ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Чего лишены читатели переводов сонетов 90 и 121 В.Шекспира

Автор:
Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, —
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...

Ф.Тютчев



Естественно, прежде всего, переводчики сонетов 90 и 121 благодати, сочувствия, отзыва лишают самого В.Шекспира, поскольку слово, которое должно было бы вызвать перечисленные последствия, напрочь отсутствует в их переводах этих сонетов.
Причины этого могут быть самые различные у различных переводчиков. Но поскольку «одних уж нет, а те далече», перечисление этих причин не всегда уместно. Поэтому же, наверное, неуместно и рассмотрение того, чего лишился сам В.Шекспир. Но вот чего в результате «творчества» всех переводчиков этих сонетов лишились их читатели можно показать очень просто и быстро.
Каждый читатель этой заметки, способный и желающий воспользоваться хотя бы школьным англо-русским словарем, может воочию убедиться, что ни в каких переводах сонетов 90 и 121 на русский язык нет перевода слова «deeds» в соответствующих строках из них:

Now, while the world is bent my deeds to cross,

By their rank thoughts my deeds must not be shown;


Из этих строк следует, что отношение к этим самым «deeds – делам» Шекспира («my deeds») в его время и не только среди его соотечественников (the world) было не просто негативным. К слову сказать, возможно, такое же отношение к «делам» Шекспира проявляется и в предлагаемых русским читателям переводах.
Но главное здесь в другом. Русские читатели совершенно лишены возможности убедиться в наивности Шекспира, трогательно-простодушно рассчитывавшего, что среди читателей этих сонетов найдется хоть несколько человек, которые бы заинтересовались, какие такие его дела могли вызвать такую неприязнь.
Соответственно, русские читатели этих сонетов полностью лишены возможности увидеть, какими недоумками или какими ненавистниками дел Шекспира были и являются все читатели этих сонетов, читавшие или читающие их на языке оригинала. А ведь именно подобные читатели больше всех в мире кичатся своей цивилизованностью.
А потому, опять же, нельзя не вспомнить Тютчева:

Напрасный труд — нет, их не вразумишь, —
Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация — для них фетиш,
Но недоступна им ее идея.












Читатели (730) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика