ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Был ли мудрым вещий Олег?

Автор:
«Как ныне сбирается вещий Олег... » Кажется, у ответа на вопрос: «С какой целью вздумал Пушкин ворошить далёкое прошлое?» - нет вариантов. Каждый школьник знает, что в балладе говорится о «неизбежности судьбы, тщете попыток человека обмануть роковое предначертание» [8]. Однако есть в произведении нечто, побуждающее усомниться в абсолютной истинности общепринятого представления. Это нечто - неоднократно повторяющийся в стихотворении эпитет «верный» в сочетании со словом «конь». «К чему бы это? А если просто "на коне"? - справедливо замечает автор статьи "Уроки «Вещего Олега»", Яков Островский. - Ведь все последующее течение событий никак не нуждается в том, чтобы конь был "верным". Достаточно того, чтобы был. Да и идея обреченности от этого не пострадала бы». Говоря о коне, указывает исследователь, Пушкин называет его "верный друг", "верный слуга", "товарищ". «Мало того, и этим не ограничивается - целую строфу (седьмую) "тратит" на обоснование этого тезиса» [6]. Прочитаем и мы вдумчиво эту строфу. Обращает на себя внимание фраза: «Чуя господскую волю...» Глагол «чуять» имеет два значения: «1. Чувствовать, ощущать, познавать чувствами, преимущ. обонянием. Собака чует дичь. 2. перен. Угадывать, постигать, внутренне ощущать что-н. Старца великого тень чую смущенной душой. Пушкин [7]». Конь Олега угадывает, постигает волю хозяина без каких-либо слов и жестов со стороны последнего. Душой чует. И готов погибнуть «под стрелами врагов» ради своего князя. Да и умер конь не от старости («Мой конь и д-о-н-ы-н-е носил бы меня», - сокрушается Олег), а от разлуки. - Спи, друг одинокий, - произносит Олег «на холме крутом», где покоятся «благородные кости». Но почему не «верный друг», как раньше? Почему именно «одинокий»? Не потому ли, что на могиле «отправленного в почётную отставку» [6] друга князь особенно остро ощутил собственное одиночество? Кто находится рядом с Олегом после того, как «князю другого коня подвели»? Это, во-первых, дружина, во-вторых, князь Игорь и, в-третьих, старые гости. Гости, понятно, уедут. У Игоря есть жена - Ольга. А дружина... Две строки в балладе повторяются почти дословно:
Бойцы поминают минувшие дни И битвы, где вместе рубились они.
В первый раз это происходит при жизни, а второй - после гибели князя. Сначала «пирует с дружиною вещий Олег» - в конце баллады дружина благополучно «пирует у брега» с князем Игорем. Может быть, жена Олега оплакала его безвременную кончину? ( Безвременную, потому что Олег дважды назван «могучим»). Однако в балладе об этом - ни слова. Злую шутку сыграл с князем Олегом «любимец богов»: единственного друга лишил, а от смерти не избавил... Стоп! Почему кудесник «любимец богов» - во множественном числе? А ведь наш «мудрый старец» - язычник! Покоряется он Перуну и вышел навстречу Олегу «из т-ё-м-н-о-г-о леса», где предавался «весь век» «мольбам и гаданьям». Впрочем, это обстоятельство нисколько не смущает князя: о его язычестве историки говорят достаточно дружно. Однако «то, что первые христиане появились в Киевской Руси задолго до 988 г., ни у кого не вызывает сомнения» [ 3]. Но разве это не всё равно: был ли Олег язычником или христианином? Что это меняет, в частности, в отношении Олега к смерти? Как показало знакомство с информацией о язычестве, многое меняет. Так, в язычестве существует понятие, сходное с христианским грехом - скверна. Однако «скверна (в отличие от греха) н-е п-р-о-щ-а-е-т-с-я и тем паче «н-е о-т-п-у-с-к-а-е-т-с-я», ибо это только преумножает её, освобождая для новых деяний. Со скверной можно и нужно только бороться» [4]. Исключение составляют мифические существа, которые могут избавиться от скверны, искупавшись в мифической молочной реке, как это делает великий властитель, третий лик Славянской Ведической Троицы - Велес [1]. Что же касается обыкновенных людей, запятнавших себя скверной, «души этих людей умирают вместе с плотью, становясь (аналогично мёртвой плоти) удобрением, или, проще говоря, - «пищей богов», дабы принести Мирозданью, хоть какую-то пользу» [4]. Другими словами, человек, допустивший ошибку, неотвратимо обрекает на гибель свою душу, и с момента ошибки бесполезны любые подвиги самопожертвования. Тут и жизни будешь бояться, не только смерти! А теперь обратимся к Библии. Вспомним историю апостола Петра. По совершении тайной вечери Христос предрекает его троекратное отречение «в эту ночь, прежде нежели пропоёт петух» [2, Матф., 26, 34-35]. Христос схвачен и приведён к первосвященнику Каифе. Пётр, последовавший за учителем и узнанный людьми, не только трижды отрекается, но клянётся и божится, что не знает Иисуса. Запевший петух напомнил Петру предречение. «И вышед вон, плакал горько» [2, Матф., 26, 75]. С точки зрения язычества, разве Пётр не осквернил себя предательством? Однако именно ему по воскресении своём из мёртвых «после троекратного вопрошения о любви, снимающего троекратность отречения Петра» [4], Иисус говорит: «Паси овец моих» [2, Иоанн, 21, 17]. Трижды повторённый вопрос: «Любишь ли ты меня?» - не только показывает, что Иисус дарует прощение Петру, но и каждый раз отменяет предыдущий ответ апостола, снова и снова ставя его перед выбором своей будущей судьбы. Раскаявшийся («плакал горько») и преодолевший страх Пётр достигает впоследствии такой степени духовной стойкости, которая позволяет ему без колебаний принять мученическую смерть, предсказанную Христом. При этом ни Пётр, ни кто другой из апостолов не задаёт Иисусу вопроса: «Что сбудется в жизни со мною?», потому что каждый из них готов пройти свой путь ошибок, раскаяния и укрепления духа.
В русской истории (слава Богу!) были люди, остававшиеся верными правде, несмотря ни на какие страдания. Митрополит Филипп, например. И (прав, безусловно, Павел Лунгин) истинный царь - он. А язычник Олег идёт на поводу у своего страха смерти. Однако его знание о будущей гибели не отменило (и никогда не отменяет) её. Но в таком случае - зачем?

Литература
1. Асов А.И. Славянские боги и рождение Руси: «Вече», М., 2006, с. 42 - 43.
2. Библия. - М., 1989.
3. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IХ - ХII). Первые века христианства на Руси: http://www.lants.tellur.ru/history/danilevsky/d07_3.htm
4. Мифологический словарь. Гл. ред. Мелетинский Е.М.: М., 1991, с.439.
5. Основы - Русское язычество, понятие язычества и ответы на вопросы о русском: http://www.bujan.ru/rod/yazichestvo.html
6. Островский Я. Уроки «Вещего Олега»: http://berkovich-zametki.com/Nomer15/Ostrovsky1.htm
7. Толковый словарь русского языка Ушакова: http://slovari.yandex.ru/dict/ushakov/article/ushakov/24/us4130905.htm
8. Энциклопедия литературных произведений. Под редакцией С.В.Стахорского. - «Вагриус»: М., 1998, с.357.



Читатели (1275) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика