ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Агония Литературы

Автор:
Агония Литературы.

Пользуясь господствующей ныне свободой слова, хочу обратиться к своим соотечественникам, потому что молчать уже нет сил! Предвижу, многие из вас захотят со мною поспорить, но очень надеюсь, что это мое воззвание не станет «гласом вопиющего в пустыне» и найдет отклик в ваших сердцах.
Я начала этот разговор не из-за страсти к литературе (хотя она актуальна во все времена - и является зеркалом своей эпохи!), а из-за того, что речь идет о духовной катастрофе глобального характера! Вообще, я равнодушна к большинству произведений современной литературы, но подвели любовь к античной истории и юношеское увлечение Юлием Цезарем. И таким образом не очень давно в мои руки попал роман «Клеопатра», автором которого является известная российская писательница Фаина Леонтьевна Гримберг. Едва полистав эту книгу, я всерьез испугалась, не начинаю ли страдать зрительными галлюцинациями – настолько необычен был этот «шедевр». Но обо всем по порядку.
В качестве прелюдии – обращаю ваше внимание на очень вольную – даже дерзкую – интерпретацию исторических фактов. Так, автор утверждает, что отцом старшего сына Клеопатры, известного как Птолемей 15 Цезарион, был вовсе не Юлий Цезарь, как принято считать, а брат царицы Птолемей 13(которого она вообще-то ненавидела и с которым вела гражданскую войну!). И что царица погибла не от укуса змеи – ее-де - по ее приказу убила рабыня Ирас… И якобы Цезарь не обращался к своему убийце Бруту с последними – ставшими легендарными – словами: « И ты, дитя мое?»…
«Вот зануда-то! – быть может, перебьют меня некоторые из вас. – Да кому нужны эти допотопные факты?! Ведь роман-то – на то и роман, чтобы отступать от них!» Согласна! Но ведь это еще цветочки! А «ягодками» оказалось то, что Клеопатра и ее приближенные сыплют в романе Гримберг отборным русским сквернословием. «Х…есоска, е…нная в рот», - выругала царица своего нелюбимого брата. Гениальный анахронизм, не так ли?! А ключевым словом является глагол «е…ться». О его существовании я узнала, кстати, именно из этой книги. Представляете, какая отсталая дура - 20 годков прожила – и не знала, что в русском языке есть такой замечательный синоним слову «любить»!
Кстати, тема плотской любви, проходящая «красной нитью» через весь роман, раскрыта с такой пугающей откровенностью, что создается впечатление, будто автор самолично заглядывала в спальню легендарной царицы. Открываем наугад любую страницу – и: «Она сжимала пальцами мокрыми правой руки его фалл, влажный от извержения семени». Но не подумайте, что дело ограничивается «классической»гетеросексуальной порнушкой – если верить г-же Гримберг, Клеопатра не обделяла вниманием и свою рабыню Ирас («они терлись друг о дружку, совали пальцы друг в дружку, а также много целовались до задыхания и смеха»), и даже своего маленького сына Цезариона («она любовалась его крошечным фаллом, целовала его, причмокивая»). Нечего сказать, вершина материнской любви! И таких примеров можно привести сколько угодно, но я хочу пощадить бедных читателей – стошнить ведь может! И непонятно, что это за произведение – то ли грубо замаскированная «Камасутра», то ли бред одинокого, спившегося извращенца-неудачника, одержимого острым генитальным психозом. В любом случае, на исторический роман это никак не тянет, особенно если учесть все исторические «недочеты», о которых мы говорили в начале.
«Но Клеопатра и впрямь не отличалась целомудрием», - скажете вы. Но даю голову на отсечение, фантазия г-жи Гримберг ввергла бы в краску даже эту весьма искушенную государыню. О которой писали и Шекспир, И Блок, и Пушкин, и многие другие. Но даже в самом диком бреду в мозгах этих классиков не созрела бы столь сочная «клубничка», ибо главным критерием их искусства была эстетика. А окунувшись в грязь тошнотворного гримбергского натурализма, хочется принять душ. Очевидно, эта дама не понимает, что между - даже самой порочной!- любовью и порнухой существует огромная разница. И что копаться в грязном – давно истлевшем – белье, мягко говоря, неэтично.
«Можно подумать, одна она такая! – снова возразит мой оппонент. – Сейчас нет никаких запретов, и Художник имеет право на полную свободу творчества!» Что правда – то правда! Теперь писатель – это бог, для которого нет никаких святынь, кроме собственного воображения. Захочет писатель - и «сведет» Моцарта со шлюхой Таней ( Сорокин. «Дети Розенталя»). Или «заставит» святого пророка Илью(!)влюбиться без памяти в бедную вдову (Пауло Коэльо. «Пятая Гора»). И не побоится даже «поженить» (прости, Господи!) Самого Христа и Марию Магдалину ( Дэн Браун. «Код да Винчи»)! И, конечно, «коль пошла такая пьянка» бедной Фаине Гримберг ничего не остается, кроме как «уложить» Цезаря (который предстает в ее романе разваливающимся полуманьяком-полуимпотентом) в постель и «заставить» их с Клеопатрой самозабвенно заниматься оральным сексом, как будто ничто более возвышенное их не связывало! Впрочем, здесь я кривлю душой! Разумеется, как и положено влюбленным, они наслаждались поэзией. И какой поэзией!
Армянки невъ…енной красоты
Уздечки расплетали языком…
А между тем – прыткая Фаина Леонтьевна не дает им даже спокойно сходить в уборную – и там бедняжек настигает ее всевидящее око! Не верите? Цитирую: «У него боли и рези при мочеиспускании, но он все еще силен, если речь идет о женщинах». Так не унижали Цезаря даже его враги! А если бы вы знали, как талантливо и красочно эта великая женщина описывала какашки несчастного царевича Цезариона!.. Видимо, в этом ребенке не было больше ничего примечательного! Н-да… «жестокая судьба отца и сына»!...
Я, конечно, не спорю, что г-жа Гримберг – дитя своей эпохи – эпохи Браунов, Пелевиных, Сорокиных, Коэльо, Вильмонтов и прочих. И, бесспорно, свобода творчества священна! Но почему бы этим монстрам пера не писать в своих тетрадках чисто для себя? Зачем же марать при этом тонны бумаги и души бедных читателей испражнениями своих больных мозгов?! Вы скажете, что я бессовестная хамка и оскорбляю таких великих творцов слова! Но не является ли хамством с их стороны так беззастенчиво оскорблять моральные и религиозные чувства людей?! Или для этих бессовестных жрецов искусства нет уже ничего святого… кроме денег?!
«Ведь сейчас никто никому ничего не навязывает! Не хочешь – не читай!» - снова возразит мой собеседник-либерал. Но это взрослый человек (и то не всегда!) может сделать осознанный выбор. А ребенок? Представим себе ситуацию: мама говорит своему 14-летнему сыну или дочке, что нехорошо ругаться матом и иметь беспорядочные половые связи. И вдруг этот ребенок совершенно случайно (как и я!) берет в руки обсуждаемый нами роман и находит там замечательную фразу: «надо много е…ться, чтоб дое…ться до наслаждения». И сказала это не какая-нибудь выжившая из ума алкоголичка, а писатель-историк и титулованный поэт-филолог – Фаина Леонтьевна Гримберг! И как тут вырастешь хорошим, если мир встал с ног на голову?!
«Нечего накручивать. Порок был всегда!» - снова скажете вы. Да, порок древен, как мир. Но я, без 5 минут филолог, привыкла (как, наверное, и многие из вас) считать литературу носителем Прекрасного, а писателя – пророком, стоящим выше земных пороков и дарящим людям свет Добра.
«А герои «Преступления и наказания»! Проститутка и убийца! Вот так свет Добра!» - усмехнетесь вы. Да, конечно, классики не могли не обращать внимания на болезни общества. Но как они писали об этом? С великой болью и скорбью. Ибо стержнем их произведений были моральные ценности. Но когда в художественной литературе (не о «Шансоне» мы сейчас говорим!) смакуются описания самых грязных реалий жизни, обильно приправленные пикантным матом, и грех освящается чуть ли не с положительной стороны – это, простите, уже конец света! Конечно, во все времена появлялись Барковы (Иван Барков – скандально известный поэт Золотого Века, строчивший эротические вирши – Прим. Авт.). Конечно, и великие поэты (Пушкин, Есенин и др.) изредка баловались фривольными стишками, но это были исключения, ставшие теперь правилами. Принято различать русскую литературу Золотого и Серебряного веков. Нынешнее время я не побоюсь назвать Железным Веком. И это железо покрылось толстым слоем ржавчины. Литература умирает!
«Но ведь спрос рождает предложение. Раз пишут – значит, людям нравится!» - воскликнет мой воображаемый неугомонный оппонент. Что ж, поздравляю! Вы меня полностью обезоружили! С этого и следовало бы начинать!
А теперь, друзья, шутки в сторону! Зададимся «проклятым» вопросом: «Кто виноват?» Кто виноват, что массовая культура снизошла до туалетов? Кто виноват, что грех занял место эталона? Кто виноват, что современный театр так легко спутать с борделем? Кто виноват, что Ее Величество Графомания безраздельно и жестоко правит страной, где жили Достоевский, Цветаева, Толстой и другие? Кто виноват, что низкопробные псевдопроизведеньица раскупаются, как мороженое в жару? Наше общество, то есть мы с вами! До чего же мы докатились, господа?! Мы с наслаждением глотаем духовные экскременты. Мы, как свиньи, валяемся в потоках информационной грязи. Мы своей сексуальной озабоченностью разрушаем безжалостно красоту Любви. Мы оскверняем могилы великих людей своим маниакальным заглядыванием в их постели. Мы не останавливаемся не перед чем – и плюем даже в лики святых, приписывая им наши же грехи и страсти. Мы топчем в прах все святое – и при этом хватаемся за головы, услышав, что какой-то негодяй изнасиловал 8-летнюю девочку! Или что СПИД ежегодно скашивает миллионы цветущих жизней! Это все равно, что непрестанно загрязнять дом, а потом удивляться, что в нем завелись мыши и крысы! Логика сумасшедшего! Но вовсе не нужно быть гением, чтобы понять: агония литературы, происходящая ныне, есть прямое отражение деградации нашего современного общества, которое лишено будущего и обречено на вымирание. Ибо человек без морали - не человек. А царящий всюду разврат – это духовная радиация, которая в течение десятилетий отравляет все вокруг, медленно, но верно губя все человечество. И не надо думать, что у меня слишком богатая фантазия. Ведь даже Гитлер говорил: «Чтобы уничтожить народ, его нужно развратить». И судьбы Древнего Рима и Вавилона подтверждают эту аксиому. Да что я говорю?! Достаточно вспомнить, что Швеция – этот современный Содом – переживает кризис семьи и, следовательно, вырождается. Да и в России 2 брака из 3 заканчиваются разводом. Так что если мы не хотим превратиться в бездушное стадо похотливых обезьян, давайте сохранять остатки стыда и оставаться людьми!
Спасибо за внимание!




Читатели (1552) Добавить отзыв
Не возражая по сути, прицеплюсь к частности: зрелый Пушкин умер в бедности и на спаде популярности, в то же время Булгарин, Кукольник и иже процветали, как и издатели лубочных сказок, а Достоевский и Гоголь часто бедствовали (последнему здорово помогал пожизненный "грант" от Николая I).
Всегда есть масса "простого народа", которому недоступен внутренний смысл книг.
И он будет читать то, что ему по плечу -- либо второсортную классику, либо приключения, детективы, сериальную фантастику.
Очистить книжные полки можно лишь цензурой. А толку! Души останутся грязными.
У Лескова в "Загоне", кажется, есть симптоматичная история убийства одного крестьянина другим из-за приглянувшегося брегета: он проснулся пораньше, перекрестился, да и зарезал соседа по полатям на постоялом дворе. Взял манатки, ушел. По пути разобрал. Все взял, кроме куска вареного мяса в тряпице. Его есть не стал. Выкинул. Потому что был пост.
Вот и все, чего добилась церковь, внедрив обрядность, но не достучавшись до душ.
И ее, и советское благолепие -- было лишь видимостью. Жалким обманом.
Мы не в конце света. Мы в его самом начале.
04/06/2009 19:34
В смысле, мы по прежнему в его самом начале.
04/06/2009 19:46
<< < 1 > >>
 

Литературоведение, литературная критика