ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Ради единственной... Монотеатр Г. Грумберга

Автор:
Ради единственной - в платье цвета юной зелени

Скотство пришло в мир
В этот момент всемирно известный хирург, профессор Бенда думал о Беттине, своей молодой жене-художнице. На последние деньги в витрине фешенебельного магазина он купил ей роскошное платье цвета юной зелени. Любовь – единственное - ради чего человеку стоит жить на земле. Страстное человеческое желание увидеть свою жену в новом платье охватило Бенда. Этот мираж стоил всех миссий на свете, и больное сердце профессора вновь стало молодым и счастливым. Пусть мгновение , но она будет счастлива этом платье… Пусть мгновение… О чем может еще мечтать порядочный человек, если остановить заведенную машину фашизма не по силам одному еврею. Его сердце может остановиться, но он не может сохранить жизнь сорока тысячам австрийских евреев! Европа не согласна дать ни за одну еврейскую голову по 250 долларов. Ни за одну! И не потому, что цена завышена или человек – не товар, а потому что мир – перевернулся. И теперь уже ни один из его соотечественников не выйдет из запертых вонючих вагонов. Скотство вернулось в мир и безжалостные нелюди начали остервенело вытаптывать и «вышвыривать малые тельца сирот» в бежизненное пространство наступившей КАТАСТРОФЫ… Сердце профессора Бенда остановилось, не дотянув нескольких часов до дома. Он упал на земь, держа в руках коробку с роскошным платьем. В голове звенела ликующая “Ода к радости” Бетховена. Остановившееся сердце, став невесомой душою, устремилось к белым одеждам в небесном тоннеле. Всем было свободно и радостно. Но не было той единственной - в платье юной зелени – единственной, ради которой жить в безумном мире, отнявшем у евреев право быть счастливыми на земле…

«Отпусти народ свой»

Как известно, материя литературного произведения так или иначе причастна к внешнему миру человека. Монотеатр Г. Грумберга вмещает все: психологизм персонажей – их переживаний, ощущений, мыслей, настроений, ассоциаций, порою косвенно обозначенных словом, но в исполнении Г.Грумберга оживающих через жест, мимику, движение, детали костюма – клюку, шляпу, белый шарф. Все работает на раскрытие внутреннего мира героев, мучимых противоречиями, романтичных и трагичных одновременно – они люди!!! И этим все сказано...
Когда перед тобою серьезный актер невозможно не чувствовать, как центр тяжести порою словно перемещается с поступков на переживания персонажей, подчеркивая внутренние мотивы их поведения.
По иронии судьбы - ЕВРЕЙ - представлял фашистскую Германию на Эвианской конференции. Тогда, в 1938 году, хирург мировой известности, он мучительно пытался предотвратить беду, убедить Европу «выкупить» у фашистов евреев.

По развитию сюжета кажется, что кульминация пьесы - провал миссии Бенды в Швейцарии: ни одно государство не приняло евреев-беженцев, не дав за голову ни цента. Человечество – не товар, за него не платят! Так аморальность мира стала еще одним источником вдохновения фашизма, проложив целому народу прямую дорогу в газовые камеры.
Но исполнении Г.Грумберга психологическая кульминация звучит сильнее политического вероломства: сердце Бенды не выдержало, не в силах отстучать за всех - остановилось! Во истину

Когда строку диктует чувство
Оно на сцену шлет раба.
И тут конгчается искусство.
А дышат почва и судьба.

Продолжая мысль Б.Пастернака о настоящем актере, З.Зарецкая очень верно заметила, что “сцена смерти знаменитого врача и журналиста профессора Бенды, признанного даже нацистами, была сыграна “молодым” 75-летним актером….. с такой бескорыстной самоотдачей и чувством счастья, что казалось – это он сам, наконец, навсегда свободен любить, а не ненавидеть”. Таков прорыв ЧЕЛОВЕКА в будущее, точнее, в бессмертие.

Театральное искусство – особое искусство. В нем – действие – действие, диалог – диалог, пауза – пауза, а монолог – монолог. Сложность любого моноспектакля в том, что зритель ждет от одного актера всего этого вместе. Главное, что в данном случае ожидания оправдываются. В исполнении Г. Грумберга диалог приобретал самые разные оттенки голосов: молодой жены художницы Беттины, его детей, крестьянина, спасшего старшую дочь профессора в альпийских снегах, расчетливо умных политиков – из США, Англии, Франции, Ватикана, южноафриканских стран… Мы слышим их, благодаря актеру, верному “главной заповеди искусства... - высказать правду о душе человека, высказать такие тайны, которые нельзя высказать простым словом”( Л.Толстой).

Список послужной

Григорий Грумберг, родился в Харькове, выпускник киевского театрального института ( 1952) , работал в городах Кривой Рог, Львов, большую часть жизни – в качестве главного режиссера Харьковской филармонии. На его счету – более 200 поставленных спектаклей, среди которых наиболее яркие - “Каменное гнездо”, “Беспокойная старость”, “Коллеги”, “Скованные одной цепью”, опера “Любовный напиток”, оперетта “Летучая мышь». Девять лет в Израиле... Здесь он стал не просто режиссером, но актером-оркестром, ибо большая часть его израильских спектаклей – это моноспостановки театра “Портрет”: “Генеральная репетиция (по Галичу), “Что бы сказал Шалом Алейхем”( 110 спектаклей), ”Три жизни Айседоры Дункан”(70 спектаклей), «Полеты с ангелом»(о Шагале – 25 спектаклей), серия программ “Стихи и судьбы” - новеллы о поэтах и их стихи – о Чичибабине, Есенине и Дункан, Мандельштаме, Цветаевой, Галиче, Высоцком и Влади, Вертинском и его первой жене Рахель.

Право быть счастливым

Моноспектакль Г. Грумберга – это напоминание о том что нельзя забывать. И особенно – нам – «народу, отпущенному на свою землю», ибо пепел предков не перестает стучать в наших сердцах, заставляя и сегодня вновь и вновь отстаивать себя и данное от рождения право – быть евреем. Трагический голос пережитого побуждает беречь каждую пепелинку в мемориале Катастрофы “Яд Вашем”. Шесть миллионов камней – символ Шоа - жертв Холокоста, наших отцов и матерей, не рожденных братьев и сестер. День начала восстания в Варшавском гетто, отмечаемый нами День Памяти – день нашей Миссии перед землей Эрец-Исраэль.
Забывает только тот, кто хочет забыть…В Танахе сказано: “Память и имя останутся в делах человеческих” – делах врача и актера, солдата и повара, президента и школьника. Эта память нужна ради того, чтобы быть на своей земле счастливым – рядом со своею единственной – в платье цвета юной зелени….



Читатели (1464) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика