ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Какие читатели сонета 78 В.Шекспира не похожи на лошадей

Автор:
Вы можете подвести лошадь к воде, но не сможете заставить ее пить.

Английская пословица


Сонет 78 написан В.Шекспиром так:

So oft have I invoked thee for my Muse
And found such fair assistance in my verse
As every alien pen hath got my use
And under thee their poesy disperse.
Thine eyes that taught the dumb on high to sing
And heavy ignorance aloft to fly
Have added feathers to the learned's wing
And given grace a double majesty.
Yet be most proud of that which I compile,
Whose influence is thine and born of thee:
In others' works thou dost but mend the style,
And arts with thy sweet graces graced be;
But thou art all my art and dost advance
As high as learning my rude ignorance.

И каждый, не похожий на лошадь, читатель, способный прочитать этот текст, может увидеть, что самые известные переводы этого сонета на русский язык, выполненные С.Маршаком и А.Финкелем, годны только… на макулатуру.
Не знающие английский язык, но понимающие смысл приведенной в эпиграфе английской пословицы читатели могут убедиться в справедливости написанного в предыдущем абзаце, обратившись к подстрочнику, выполненному А.Шаракшанэ:

Я так часто призывал тебя как свою Музу
и находил в тебе такую добрую помощь для своих стихов,
что каждое чужое перо присвоило мой обычай
и, прикрываясь тобой, распространяет свою поэзию.
Твои глаза, которые научили немого петь во весь голос,
а тяжкое невежество — летать в вышине,
теперь добавили перьев к крыльям ученых
и придали изяществу двойное великолепие.
И все же гордись более всего тем, что слагаю я,
у которого все влияние — твое, и рождено от тебя*;
в произведениях других ты всего лишь улучшаешь стиль,
и искусства лишь украшаются твоей драгоценной красой.
Но для меня ты — все мое искусство, и возвышаешь
до учености мое грубое невежество.

Но главное, этот подстрочник показывает, что только не похожие на лошадей читатели оригинала этого сонета и этого подстрочника, способны увидеть, что в ключе сонета Шекспир говорит о своем уровне именно как ученого. Соответственно, такие читатели могут увидеть, что уже века таких читателей у этого сонета как не было, так и нет.
То есть, похожих на лошадей читателей произведений В.Шекспира совершенно невозможно заставить «пить» понимание, что, в некотором определенном смысле, В.Шекспир все-таки был именно ученым.
Кстати, поэтический перевод ключа сонета выполнен А.Шаракшанэ так:

А моему невежеству дал все ты:
Искусство и учености высоты.

То есть, не похожие на лошадей читатели должны еще увидеть, что адресат этого сонета вовсе не является неким физическим лицом. И для таких читателей автор предлагает свой собственный перевод ключа сонета.

Начало моего искусства ты,
Моей научной мера высоты.

Но это мелочь. Главное все-таки заключается именно в том, что только читателей, не похожих на лошадей, можно убедить в том, что, как бы какой-то человек ни был невежественен во всех других науках, он, как и В.Шекспир, может подняться на уровень ученого, если поймет истину, которую в этом сонете Шекспир обозначил словом «ты».
То есть, до уровня ученого поднимется каждый человек, который сможет делать взаимосвязанные выводы из материализованной в каждом человеке вечной истины взаимосвязанного сосуществования элементов прошлого, настоящего и будущего в каждом миге бытия и бытия людей.
Ведь любой ученый (если ему не сообщать заранее об истине, о которой в этом сонета писал Шекспир) может подтвердить, что выводы из истинного основания являются выводами именно закономерными, научными, что проявляется в неизбежности, неотвратимости последствий неспособности такие выводы делать, понимать и следовать им.
«Все в науке основано на содержании, ценности и действенности выдвинутого основного положения и на чистоте намерения» (Д’Аламбер).
И, соответственно, кто не способен из этого понимания «пить», обречен «пить» бурду нынешних «переводов» сонетов и других произведений В.Шекспира и их бесчисленных толкований, из которых Шекспир выступает кем угодно, но только не ученым.
И если бы только эту бурду.










Читатели (377) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика