛ заседания Научного совета
14 апреля 2010 г. №1
Председатель: Ивлиева В.И.
Секретарь: Кротова Т.А.
Присутствовали: члены совета - Громова Н.Д,, Дорожкина В.Т, Дорошина М.М, Земцова Г.А, Канищев В.В, Киселёва Т.В, Патрина Л.Н., Романенко Е.В., Ходякова Г.И.
ПОВЕСТКА ДНЯ
1. Рассмотрение заявления Лаврентьева Николая Петровича о публикации рукописи его стихов за счёт средств областного бюджета.
СЛУШАЛИ:
Кротова Т.А.: Николай Петрович Лаврентьев в течение ряда лет является членом литобъединения «Радуга», в состав которого входят самодеятельные поэты и писатели - и начинающие, и имеющие творческий опыт.
Предлагаемый к рассмотрению Научным советом сборник составлен из стихотворений, написанных в разные годы, разных по жанру. Однако данные произведения являются любительскими и далеко не достигают художественного уровня, достаточного для их публикации в плановом порядке на средства, выделяемые из областного бюджета. Публикация стихов В.Т. Дорожкиной нисколько не нарушает конституционных прав и свобод Н.П. Лаврентьева. То, что его стихи публиковались в периодической печати, в самодеятельных сборниках, ещё не говорит об их достаточном качестве и мастерстве автора. Все стихи требуют глубокой и серьёзнейшей редакторской правки. Отобрать часть стихотворений для печати, как просит автор, не представляется возможным.
Председатель правления Тамбовской писательской организации Н.Н. Наседкин дал свой отзыв о стихах Н. Лаврентьева, отзыв прилагается.
ВЫСТУПИЛИ:
Громова Н.Д.: Я разделяю точку зрения Т.А. Кротовой, считаю, что произведения, представленные Н.П. Лаврентьевым, не соответствуют тому уровню, когда можно говорить о публикации их за счёт средств областного бюджета.
РЕШИЛИ:
Рассмотрев представленные Н.П. Лаврентьевым произведения, Научный совет констатирует, что они не выходят за рамки любительского уровня и воздерживается от рекомендации их к изданию.
Представленный Н.П. Лаврентьевым сборник «Взгляд из волнующих лет» возвратить автору с приложением выписки из протокола заседания Научного совета.
Председатель Научного В.И. Ивлиева
Секретарь Научного совета Т.А. Кротова»
Главный недостаток данного сочинения Т.А. Кротовой в том, что оно голословно. Написать, что все стихи требуют правки не привести пример, это значит, ничего не сказать. Выдавать желаемое за аксиому, это не что иное, как результат коррупции. Они с Громовой Н.Д. в своих выступлениях не привели ни одного моего стихотворения, чтобы доказать свою правоту, не опровергли ни одного моего довода о том, что стихи Дорожкиной по сравнению с моими стихами проигрывают. Они даже не пытались найти хотя бы одну ошибку в моих произведениях. Все мои просьбы о тщательном разборе моих и Дорожкиной стихов примерно на одну тему для сравнения были проигнорированы. До и после даты заседания данного совета Н.Д. Громова говорила мне, что, как она, так и другие члены Совета не понимают в стихах, поэтому и отправили мои заявления в Союз писателей. Без сомнения, Кротова по приказу Ивлиевой совершила преступление в подделке протокола, так как никакого собрания не было, о чём мне говорила Громова. Кротова не согласовала протокол с Громовой, рабочий телефон которой я приводил выше. Номер протокола подтверждают мои мнения о том, что Дорожкина «вне конкурса», ибо управление выпустило её книгу без протокола.
«Председатель правления Тамбовской писательской организации Н.Н. Наседкин дал свой отзыв о стихах Н. Лаврентьева».
Наседкин – прозаик, в стихах, как и Ивлиева, ничего не смыслит, он повторяет за Дорожкиной, как аксиому, любую предвзятость.
«Публикация стихов В.Т. Дорожкиной нисколько не нарушает конституционных прав и свобод Н.П. Лаврентьева».
Публикация стихов В.Т. Дорожкиной нарушают права даже остальных членов Союза, ибо печатают за счёт бюджета только её, отказывая другим. Мои права вообще вне закона. Отказывают в издании книг не только мне, но и другим сильным творческим людям даже из числа членов собственного Союза из-за меркантильных интересов, которые обижаются, но зная жизнь, не решаются протестовать. Надеются ещё гранты (стипендии) когда-нибудь получать.
По существу, Научный совет отказал мне без всяких объяснений причин, не ответил на мои требования провести сравнительный анализ стихов, что равняется отказу реагирования на мои вопросы. В списке Научного совета не было ни одного филолога.
Считаю, что при оценивании произведений руководителю необходимо было указать членам совета, чтобы они не ссылались на то, что понравилось или не понравилось произведение. Такой ответ заведомо предвзят, как и сам совет, состоящий из работников Управления или Союза писателей, ибо Дорожкина – зам. председателя СП, распределяет деньги, от неё, как и о Ивлиевой, зависят те или иные люди. Стихотворение должно критиковаться с его разбором, с обязательным указанием идеи произведения, достойна ли она поэзии? Необходимо определить её общественную значимость. Выдержан ли сюжет в свете идеи? Не хромает ли логика? Нет ли сбоя ритма? Насколько рифмы соответствуют друг другу по созвучию? Наличествуют ли сравнения, эпитеты, метафоры, есть ли образ? Не слишком ли оно сухое, то есть выражается ли душа автора? Какое дерево произведения в общих чертах? Сравниваемые стихотворения должны быть примерно на одну тему. На все эти вопросы должен быть дан логичный ответ. Только после этого можно сравнивать конкурирующие произведения, а по ним – книги.
Мы же все грамотные люди и все свои действия должны объяснять словами. Если игнорирование не пояснено, то это исходит из каких-то меркантильных интересов. У судей – это взятки, предвзятость, блат с оппонентами. В Управлении – то же самое и зависть.
Чтобы не быть голословным, как мои оппоненты, я сначала приведу лучший стих её воспитанницы члена Союза писателей М. Знобищевой:

С кустом смородины у нас
Свои теперь секреты -
Про изумруд листа и глаз,
Про будущее лето».

Сразу бросаются в глаза, что слово «глаз» притянуто «за уши» для рифмы. Ей некому было подсказать, что на смысл слов-рифм должен падать основной смысл стихотворения. Она же кроме детской «тропинки» нигде не училась, а самостоятельно не занималась. Далее:

«Свои секреты с муравой,
Сердящейся немножко,
Когда по зелени живой
Ползёт сороконожка.
Есть тайна общая с жуком,
Играющим в Гарольда.
Скользит, с землёю незнаком,
Он по пруду, как по? Льду».

«Сороконожка», «Гарольда» вообще не к месту. Мария злоупотребляет правилами о рифме, цель её стихов, найти новую рифму, даже во вред идее произведения, которая, если она у неё и есть, то стоит на последнем месте. Ассоциация чего описывается? С кем сравнивается сороконожка и жук?
У кого это «Есть тайна общая с жуком»?
Почему Мария Знобищева утверждает, что жук «с землёю незнаком»? Он что из космоса прилетел? Для чего «по Льду» она разделила вопросительным знаком? Что за выкрутасы? Где идея? Дерево её произведения похоже на траву мураву.
Я, когда начинал писать, такие вирши даже в стенгазету стеснялся подавать, а «тропиканка» – сразу в книжку за государственный счёт и в Союз писателей! Меня удивляют её и Дорожкиной идейки своей мелочностью, когда в обществе столько проблем, создаваемых людьми, наподобие Ивлиевой. Для членов Союза писателей это, мягко говоря, несерьёзно!
И такое печатают по рекомендации УПРАВЛЕНИЯ КУЛЬТУРЫ И АРХИТЕКТУРЫ ТАМБОВСКОЙ ОБЛАСТИ! Должно быть, это управление состоит полностью из архитекторов, да простят меня настоящие зодчие России, которые, возможно, сами пишут стихи.
А вот стихи попечительницы Знобищевой, а именно, самой Дорожкиной:

Из «Валентина ДОРОЖКИНА «БЛАГАЯ ВЕСТЬ» (Стр. 28)

ПОЭТ

Два маяка сегодня у меня —
Мне душу согревают два огня:
Большой — от печки,
маленький — от свечки.
Два маяка сегодня у меня.

А за окном беснуется пурга.
Мой дом не существует для врага,
Но друга обогреет мой очаг,
И скажет друг:
«Уютней при свечах...
Устал от пустословья и безделья,
Они сразят быстрей любого зелья.
Дай отдохнуть от этой чепухи.
Согрею душу —
напишу стихи...».
И капнет воск горячий на ладонь,
И сердце отзовётся на огонь...
Перед великим именем
ПОЭТ
Опять уверую:
всё — суета сует».
Тема этого стихотворения – написание стихов. Если дважды повторились слова «Два маяка сегодня у меня», то, возможно, в этом идея? Две свечи, как видно из стихов Дорожкиной – это «пустословья и безделья у печки» - первый её маяк, а второй, это – «Согрею душу – напишу стихи у свечки». Почему не пять маяков? Несмотря на окончание дрёмы от ожога: «И капнет воск горячий на ладонь, И сердце отзовётся на огонь...», чувствуется эмоциональная фальшь, которая подтверждается продолжением «Перед великим именем ПОЭТ опять уверую: всё — суета сует». Слово ПОЭТ звучит напыщенно, оно не к месту, ошибочно. Это потому, что подобное высокое слово не подходит к этаким стихам, написанным по инерции от безделья продолжением зарифмованного пустословья. Да и Дорожкина это сама знает, закончив: «всё – суета сует», опять задремав.
В предпоследней строке сбивается ритм: «Перед великим именем поэт» ударный звук должен быть на втором слоге, а не на первом «Перед», ибо стихи написаны ямбом. Я бы нашёл синоним: «Пред исполинским именем ПОЭТ», но безграмотность не допустил. Дерево произведения этого стихотворения – две чахлые карельские берёзы, но от одного корня.
Если первый маяк Дорожкиной – жаркая печка, а второй – свечка еле тлеет… да ещё и «друга обогреет мой очаг», то автор, конечно же, имела ввиду члена Союза писателей Знобищеву. Недаром у них обеих такие сонные, неяркие, слабые стихи, но зато они подружились с заместителем начальника управления областной культуры В.И. Ивлиевой! А данное обстоятельство для властей и государственных средств в несколько раз выше любого таланта!
В п. 3 статьи 17 Конституции РФ говорится: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Но в Тамбове про эту статью, впрочем, как и про другие притворяются, что не знают. Дискриминация при помощи игнорирования, обмана потерпевших и руководителей высшего звена, вот методы Тамбовской коррупции, нарушающей права Человека.
Чтобы Вы не сомневались в истине моих слов о Дорожкиной, советую попытаться прочитать её книжки, но если Вы сами пишите стихи, то лучше не надо, чтобы не искалечить Ваши способности, и не убить в себе внутреннего редактора, ибо дурной пример заразителен.
Всё познаётся в сравнении, гласит поговорка. Сопоставьте прочитанный стих «ПОЭТ» о лени Дорожкиной на тему о написании стихов с моим стихотворением о поэзии, ведь я привожу свои стихи для объективности и сравнения примерно на одну тему:
ДЕРЕВО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Литература – это лес
На почве творчества людского,
А вдохновение с небес –
Не луч ли солнца золотого?

И если дерево одно –
Произведение, поэма,
Ветвей кудрявое руно –
Не поэтическая ль тема?

А держит крону только ствол,
Как всё творение – идея…
Природы и труда родство
Растёт во мне, душой владея;

Ведь я – поэт, Любимец Муз,
Повелевающий сюжетом,
И не хочу создать конфуз
Зря сомневающимся в этом.

И вновь из саженцев идей
Ращу природную культуру…
Я – лесовод среди людей,
Как для садов поэт – Мичурин.

В рефлексии своей души
Ищу я праведное слово,
Стихи тогда лишь хороши,
Когда в них логика сурова.

И мне приказывает Бог
Нести слова его народу,
Писать, чтоб творчества итог
Был равен леса кислороду.

Данное стихотворение я написал от имени образа поэта.
Сразу бросается в глаза, сравнительно более ясная логика, энергия этих стихов, хотя тема у них одна – писание стихов. Образность в самой теме. Идея данного стихотворения намного выше идеи о лени Дорожкиной и её попытке что-то сочинить. Чем выше идея, тем больше вероятности, что стихи будут лучше. Этот закон творчества противоречит коррупционности общества, которое не желает, чтобы писали правду о нём. Поэтому так часто случаются такие казусы, как в данном случае, когда управленцы судят не по совести, не по закону, а по предвзятости.
Предвидя вопросы, расшифрую часть идеи, ибо может возникнуть вопрос: «А где же корень»? Я много видел корней без стволов, это срезанные деревья. Стволы взяли люди, они им потребовались. А корни никому не нужны, хотя я согласен, что без корня не было бы дерева, что согласуется с тем, что о человеке надо судить по его делам, а не по блату, например Дорожкиной с Ивлиевой. Корень - это сам поэт, о чём я скромно умолчал.
Мичурин – поэт потому, что он ставил эксперименты, изобретая, выводя новые породы деревьев с лучшими свойствами без всякой генной мутации. К Дорожкиной это не относится, ибо она не желая трудиться, ничего не изобретает. А зачем, если эти книги издадут и так, да ещё и гонораром одарят и в библиотеки у неё закупят. Многие её стихи для разнообразия лицемерны, это всё, на что она способна.
"Был равен леса кислороду" можно понять только как в смысле значения, а не по количеству молекул.
В своём стихотворении я намекнул, что Бог, который живёт у меня в душе, заказывает стихи, в основном разоблачающие пороки человечества. Такой вот социальный заказ, который не нравится Ивлиевой, Дорожкиной, Наседкину.
Писать по велению – это штамп, лучше заменить синонимом - «по приказу», как я и написал. Тем более, что он ближе к действительности. Разве можно писать без приказа, при игнорировании, огромном противодействии, запрещении творчества властями?
Стихи без нормальной идеи – стихоплётство и пустословие. Идея произведения в моём стихотворении – объяснить начинающим поэтам (и Дорожкиной), на что надо обращать внимание при написании стихов, а тема – просто сравнение дерева с литературными понятиями, о которых надо знать и помнить. Если имеется лишь набор красивых слов, но нет общественно значимой идеи, то это, почитай, сумбур. Почти все её питомцы, члены и кандидаты в СП, тоже пишут просто зарифмованные предложения о всякой мелочи и выдают их за стихи.
В прозе тоже должна быть идея. В данном случае, как здесь, так и в стихотворении «Дерево произведения» у меня одна идея, то есть цель: просветить тех, кто имеет отношение к поэзии.
В своём «Дерево произведения» я справился с педагогической целью. А цель Дорожкиной, судя по её логике, сознаться в своей несостоятельности, с чем она также справилась. Тем не менее, пользуясь литературной неграмотностью властей, чужие деньги от управления культуры она не стесняется принимать, цинично перекрывая дорогу тем, кто пишет лучше её, что говорит о том, что и как человек, она очень низко упала, прихватив Тамбовскую элиту вместе со всей городской Думой.
Приведу ещё один текст Дорожкиной с неплохой идеей – о любви Тамбову:

ЮНЬСКИЙ ДЕНЬ В ТАМБОВЕ (Стр. 205)
Солнце.
Зелень.
Голуби на крышах.
Ветер аромат несёт с полей...
Город мой становится
всё выше,
Всё уютней, чище и светлей.
Я люблю, Тамбов, твои дома,
Домики
и дворики с цветами...
Улицы, как я любуюсь вами!
Здесь во всём —
история сама.
Чувство это —
не сиюминутное:
Вас давно ведь обожаю я,
Улицы тамбовские,
уютные, —
Тёплая, единая семья.

Дерево произведения этого стихотворения – кудрявый куст неопределённого вида. Ну не могу найти в природе дерева, которое сравнением можно было оскорбить. Идея есть, но выражается мелко. О голубях, улицах, домах так много сочинено, причём образно, что, кажется, будто эти стихи написал пятиклассник после рассказа ему об истории его города. Ничего нет своего, нового. Если в этом тексте вместо слов «Тамбов» и «Цна» вставить иные собственные имена, например «Моршанск, или «Москва», то их можно применять и там, но они так написаны, что не нужны не только Москве, но и Моршанску.
В отличие от данного текста, такую процедуру с моим стихотворения «Признание Тамбову» проделать не удастся. У меня рассказано о главных отличиях города Тамбова от других городов, что важнее двориков с цветами... Причём у меня на рифмы падает основной смысл, как советовал Маяковский. Данное стихотворение было написано в феврале 2006 года для конкурса на гимн Тамбова, но было проигнорировано властью Тамбова, чтобы отдать приз – десять тысяч рублей автору нелогичного, неграмотного текста, почти верлибра Е. Гуровой.
Прочитайте, сравните и поймёте, что и в пренебрежении к моему творчеству заключается нарушение моих прав…

ПРИЗНАНИЕ ТАМБОВУ (Стр.38)

Дарит герб твой лучезарный мёд
Историческому городу…
И приезжий человек поймёт,
Что Тамбов прекрасен смолоду.

На земле Тамбовской я живу,
Где лесами Цна любуется.
О Тамбовском волке чту молву,
О тебе душа волнуется.

Словно солнца луч цветку весной
Для меня ты стал столицей,
Мне б гордиться городом над Цной,
Но расстроен я милицией…

Всё равно любить тебя готов,
И Россию, так мне нужную.
Излучай приветливей, Тамбов,
Доброту великодушную…

Молодёжи помоги в любви,
Оправдай надежды вольные,
И на счастье всех благослови
Под мотивы колокольные…

Дерево произведения уже этого стихотворения – дуб у дома Асеева в Кардиологическом санатории города Тамбова, ибо логикой доказано, что любить Тамбов сильнее можно не за лишь улочки, а за его историю. Использование Дорожкиной этого слова в качестве оправдания банальности и её членства в СП выглядит наивно. Признание её строк и отрицание моих стихов вызывает вопрос: «Если это не коррупция, то что»? Может быть блат, мошенничество между ними? Скажем так: игнорирование ими лучшего при помощи блата рождает мошенничество, переходящее в воинствующее заражение общества коррупцией.
Так что Управление культуры от имени Научного совета обязано констатировать, что это как раз стихи Дорожкиной не выходят за рамки любительского уровня, и воздержаться от рекомендации к изданию как раз её стихов, хотя рекомендаций она никогда не спрашивала.
Её, якобы общественная работа в «Тропинке» по усвоению рифм оплачивается, и оплата в несколько раз больше, чем за более важную сходную работу получают профессионалы. На семинары и фестивали посылают только Доржкину, игнорируя более достойных членов Союза писателей, позоря её виршами Тамбов. Поэту Е.Я. Начасу, например, не оплачивали преподавание в литературном объединении «Радуга», не давали возможности представлять поэзию Тамбова вне его пределов, хотя его стихи на два порядка лучше стихов Дорожкиной.
Здесь я рассказал о сравнительной несостоятельности творчества В.Т. Дорожкиной по отношению к моим стихам, то же самое можно было сделать и по отношению к произведениям иных авторов «за бортом», так сказать, моих «друзей по несчастью».
По результатам опроса членов Союза писателей России, в число которых входил и бывший его председатель Александр Михайлович Акулинин (единственный из опрошенных, кто в списках), в первую пятёрку по таланту, значимости в настоящее время входят по рейтингу: Марина Струкова, Анатолий Остроухов, Александр Акулинин, Александр Макаров, Валерий Хворов. Все они приняты в Союз на Российском семинаре по первой и второй книге Распутиным, Вознесенским, Евтушенко и другими. Во вторую пятёрку вошли Николай Наседкин, Евстахий Начас, Валерий Кудрин, Иван Елегичев, Василий Кравченко. Рейтинг членов Союза совпадает с моим мнением, ибо Валентины Дорожкиной и близко нет. В одном я не согласен. Если анализировать их произведения по моему методу, то, среди поэтов я бы поставил на первое место по Тамбовской области Евстахия Ярославовича Начаса.
Предвзятые, преступные действия вне анализа стихов, по сущности – нарочитые бездействия и предвзятые поступки Управления культуры Тамбовской области находятся в противоречии со статьёй 19 Конституции: «1. Все равны перед законом и судом. 2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан…». Управление спасает то, что ограничения прав господствуют везде. Например, чтобы подать жалобу в заведомо предвзятый суд по факту ограничения прав, всё равно надо заплатить госпошлину…
Дискриминация налицо! Действия руководителя Тамбовского областного управления культуры, председателя «Научного» совета В.И. Ивлиевой ради её подопечной Дорожкиной с членами «Тропинки» вредны обществу…

Комментарии подобной статьи на сайте LitSovet в интернете: 1. Шахвердов А. В., 13.05.2010 15:10 [ Ответить ]

Да, всё правильно Вы пишете. Только почему Вы удивляетесь, что бездарность правит бал в России? Разве так только в поэзии? Так во всем и это целенаправленно делается. Ваши стихи не печатают именно потому, что они талантливы, проникновенны и не удобны для власти. Лермонтова тоже не печатали. Ну, какая власть сама на себя будет печатать справедливую критику. Издавайтесь сами, как можете, все равно потомки расставят все на свои места, можете не сомневаться. Мы же расставили... Они всучивают детям через библиотеки стихи, от которых их тошнит и учебники, от которых им плохо бывает. Разберутся сами. Сейчас гораздо престижнее не издаваться властью, чем наоборот. Как знак качества.
Minor …Ваши стихи во много раз превосходят этих двух… ладно, удачи в борьбе с системой!

Чиновничеством, в азбуке стиха чужом,
швырнули звонко чин поэта
Дорожкиной, в элиту влезла что ужом,
верша беззубости без цвета.

В тех виршах безыдейно-мелких и сухих
души нет, но зато есть рифмы.
Все областные средства ей за счёт других! –
Не можем одолеть сей риф мы.

Ей в Управлении культуры блат как сват, –
руководит её подруга,
книжонки переиздавая. Все ловчат,
завязывая подлость туго.

И кульминация – Почётный гражданин
Тамбова, верх дискредитаций
людей известных… Лицемерию сродни
их так порочит визг оваций!

Ликует на тропе предвзятости конфуз:
опять из тьмы пролез наружу
коррупции и недомыслия союз, –
в Тамбове Дума села в лужу,

где телевидение плещется уже
не замечая даже грязи
в «подарочке» от Ивлиевой-протеже
в отстойник гордых несуразиц!

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский



Читатели (533) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика