ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Гуманистические ценности и антиценности в творчестве Ирины Федосовой

Автор:
Человеку присуще ценностное восприятие мира. От того, что станет для человека ценностью, зависят смысл и образ его жизни.
Формулируя свод собственных ценностей, ряд современных политических, общественных, религиозных движений отрицает гуманизм. Гуманистическая парадигма развития общества якобы утверждает нравственный плюрализм, где все ценности относительны, в том числе - жизнь, близкие, семья, Родина, а отсутствие понятия нравственной нормы и греха провоцирует нарушение этой нормы.
Представляется, что это не совсем так.
Гуманизм (от латинского humanitas - «человечность», humanus - «человечный», homo — «человек») - мировоззрение, в центре которого человек как высшая ценность.
Гуманизм утверждает право человека на свободу, счастье, развитие, проявление своих способностей. Гуманизм призывает к построению более гуманного общества посредством этики, основанной на естественных человеческих ценностях.
Мерилом гуманности человеческих поступков является то, насколько они на практике способствуют решению назревших задач общественного прогресса. Гуманизм рассматривает демократию и человеческое развитие как право, утверждает ценность, достоинство и автономию отдельной личности, а также право каждого человеческого существа на максимально возможную свободу, совместимую с правами других людей.
Гуманистические и религиозные ценности не всегда совпадают. Греховность человека в религии и ответственность человека за себя в гуманизме - это водораздел гуманистических и религиозных ценностей. Гуманизм, изначально выступавший за секуляризацию религиозного сознания, признает, что надежное знание мира и самих себя рождается в длительном процессе наблюдения, оценивания и корректирования. Однако для верующего человека гуманистические ценности, очищенные от средневеково-схоластических трактовок, имеют собственный смысл и значение.
Общей чертой ценностей гуманизма и любой из религий является заключенная в них человечность, все то, что связано с утверждением жизни, положительными качествами людей, с «делания» добра в его многообразных формах.

Все эти гуманистические черты присущи творчеству Ирины Андреевны Федосовой - народной поэтессы, сказительницы. Трудно переоценить значение ее литературного наследия. Каждое новое поколение открывает новые грани ее неповторимого дарования
Народная мудрость, заключенная в ее произведениях - на все времена, и может стать духовной опорой именно сегодня в силу великой нравственной основы ее слова.

Обратимся к творчеству Ирины Андреевны, но прежде отметим некоторые особенности мировоззрения на Русском севере и в Карелии. Это край со своим особым типом миропонимания. Здесь никогда не было крепостного права, жители не несли тягот ига, сюда, на север, от времен Ивана Грозного и ранее, стекались все, кто определял высшей ценностью свободу и независимость. Идеалы Новгородской республики, свобода и справедливость еще в конце 19 века оставались пусть утопическим, но мерилом оценки поведения и поступков людей. Мы наблюдаем это в произведениях Ирины Андреевны Федосовой, в которых в условиях обычного деревенского бытования самодержавной России утверждались ценность, достоинство и автономия отдельной личности, ответственность перед обществом; тяга, если не к построению более гуманного общества посредством этики, то по меньшей мере понимание их скорее именно как идеала общественной жизни, а отнюдь не социальной утопии.
Гуманистическим - не по форме, но по сути было мировоззрение северянина и в отношении веры. Современный гуманизм - это новейшая форма рационализма. Один из исследователей определил мировоззрение северянина как «религиозный рационализм».
«Се лев, а не собака» – писали на иконах никогда не видевшие львов иконописцы. Кроме того, старообрядчество, беспоповщина, нашедшие приют среди суровых скал и непроходимых лесов, были, как в Европе - ереси, выражением протеста крестьянства против духовного, политического и экономического закабаления. «Попы» стали назначаться властью - а до этого «обчество» выбирало священнослужителей. «Не обманывай, не в церкви», - говорят попу заонежане. От времен Ивана Грозного церковь не одобряла и сам факт пребывания «плачеи» на похоронах.

«Я вовсе не из маловеров,
Но если пылает Чечня,
У взорванных БэТЭэРов
Ну хоть бы одна плачея»

-Какой гибельной тоской по распавшейся связи времен эпохи крушения всех ценностных ориентиров 90-х годов звучат строки Е. Евтушенко.

Особенно характерная черта мировоззрения северянина уединенность - состояние полного, ничем не нарушаемого одиночества, отдаленности и отстраненности, это право и сам факт пребывания человека в никем не нарушаемой принадлежности самому себе.
По-своему ценно для гуманизма и государство. В народе заключен неисчерпаемый источник мудрости, физического и нравственного здоровья, выживаемости и жизнелюбия. Но именно в народе дольше всего держатся отсталые, невежественные представления, царят стихийное и слепое. Русская душа «сгорает» в пламенном искании правды. Россия - страна духовного опьянения, хлыстов, духоборов, лишенная сознания прав личности, отмечали философы (Н.А. Бердяев, «Русская идея»).
Следовательно, нельзя «боготворить» народ, необходимы твердые принципы, взвешенные позиции, разумная власть.
Само по себе государство не друг и не враг, но оно может быть и бывает и тем, и другим. Наиболее опасной чертой всякого государства является его стихийная и неистребимая тенденция к превращению себя в самоценность, в цель для самого себя, в своего рода святыню, которой должны служить общество и индивид.
Эти коллизии также отражены в литературном наследии Ирины Федосовой.
Гуманистическая аксиология руководствуется шкалой: «человечность - бесчеловечность». Все, соответствующее или не противоречащее человечности, становится ценностью гуманистического мировоззрения. Все, что противоречиво в себе и состоит из «смеси» положительного и отрицательного, заслуживает названия псевдо - или квазиценностей и подлежит критической оценке. Все, что бесчеловечно, то не ценность.
В результате образуются три области: (1) область ценностей, (2) область псевдоценностей, (3) область антиценностей.
Важнейшая ценность мира - сам мир - это состояние и процесс реализации людьми своих способностей и потребностей быть доброжелательными, терпимыми, кооперативными, обязательными и ответственными на всех уровнях отношений друг с другом. В широкой исторической перспективе история предстает как прогресс мира и сотрудничества. Как многие жители Севера, Ирина Андреевна и сама обладала такими качествами, как терпение, трудолюбие, честность – качества, «свойственные вообще звероловлеву, рыболовному и земледельческому населению, разбросанному в захолустьях...»
К разряду социальных антиценностей современные гуманисты относят жадность, паразитизм, подозрительность, враждебность и агрессивность. Самой страшной, абсолютной формой выражения насилия является убийство одним человеком другого или других людей.
Одной из антиценностей являются ложь, обман. Обман - это преднамеренная корыстная ложь, введение человека в заблуждение, чреватое нанесением ущерба его достоинству, здоровью, его имуществу и т.д. Ложь существует во многих формах, и все они бросают вызов человеческим ценностям. Ложь есть путь предательства, коварства, осмеивания и разрушения таких достоинств и ценностей, как доверие, открытость, доброжелательность, участие, сочувствие и сострадание.
Далеко не последнюю роль в числе социальных бедствий играют наркомания, алкоголизм. Они имеют одинаково социальный и личностный характер, то есть наносят ущерб и обществу, и личности. Страсть к наслаждению, социальная безответственность движут человеком. Наркомания и алкоголизм разрушают здоровье и заканчиваются смертью.
Как эти ценности и антиценности можно проиллюстрировать творчеством Ирины Андреевны?

В самом знаменитом из плачей, «Плаче о старосте», рассказывается о народном заступнике - старосте заонежской деревни Кузаранда, выступившем против поборов государственной власти.
В 1867 году в Кузаранду был назначен новый мировой посредник П. Дротаевский, который жестоко выколачивал подати с крестьян. В начале 60-х годов бедствия подкосили крестьянские хозяйства: сибирская язва и чума рогатого скота, расплодились волки. В 1867-1868 году губернию охватил голод.
В «Повенецком городе», куда собирался ехать староста в надежде подзаработать, в этот год отчаявшиеся крестьяне просили милостыню у сборщиков налогов. Староста высказывается против новых налогов, за что получает жестокое наказание - прямо с поля, с луговой пожни, в самую страду он был увезен из деревни и посажен в петрозаводскую тюрьму за непокорство... Металась жена, испуганно плакали дети - а что было поделать: ехать в Петрозаводск - искать правды? На что? Вернулся он только через неделю. Шел пешком. И что там случилось, неизвестно - но ровно через неделю после того, как забрали его в тюрьму - не сумев даже дойти до дома, народный заступник - кузарандский староста встретил на дороге злую свою смерть.

«Где ведь жалобно-то солнце пропекает,
Там ведь прежняя родима наша сто́рона,
Наша славна сторона́ Новогородская!
Когда Новгород ведь был не разореной
И ко суду были крестьяна не приведены,
Были людушки тогды да не штукавые,
Не штукавы они были - запростейшие;
Буде что да в прежни вре́мена случалося,
Соберется три крестьянина хоть стоющих -
Промеж; ду́-другом они да рассоветуют,
Как спасти да человека-то помиловать,
Тыи времечка прошли да не видаюча,
Тыи годы скоротались не слыхаюча!
Наступили бусурманы превеликие,
Разорили они славный Новгород!»

Работал ли чиновник Дротаевский на благо государства? Какие цели преследовал он? Прав ли был староста, идя против государственного чиновника? Вопросы.
Ирина Андреевна Федосова была приглашена оплакать смерть кузарандского старосты, благодаря ей это трагический эпизод столкновения народа и власти, о неправедных судьях стал частью нашей современной культуры. Думается, приходили слушать ее целыми деревнями не только из-за причети - крестьяне могли видеть в ней и своего рода народную заступницу, не перед властью, так перед Богом.
В «Плаче о холостом рекруте» от лица соседки, у которой брат отдан в рекруты и которая неделю прожила в Петрозаводске, навещая его в казармах, рассказывается о горькой участи «солдатушек». Плач пронизан гуманистическим настроением - воспевается ценность отдельной личности. Осуждается насилие над человеком - которое может породить только ответное насилие…
«… И быдто белочки солдатики поглядают, и быв упалы серы заюшки посматривают» через решетки казармы, избиты спины, подбиты «очушки», «исколочена голова», вода для питья - «со ржавушкой». Свирепые ротные кричат по-звериному. Новобранцы выстроены в «шариночки», в лицо им дуют ветры с Онего на палящем крещенском морозе. Соседка часами ходит у «казарм казенных», задаривая «караульщиков». Из пожарных труб, из бочек с ключевой водой караульщики окачивают причитывающих женщин - «надрыгаясь» над ними.
«Плач о холостом рекруте» - это развернутый образ "скаченной жемчужинки" - сыночка. Среди дубовых жребиев, которые бросались при отборе рекрутов, выпала жемчужинка - к набору. Сына-рекрута, жемчужинку не выкупила мать за золотую казну, «проглупала» и теперь готова спрятать от властей немилосердных за соболиным одеялышком, за ситцевыми занавесочками.
Солдатская мать облетела бы «всю Русию подселенну», чтобы отыскать свою потерянную жемчужинку - сына-рекрута.
«Скаченной жемчужинкой» в сыру землю, во тьму называется умершее дитя.

«Будьте прокляты, злодеи супостатные!
Вергай скрозь землю, некресть ты поганая!..
И кабы мне да эта бритва навостреная,
И не дала бы я злодийной этой некрести
И над моим ноньку рожденьем надрыгатися!
И распорола бы я груди этой некрести,
И уж вынула бы я сердце тут с печенью,
И распластала бы я сердце на мелки куски..!"

Права ли мать, желая смерти мучителям сына? Пожарные трубы, применяемые против причитальщиц, вызывают ассоциацию с разгоном демонстрации. Во второй половине 60 годов 19 века набор в армию резко увеличился. Солдаты давали клятву об отречении от родных, за укрывательство рекрута следовало жестокое наказание.
Несладкой была жизнь солдата. «За богом молитва, за царем служба не пропадут!» - но отставные рекруты доживали жизнь в богадельнях, в Олонецкой губернии искали беглых солдат из далекой Сибири, подделывались «контр-квитанции» от службы в армии. «Солдат не брат», - приговаривала Ирина Федосова, - «с солдатом дружись, а за топор держись!». Солдаты пили и дрались, убивали хозяек постоялых дворов, двое ограбили Соломенскую и Деревянскую церкви, но, как сообщает газета «Олонецкие Губернские Ведомости» - похищенные крест с финифтью и две серебряных тарелки были обнаружены и возвращены.
В той же газете сообщается о наборе в рекруты. 15 января 1865 года открылся рекрутский набор. Закончен 22 января, раньше срока. Рекруты отправлены бесплатными общественными подводами в город, купцы угощали их водкой и белыми калачами, батюшки кропили святой водой.
Рекруты, де, пляшут от радости, - пишет газета, - как их признают годными, хотят идти служить, вот двое объявились больными, но передумали - и тоже пошли. Один уходит от молодой жены, а когда его спрашивают - не жалко ли оставлять жену - тот отвечает «нисколько»... Реальный исторический результат выступлений против рекрутских наборов в армию нам известен…

«Плач об упьянсливой головушке» ведется от имени жены пьяницы. Выпало ей «бессчастьице» выйти замуж за пьющего, да и сам пьяница бессчастной, бесталанной называет свою жену. Все пропил муж - даже свадебную жемчужную подвесточку!
Это произведение ставит вопросы: несет ли человек ответственность за свою судьбу или пил он от безысходности и беспросветной жизни?
Правы ли односельчане, осуждая жизнь пьяницы? Почему государство поощряло пьянство? Признание ответственности человека перед обществом – данная гуманистическая ценность наиболее ярко отражена в этом произведении. Показано саморазрушении человека в результате безответственного отношения к жизни и к собственной личности. «Пьянство, главный порок народа, усилилось в тех местах, где в условиях наибольшей густоты населения и наиболее развитой промышленности умножилось число питейных заведений». В губернской газете встречаются списки «опившихся», то есть умерших от чрезмерных «возлияний!» Государство поощряло пьянство. Спиртного продавалось много, в архиве встретилось прошение швейцарского подданного Кнухеля к правлению - дать разрешение на выделку вина изо …мха! В 1865 г. на Набережной улице в Петрозаводске существовала «ресторация с продажей питий», которую содержала жена отпускного рядового Шмула Бобермана, «трактирное заведение» Герша Каца, Питейный дом Ириньи Сухаревой. На Соломенской был чем-то знаменитый, очевидно, печально, трактир Гладкова. Питейные дома, погребки владельцев всех национальностей и вероисповеданий заполняли город.

…Уж как я жила, печальная головушка,
За безумной за надежноей державушкой,
По царевым кабакам да находилася
У питейных я домов да настоялся,
Я за выручку глядела –надрожалася…
Я бесчестьица, победнушка, наслухалась,
Уж я смертныих побоев натерпелася !..
…До полуночи он вечера просиживал
По этым по царевым большим кабакам,
Испивал да он хмельны эты напиточки,
Разорял да он крестьянску нашу жирушку.
Уж он пропил - то нарядно мое платьице,
Поизвел мою жемчужную подвесточку,
Он на винны пропивал да все на чарочки!
Со двора пропил любимую скотинушку,
Со конюшенки сменял да коня доброго,
Заложил да он участки деревенские,
Запродал да он луговы эты поженки,
Всю он пропил золоту казну бессчётную.
Запивался-то ведь он да в зелено вино,
Очень солож был до сладкой он до водочки!
…Не положены по плечам теплы шубоньки;
Оны ласкова словечка не слыхали,
Не спахнулся-то родитель до их батюшко,
Не приголубил их ко белыим ко рученькам,
Не гладил их по младой по головушке;
Обижал да всё сердечных малых детушек,
Изгонял их из хоромного строеньица,
Не давал да им довольных этых хлебушков!
…Не несли бы теперь резвы меня ноженьки
Во злодейной бы теперь да во царев кабак!
…Проклинают его добры эты людушки,
Что наделал суматохи он всему миру -
Беспокоиться по темным наб по ноченькам,
Наб сидеть им тут у тела запитущего»…

«Умрет пьяница, тридцать лет дух не выходит» (пословица Ирины Федосовой). Телом «запитущим» называется запойный пьяница.
Интересны как свидетельство народной мудрости и здравого смысла и пословицы поговорки Ирины Федосовой.

Чужая сторона старит, а своя кочка гладит. 
Вкруте береза ломится, а исподволь и ольха гнется.
Лапой гладит, а другой в щеку ладит.  
За добрым мужем, как за городом,
 за худым мужем огородбища нет. 
Из чина в чин, а домой ни с чим. 
Приводит нужа к поганой луже. 
Терпи голова, с кости скована. 
Народ мудренее, а земля пустее. 
Вкруте береза ломится, а исподволь и ольха гнется.
Свой дом - не коза, рогами не бодает.

С пьяным да упрямым пива не сваришь, а и сваришь, так не выпьешь.
Нет разума под кожей, не будет и на коже.
Нос отстал, так хвост пристал.
Чей бережок, того и рыбка.
Не все что мед- то и ковшом.
Сани в деле, да полозьев нет.
Хоть и честен солдат, да шинель на нем вор.
В Киеве кобыла пропала и хвост в зубах.

Трагична история, «выпетая» в «Плаче о дочери».
Молодая «безмужняя» дочка «нагуляла» ребеночка. Родители, стыдясь «обчества», скрывают это, боятся позвать доктора, когда дочь настигает тяжелая болезнь…

«Как сегодня
Долгим этим годышком
Перед этой злой обидушкой
Унывало все мое ретливое сердечушко,
У меня, у позяблой бедной матери!
Говорила мне-ка белая лебедушка:
«Я не знаю же, родитель мой межонной день,
Что болят да крепко резвы мои ноженьки,
Что устали нонь девочьи мои рученьки,
Изменился белый свет да с ясных очей!
Ты будить придешь, родитель жалостливая,
Кое-как да на постели я размаюся,
Погляжу тут на косевчато окошечко.
Виют витрышки на широкой на уличке,
Погодушка стоит во чистом полюшке»…

В горе мать отдает приданое дочери сиротам бесприютным да «безотным дочерям» (то есть выросшим без отцов).

«…Вы придите, сироты да бесприютные,
Вы обидные все дочери безотные!
Я дарю вам по розовой косыночке,
Погляжу я на вас, победная головушка,
Как на свою да я на белую лебедушку!»

Возвращаясь к истокам, человек, личность «проясняет себя», опирается на собственные позитивные ресурсы - семейные традиции, опыт личности, формирует позицию гражданского достоинства перед властью и государством, осознает ответственность человека перед обществом.
Гуманистическая, нравственная основа творчества Ирины Андреевны Федосовой, как выражение народной мудрости, остается востребованной на протяжении более чем сотни лет со дня смерти народной поэтессы.

Источники

Олонецкие Губернские Ведомости, 1865, 1866, 1867 г. (микрофильм), 1869г.
Карелия, № 19, 2003
Майнов В. Н. Поездка в Обонежье и Корелу. Петербург, 1877
И. А Федосова. Избранное. Сост., Вступит. Статья и коммент. К. В. Чистова./ Петрозаводск, Карелия, 1981
В. Калугин. Струны рокотаху. Очерки о русском фольклоре. / М., «Современник», 1988
Описание Олонецкой губернии в историческом, статистическом и этнографическом отношениях, составленное В. Дашковым. - СПб.,1842
Чистов, К. В. Ирина Андреевна Федосова: историко-культурный очерк / К. В. Чистов. — Петрозаводск : Карелия, 1988.
Материалы Научно-практической конференции «Толерантность: искусство жить вместе».

http://www.humanism.ru/gumanisticheskie-cennosti/




Читатели (101) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика