ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

ЛОЖНЫЕ люди в романе Алексея Иванова «Комьюнити».

Автор:
Роман Алексея Иванова «Комьюнити» - очень неприятная книга: половина произведения – ненормативная лексика, другая половина - жуткие истории о том, как в прошлом гибли от чумы сотни, тысячи, миллионы несчастных. А в 2011 году сходят с ума или исчезают при загадочных обстоятельствах герои романа. «Что за бред, что за мираж, что за шабаш?» Какая чума в XXI веке? Действительно, какая? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сделать лирическое отступление.
Идёт человек с корзиной по лесу: солнце светит, птицы поют. На пне – опята, целое семейство. Стоит человек, любуется. Вдруг – стоп! Что-то не так… Ещё бы! Опята-то ложные: съел – и каюк! А по виду – совсем как настоящие.
Некоторые персонажи романа «Комьюнити» тоже на первый взгляд – просто люди, совсем как настоящие. Однако соприкосновение с ними оказывается смертельным для других героев.
Как же отличить человека НАСТОЯЩЕГО от человека ЛОЖНОГО? В том-то и проблема, что сделать это практически невозможно до тех самых пор, пока не обнаружатся результаты деятельности последнего. А тогда, как правило, бывает уже слишком поздно.
Когда у Глеба Тяженко не остаётся сомнений в том, что его «цинично просчитали», он никак не может в это поверить: «Это не умещалось в душе, не укладывалось в голове. Глебу казалось, что если всё это – правда, такая правда выжжет его изнутри напалмом».
Его предали. Но разве это так уж необычно? Беда в том, что Глеб Сергеевич привык верить только тому, что можно увидеть своими глазами и потрогать руками. Всё, что за пределами этого, - мистика, сказка для блаженных, вроде Славы. И вдруг оказалось: то, что он видел своими глазами, что было реальнее реального, - «самовнушение, наважденье, глюки».
Орли была такой беззащитной, когда «изображала обиженного карапуза: выпятила живот, надула губы, сунула палец в рот»…
Так доверчива в милой семейной сценке с майками:
- Потри здесь, - велела она, указывая пальцами себе на соски.
- Желание исполнишь? – лукаво спросил Глеб.
- Любое, я же волшебница.
Рассердившись на Глеба, пытавшегося прийти на помощь Генриху Ивановичу, искренне негодует: «Если ты немедленно не уберёшь эту электронную хрень далеко-далеко и не обнимешь меня крепко-крепко, я уйду от тебя навсегда-навсегда и никогда больше не приду сюда к тебе ни за что!» При этом «глаза её горели». «Счастье – когда тебя обнимают», - с наслаждением повторяет Глеб вслед за Орли.
И всё это – «фальшак», как могила Абракадабры?! Ведь Орли с Крохиным уже всё «цинично просчитали»!
Нет, не могла Орли ТАК притворяться!
А она и не притворялась.
Разве Ноздрёв из упоминаемых в романе «Мёртвых душ» притворяется, когда, заливаясь радостным смехом, заявляет Чичикову: «У тебя, ты сам знаешь, нет лучшего друга, как я» - и лезет к нему со своими «безешками». Он что забыл, что несколько дней назад чуть не прибил «херсонского помещика»?
Просто у «исторического человека» отличное настроение, а значит, всё прекрасно и все – «лучшие друзья» …до следующей истории.
Так и Орли. Всё идёт по плану – эмоции позитивные. Присутствие Глеба не мешает радоваться жизни, даже наоборот…
«Счастье» Орли в том, что у неё нет чувств. Нет чувств вообще и чувства совести в частности. При их наличии, зная, ЧТО они с Крохиным приготовили для Глеба, ей пришлось бы напрягаться, играть роль, и Глеб, возможно, почувствовал бы фальшь. А так всё естественно и абсолютно искренне. Глебу будет плохо? Так Орли тут ни при чём. Что-то чувствовал, да ничего не понял – «сам дурак», как говорит Крохин. «Тупой красафчег»!
Мог ли Глеб заподозрить неладное? Если бы он со школьной скамьи знал о существовании людей подобного рода, некоторые факты, наверняка, навели бы его на размышления.
Например, то, что, прожив два года бок о бок со Славой (классический «святой человек со всеми удобствами»), Орли ничего не чувствует даже тогда, когда у бывшего жениха «мир рушится». Глеб, конечно, объясняет всё по-своему. У Орли «нервное, еврейски-чувственное лицо», глаза «мягко-нагловатые и смеющиеся», «чёрно-красные губы». А Слава «простоватый и некрасивый, округлый и мягкий, как матрас, - в общем, никакой».
Впрочем, Орли ни к кому не привязана: ни к отцу, который её не воспитывал, ни к матери, которая воспитывала. Одна. В девяностые. На учительскую зарплату. Олю Телегину. А выросла – Орли Гурвич. Так бывает: вспомните кукушат…
Могло бы насторожить Глеба и отсутствие стыда: «Орли села на диван, не надевая трусов, бесстыже раздвинула ноги и погладила себя по лобку». Но Глеб, конечно, думает, что это эксклюзив... «Дурилка картонная!»
Он и речевому цинизму Крохина придумал приличное объяснение – «избыток неизрасходованных тестостерона и адреналина». Хотя на самом деле всё проще: кто цинично мыслит, тот цинично излагает.
Поскольку ЛОЖНЫЙ человек в совершенстве владеет искусством мимикрии, такой приличный господин, как Александр Давидович Гермес, конечно, не станет ругаться матом, тем более, в приличном месте. «Какой красивый мужчина. Умный и талантливый. Как хорошо он держится, - замечает Глеб, - как убедительно играет честность и заботу». Правда, это не мешает Гермесу столкнуть с дороги бывшего товарища по бизнесу, чтобы он «покатился бильярдным шаром в лузу на Калитниках», а потом и в могилу.
А Орли знает, что человек НАСТОЯЩИЙ ведётся на слёзы. Она не плачет на похоронах отца, но, чтобы подключить Глеба к своему расследованию, «Орли заплакала. Она закрыла лицо ладонями, чтобы Глеб её не увидел».
Конец 19-й главы: после срыва, случившегося со Славой, «Орли сидела в тёмной комнате на полу и плакала»… Начало 20-й: «Орли сама разделась и залезла к Глебу в ванну». Комментарии излишни.
После разговора с Гермесом в «Балчуге» «Орли плакала» да ещё и приговаривала: «Я так люблю тебя, Глебушка!» А как иначе заставить его «выбросить Гермеса из окна»?
А Глеб не верил в «готовность любого отдать за Москву даже свою бессмертную душу»…
«Мёртвые души», «люди с синдромом выжженной совести», «лишённые совести» - всё это синонимы испокон веков известного: НЕ - ЛЮДИ.
«Кочегары Освенцима», «вертухаи Колымы», «деятели» Контубека… Разве можно поставить с ними в один ряд красавицу Орли, респектабельного Гермеса или неряшливого Борьку Крохина? Но ведь те с виду тоже были просто люди, без рогов и хвостов. И без чувств, без совести и стыда.
XXI век внёс свои коррективы. Перед смертью Гермес завершил переговоры с правительством – «ДиКСи» становится частно-государственным партнёрством. И вся эта махина – в руки Борьке Крохину, для которого человек – «компьютерная игрушка». «Технология не делает людей лучше или хуже». Но ЛОЖНЫЙ человек, вооружённый технологией, – БОЕВАЯ ЧУМА.
И вот со всех телеэкранов страны нас поучают:
- Белое – это чёрное. А чёрное – на самом деле белое!
Один конкретный пример не из книги, из жизни нашего ТВ.
Очередной выпуск популярной телепередачи на ведущем канале. В кресле героини – женщина, у которой изъяли детей.
- Почему вы оставили детей на морозе и без крошки хлеба? Ведь они могли погибнуть! – негодует любимый миллионами телеведущий.
- Я попала в тяжёлую жизненную ситуацию… Мужа посадили… Неужели я не имею права на личную жизнь?...
(Героиня плачет)
- Ах, - качают головами «уважаемые эксперты», - как мы вас понимаем! Разве может молодая женщина жить без мужчины…
- И что, - делает страшные глаза ведущий программы, - вы так и живёте одна?!
- Нет, - смущённо опускает глаза «жертва несправедливости», - ходит из соседней деревни бывший педофил, да и мужа скоро выпустят…
- Слава Богу, - облегчённо вздыхает ведущий и пускает положенную по сценарию слезу.
«Уважаемые эксперты» с умилением смотрят на героиню и выносят вердикт: немедленно вернуть детей этой прекрасной матери!
(Бурные аплодисменты зрителей в студии).
Смотришь и думаешь: это со мной что-то не так или мир сошёл с ума? Отсутствие чувств даже к родным детям – это норма? К сожалению, да. Cлишком для многих. А может, и вправду по земле разгуливает вирус, выжигающий душу? И эпидемиологический порог, явно, уже зашкаливает…
«Сон коллективного разума тоже рождает чудовищ».
Наверное, роман «Комьюнити» - это попытка Алексея Иванова нарушить уже этот сон. Чтобы потом нам не было мучительно больно «видеть в своих чертах чужие черты, будто сквозь один облик протаял другой». И чтобы мы не были «болванами самовлюблёнными». Потому что НЕ ВСЕ ЛЮДИ - ЛЮДИ…



Читатели (21) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика