ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Чего боятся все переводчики сонетов В.Шекспира

Автор:
Все село не бывает глупым.

Адыгская пословица


Все "село" переводчиков сонетов В.Шекспира практически в одном ключе переводит последние три строки его сонета 121:

By their rank thoughts my deeds must not be shown;
Unless this general evil they maintain,
All men are bad, and in their badness reign.

Приведем некоторые из этих переводов, воспользовавшись материалами сайта shakespeares-narod.ru:

Они бредут кривясь, я ж строен, смел и прям.
Иль, может, доказать хотят они бесчестно,
Что люди все дурны и зло царит всеместно. (В. Мазуркевич)


Но, может быть, я прям, а у судьи
Неправого в руках кривая мера,
И видит он в любви на ближних ложь,
Поскольку ближний на него похож! (С.Маршак)


Я не желаю быть судимым ими!
А то всеобщий выйдет приговор:
Порочен всяк -- и всякому позор. (С.Степанов)


И как судить меня им, сильным лишь в журьбе?
Иль -- может -- эта брань их лозунг знаменует,
Что все на свете злы и зло везде царит. (Н.Гербель)


Не их умам судить дела мои,
Пока не верно, что все люди злы,
Во зле живут и злом порождены. (М.Чайковский)


И не ему судить мои поступки.
Ведь по себе он рядит обо всех:
Все люди грешны, всеми правит грех. (А.Финкель)


В кривых глазах кривых оценок ряд.
Не истина, что зло с грехом царят,
А люди злы и жизнь в грехах влачат. (А.Кузнецов)

Издательство "Теса" аннотировало выпущенный им томик сонетов В.Шекспира в переводе И.М.Ивановского (СПб.: "Теса", 2001) такими словами:
"Уходят в прошлое приблизительные, далекие от подлинника стихотворные пересказы. Читатель ждет от переводчика поэзии не только прекрасных стихов, но и точной, строка в строку, передачи иноязычного текста. Именно такие переводы сонетов Шекспира, выполненные И.М. Ивановским, предлагает настоящее издание..." Попутно в выходных данных этого издания указано, что оно "Рекомендовано Кафедрой английского языка Санкт-Петербугского Государственного университета для изучающих английский язык". Соответственно, в этом издании приведены и тексты сонетов на языке оригинала.
Перевод рассматриваемых строк выполнен И. Ивановским так:

Так пусть меня не судят по себе.
Они хотят весь мир оговорить,
Чтоб легче было им царить.

Сразу же можно отметить, что здесь перевод ключа сонета уже значительно ближе к смыслу оригинала. И все же, любой читатель этой статьи, вооружившись простым школьным англо-русским словарем, не может не заметить, что точный смысл строк Шекспира можно передать только следующим рифмованным переводом, который любой добросовестный профессионал может легко оформить надлежащим образом:

По ним, свои дела мне следует скрывать;
Ведь лишь твердя: "Все люди плохи", --
Продляют царства над людьми они эпохи.

Отсюда уже отчетливо видно, что все "село" переводчиков, филологов, сотрудников кафедр английского языка всех университетов и т.п. при переводе этих строк подводит вовсе не "глупость", непрофессионализм и т.д., а нечто другое. И заключается это "другое" в том, что и сонет 121, и некоторые другие сонеты В.Шекспира несут в себе политический смысл, даже намек на который переводчики бояться обнаружить в своих переводах не только в достопамятные времена царизма и сталинизма, но и даже и в наше, казалось бы, вполне благополучное в этом отношении время. И, наверное, понимая свою вину перед Шекспиром и читателями его сонетов в своем переводе, С.Маршак и написал в стихотворении "На всех часах вы можете прочесть...": "Теряя время, мы теряем честь". И именно понимая последнее обстоятельство, В.Шекспир все-таки осуществил издание своих сонетов.
Наверное, нет смысла сравнивать условия царствований Якова I, Николая II, Сталина и т.д., но стоит все-таки отметить следующее обстоятельство. В сонете 124 В.Шекспир написал о своей "политике" именно открытым текстом:

If my dear love were but the child of state,
It might for Fortune's bastard be unfathered,
As subject to Time's love or to Time's hate,
Weeds among weeds, or flowers with flowers gathered.
No, it was builded far from accident;
It suffers not in smiling pomp, nor falls
Under the blow of thralled discontent,
Whereto the inviting time our fashion calls:
It fears not policy, that heretic,
Which works on leases of short-number'd hours,
But all alone stands hugely politic,
That it nor grows with heat nor drowns with showers.
To this I witness call the fools of Time,
Which die for goodness, who have lived for crime.

Будь незаконною моя любовь, могли б увидеть
В ней только пасынка Фортуны слепоты:
Есть просто время для любви и время ненавидеть;
Сорняк растет от сорняков, и от цветов -- цветы.
Моя ж любовь построена не вдруг;
Ей не страшны насмешки и паденья
Под натиском холуйствующих слуг
То моды, то молвы, то настроенья.
Бояться ль ей потуг еретика -
Наемника страстей и дел сиюминутных,
Когда ее политика нацелена в века, --
Утес под хладом и жарой, среди потоков мутных.
Тому в свидетели беру, кого не учит время,
Жить для греха кому -- добро, а для добра жить -- бремя.


Не менее откровенно, но просто более оригинально и изобретательно В.Шекспир выделил политическую составляющую своего творчества в пьесе "Генрих VIII", являющейся его настоящей "лебединой песней". Словами Кранмера (V, 4), описывающими будущее величие будущей (в этой пьесе только что родившейся, а в действительности умершей за десятилетия до написания этой пьесы) королевы Елизаветы, Шекспир выразил эту составляющую так:

From her shall read the perfect ways of honour,
And by those claim their greatness, not by blood.

У нее прочтут об истинных путях чести,
Чтобы на них обретать свое величие, а не происхождением.

Естественно, для простофилей англичан смысл этих строк остается непонятным и поныне так же, как и смысл сделанного несколькими строчками ранее пояснения: "truth shall nurse her -- ей истина кормилицею будет" (Перевод Б.Томашеского). Между прочим, эта также строка очень важна для понимания одной сроки сонета 66: "And simple Truth miscall'd Simplicity". То есть сам Шекспир догадался о перспективах понимания сказанного им задолго до написания этой пьесы, а потому и предсказал (предчувствуя, заодно, и качество будущих переводов) в ней:

Благое дело извращают часто
Все те, кому его и не понять.
Не нам припишут или очернят...

(I, 2, перевод Б.Томашевского)


Для современных читателей в пояснение сказанного можно привести одну цитату из Мифов Древнего Египта: "Поэтому, мудрый и добрый Осирис, став царем, решил, что прежде всего нужно дать людям знания". И отсюда вытекает и все остальное, о чем и ваш автор пока тоже побаиваться говорить.
О том же, какое знание -- понимание чести-достоинства человека должна была бы нести народу "будущая королева", В.Шекспир прямо и просто разъяснил в сонете 26:


Lord of my love, to whom in vassalage
Thy merit hath my duty strongly knit,
To thee I send this written ambassage
To witness duty, not to show my wit;
Duty so great, which wit so poor as mine
May make seem bare, in wanting words to show it,
But that I hope some good conceit of thine
In thy soul's thought, all naked, will bestow it;
Till whatsoever star that guides my moving
Points on me graciously with fair aspect,
And puts apparel on my totter'd loving,
To show me worthy of thy sweet respect:
Then may I dare to boast how I do love thee,
Till then, not show my head where thou mayst prove me.

Точный смысл этих строк можно выразить в следующем рифмованном переводе:

С достоинством твоим, моя любовь,
Мой долг по-рабски крепко связан;
Его свидетельство я посылаю вновь:
Не ум, а долг свой показать обязан.
Долг так велик, что бедный ум
Не может описать его значенье:
Хочу вложить в основу твоих дум
Твое же о себе благое самомненье.
Когда-нибудь звезда, что мной руководит,
Меня осветит с новой высоты,
Затасканный наряд на мне преобразит,
И большее во мне увидишь ты.

И гордо я произнесу моей любви слова.
Пока же мог бы угадать, что прячет голова.

Но именно потому, что достоинство-честь человека есть вовсе не только этическое понятие, все переводчики делают все от них зависящее, чтобы читатели не поняли этого сонета истинный смысл. Ведь они хорошо понимают, что А.С.Пушкин велик именно пониманием, какое великое множество людей в уме прячет то, о чем он сказал так: "Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей". Главное же, они делают все от них зависящее, чтобы читатели не поняли, какое понимание, что истинно в общем ("general" -- смотрите сонет 91) есть человек должно лежать в основе всех дум и затем дел человека, и не искали этого понимания текстах других сонетов и произведений В.Шекспира. Конечно, кто-то может привести в доказательство обратного сонет 8, который многие переводчики начинают, вряд ли специально сговариваясь, единообразно: "Ты - музыка..." Но это просто дело случая. Ведь и А. Фет написал:

Хоть не вечен человек,
То, что вечно, -- человечно.

Но он так и не понял того, что понял один В.Шекспир -- человечна вечная истина взаимосвязанного сосуществования элементов прошлого, настоящего и будущего в каждом миге бытия, в которой есть и "мудрость, красота и развитие" (сонет 11). И именно ее красота, а не некая абстрактная, неизвестная никому "красота" Ф.М.Достоевского спасет мир. А как совершенно справедливо заметил академик Д.С.Лихачев: "Простейший пример (этой истины -- Авт.) -- музыка, в каждый данный момент в музыкальном произведении наличествует прошлое звучание и предугадывается будущее". И это еще не последний пример, как люди постоянно не понимают не только того, что они делают, но и того, что говорят и пишут.
Конечно, поскольку, наверное, не все читатели данной статьи знают английский язык на уровне, позволяющем им свободно со словарем в руках сделать самостоятельные адекватные переводы английских текстов сонетов, у них, наверное, не раз возникали вопросы по поводу понимания сказанного самими англичанами. Но сравнение способностей англичан и русских уже произведено в статье "Почему русские самые умные?" Впрочем, похоже, и сам В.Шекспир при написании своих произведений руководствовался правилом: "Умный не скажет, дурак не поймет". Но, опять же, не может же быть все "село" переводчиков Шекспира заселено только дураками.
И все они отлично понимают, насколько некомфортной может стать их жизнь, если они будут точно переводить произведения В.Шекспира в условиях, описываемой цитатой из письма Вольтера к Руссо: "Никогда еще не тратили столько ума на попытку снова сделать нас скотами".



Читатели (873) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика