ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Татарский след Сергея Воронина

Автор:
Автор оригинала:
Борис Кудряшов
Человек, интересующийся литературой, очень хорошо знает о том, что жизненные пути многих русских поэтов и писателей пролегли через Татарстан — мой родной край.

Вот лишь несколько характерных примеров. В селе Сокуры Казанской губернии родился Гавриил Державин. В разное время по пути в ссылку проезжали через Казань Александр Радищев и Александр Герцен. Великий Пушкин собирал здесь материалы о восстании Пугачева. Лев Толстой начинал учиться в Казанском университете. Суровую школу жизни прошел в Казани юноша Алексей Пешков — будущий Максим Горький. В Чистополе несколько лет жили Николай Асеев и Константин Федин. В Елабуге обрела последний приют Марина Цветаева.

С Татарстаном связано имя еще одного писателя, творчество которого, безусловно, нужно нашему современнику. Знакомьтесь: Сергей Алексеевич Воронин — непревзойденный мастер рассказа и добрейшей души человек. Любовь к людям и вера в конечное торжество справедливости пронизывают все его произведения, начиная с самых ранних рассказов 1940-х годов.

Сергей Воронин родился 13 июля 1913 года в городе Любиме Ярославской губернии. Детство его прошло в этом провинциальном городке, юность — в Петрограде, где будущий писатель окончил ФЗУ, работал какое-то время на Адмиралтейском и Металлическом заводах, а затем поступил в Горный институт. После окончания первого курса в 1933 году он был направлен по спецнабору в военную авиашколу, но жизнь свою с армией связать не захотел, отказался от учебы, за что получил три года лагерей. Об этом периоде жизни он напишет в мемуарно-публицистической повести "Наказание без преступления", увидевшей свет во времена перестройки.

Выйдя на свободу, Сергей Воронин вернулся в Ленинград, работал какое-то время токарем на заводе "Молодой ударник", потом калькировщиком-чертежником в "Промтранспроекте". По протекции брата-путейца он перешел на службу младшим техником в "Лентранспроект", а уже оттуда на целых восемь лет попал в экспедиции изыскателей железнодорожных трасс. С началом Великой Отечественной войны молодой человек оказался в Сталинграде, где участвовал в строительстве дороги для обороны города, после чего был откомандирован к нам, в Татарскую АССР.

Шел сентябрь 1942 года. "Тетюши запомнились своим рынком, будто и войны нет. На длинных прилавках теснились крынки с топленым молоком, горшки со сметаной, ведра с творогом, корзины с яйцами, битые куры, высокие буханки белого хлеба, мешки с яблоками" [1, с.442], — вспомнит писатель через много лет в повести "Время итогов". Расскажет Сергей Алексеевич еще и о том, как все изыскатели, изможденные голодом, непосильной работой и бессонницей, буквально набросились на эту снедь, стоившую, кстати, недорого. Через несколько часов пришли подводы, и рабочие отправились в город Буинск, где располагался штаб экспедиции.

Воронин работал в штабе, занимаясь учетом стройбатовцев. Жилье ему предоставили в доме многодетной татарки и выдали килограмм сухофруктов. Половину нормы, которую Сергей Воронин передал женщине, сразу же съели ребятишки. Со второй частью продуктов они разделались ночью, когда все спали. С доброй улыбкой всегда читаю я эти строки из повести "Время итогов". Да, Воронин все понял, но у детей были такие невинные глаза, что вряд ли бы кто-то решился обвинить именно их. Они думали, что гость ни о чем не догадывается, поэтому начинали громко смеяться. От этого заразительного детского смеха и Сергею Воронину становилось тепло на душе, на какое-то время забывались и война, и связанные с ней трудности, вспоминался родной дом...

Вскоре будущего писателя отправили на Урал в составе большой группы изыскателей и проектировщиков. Ни в Советскую Татарию, ни в Республику Татарстан он уже больше никогда не приедет, но память о нашем крае будет хранить в своем сердце всю жизнь.

С 1945 года Сергей Воронин — штатный корреспондент ленинградской молодежной газеты "Смена", автор многих публикаций в "Литературной газете". Было о чем писать: не зря человек исколесил Дальний Восток, Урал, Поволжье, Кавказ.

Пройдут годы, и Сергей Алексеевич возглавит литературно-художественный журнал "Нева", будет участвовать в важнейших дискуссиях о литературе (например, о лирической и "лейтенантской" прозе). Он напишет два романа, более десятка повестей, но читателю станет известен, в первую очередь, своими рассказами. На одном из них, особенно дорогом мне, хочу остановиться подробнее.

Герой рассказа "Упущенные возможности" на излете зимы вдруг неожиданно вспоминает о прошлогодних летних днях, проведенных в деревне на берегу Чудского озера. Многое из увиденного тогда запечатлелось в сознании: лошади, луга, кусты, умиротворяющая тишина и небо, синева которого разбавлена белыми облаками. Но еще больше интересного, необычного и важного, по словам рассказчика, осталось за скобками: было отложено "на потом", не узнано, не прочувствовано. "И этих сожалений набралась целая куча, и непонятно было, чем же таким главным я занимался в прошедшее лето, если столько упущено, не замечено" [2, с.425], — недоумевал повествователь.

Выяснилось, что он ни разу не был в лесу. Формальное объяснение автор, конечно же, нашел: стояла сухая погода, и не было грибов. "Но разве в лес надо ходить только за грибами?" [2, с.425], — последовал вопрос себе и читателям. И здесь рассказчик впервые говорит о таком важном качестве человека как любознательность. "Если лес совершенно незнакомый, как неоткрытая страна, так неужели же нет никакого желания побывать в нем, посмотреть, как растет, чем живет?" [2, с.425].

Повествователь признается, что любит глухие, никем из людей не познанные места. В темных чащах, среди бурелома, он всегда ждет встречи с загадочным, волшебным. И избушка на курьих ножках, словно в одночасье появившаяся из сказки, как раз и может стать таким долгожданным чудом.

Таинственный таежный домик обнаружил наш герой во время одной из многочисленных изыскательских экспедиций. У путейцев был выходной день, и рассказчик, решив не тратить время на игру в преферанс с коллегами, отправился вглубь заповедного леса. Через три часа он выбрался к избушке, установленной на столбах для защиты от зверей. Никакого крыльца не было и в помине, зато в стороне, у лиственницы, дожидалась своего часа лесенка. Повествователь перенес лесенку к домику и с ее помощью попал внутрь. Убранство жилища оказалось более чем скромным. "Кроме грубого стола с двумя чурбаками для сиденья, топчана, сооруженного из козел, настила из жердей, печки из дикаря, схваченного глиной, был еще берестяной короб" [2, с.426].

Путник заглянул в короб и нашел там аккуратно сложенные вещи. Испугавшись, что его могут увидеть и принять за вора, он спешно выбрался наружу. Но страстное желание во всем разобраться не позволило нашему знакомому просто так уйти. Он вернулся, достал из короба все вещи и принялся их рассматривать. Это были платья эвенкийки, черная косоворотка и ...белый галстук. Рассказчик опешил: было что-то неестественное и пугающее в том, что дорогая элегантная вещь бережно хранилась здесь, посреди дремучей тайги. Кому принадлежал этот галстук? По каким торжественным случаям его повязывали? Герой рассказа больше не стал задаваться вопросами и просто убежал.

Впоследствии он захочет вернуться в эту сказочную избушку, чтобы больше узнать о ее жителях. Но что-то в очередной раз ему помешало, и лесной домик так и остался недосягаемой мечтой. Пройдут десятилетия, и повествователь еще много раз вспомнит эвенкийское жилище, которое стало ему своеобразным вознаграждением за пытливость.

Главный герой подробно описал еще один случай, произошедший с ним на побережье Чудского озера. Однажды он увидел, как двое молодых людей ловили возле большого прибрежного камня рыбу. Им невероятно везло, и автор решил на следующий день тоже попытать счастье. Утром он уже был на месте. Бушевало ненастье, но клев выдался отменный. Правда, все последующие дни, которые автор провел у камня, рыба словно обходила это место стороной. Зато богатый улов был у ямы, о чем сообщил сосед. И рассказчик вновь задумался об упущенных возможностях.

В конце произведения герой сожалеет о том, что прошлым летом "почти совсем не познакомился с людьми. А им ли не знать свой край. И такое ощущение, что я жил там как бы вслепую" [2, с.431].

Неподдельный интерес ко всему, что способно обогатить жизненный опыт, страстное желание все знать помогают нам с вами лучше понять не только нашу Россию и наш народ, но и другие страны, далекие и близкие. Может быть, и об этом хотел нам сказать писатель Воронин?

Сергей Алексеевич умер в 2002 году. В одном из своих последних интервью он сказал, что у него нет отрицательных героев. Когда читаешь его произведения, с этим нельзя не согласиться. Я не верю, не допускаю мысли, что постоянный читатель Воронина, воспитанный на его книгах, мог бы обидеть слабого и незащищенного, оскорбить женщину, сломать дерево, поиздеваться над животным, надругаться над святыней, сподличать ради карьеры.

Сергей Воронин очень нужен нам сегодня, без него трудно представить будущее. Не упускайте возможность познакомиться с его рассказами. Жизнелюбие, которым они наполнены, обязательно передастся и вам!





СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Воронин С. А. Собрание сочинений: В 3 т. М., 1982. Т. 3. 575 с.

2. Воронин С. А. Собрание сочинений: В 3 т. М., 1982. Т. 2. 623 с.



Читатели (395) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика