ОБЩЕЛИТ.NET - КРИТИКА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, литературная критика, литературоведение.
Поиск по сайту  критики:
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Анонсы

StihoPhone.ru

Изобличение отписки зам. руководителя следственного отдела г. Тамбова Желудковой Н.А.

Автор:
Автор оригинала:
НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский
Nikolai.nasedkin (Николай Наседкин) – порнограф, враг России, но друг Даллеса, мафии, Желудковой Н.А....

Позор врагу правосудия Желудковой Н.А. за измену России ради даллесовца Наседкина Н.Н.!

Провокация коррупции – вот смысл Постановлений ВС – нарушителей Конституции России.

Фальсификация доказательств во имя поддержки преступлений – причина и результат коррупции.

По традиции сначала лирика для тех, у кого есть разум и душа:

Ни разума, ни души в сфере поэзии нет ни у порнографа, агрессивного пошляка, отъявленного литературного беса Николая Наседкина, ни у неучей в азбуке стихотворства при Тамбовском управлении культа полуграмотной литературной бесовки и приспособленки В.Т.Дорожкиной, ни у безграмотной в культуре злодейки-вредительницы В.И.Ивлиевой, ни у других чиновников, судей, прокуроров, полицейских…

Кто я?

Строю я города неустанно,
И помощников жду у себя.¬
Но не стану, небесная манна,
Приглашать даже в гости тебя.

Сам для жизни я дом и квартира,
Я добро для различных людей,
Я источник всех ценностей Мира,
Торжество я реальных идей.

Я в писателях, в каждом поэте,
Я в дорогах, в еде на столе,
Всё я, что рукотворно на Свете,
Я прогрессу отец на Земле.

Я всем цивилизациям предок,
Для любого я свой изумруд.
Я как дерево в тысячах веток…
Кто я? Что я? Конечно, я Труд!

Стр. 50 оболганной пошлецом Наседкиным Н.Н. книги «Взгляд из волнующих лет».

Пародиями судейства была узаконена дискриминация автора и утверждена всем составом судей Тамбовского областного суда обеих коллегий. Позор им за то, что они по плану Аллен Уэлш Даллеса подчиняются коррупционерам и мошенникам и служат им по методу фальсификации! В результате этого вся судебная система стала фикцией, театром абсурда! Необъективный суд ведёт Россию к самоуничтожению!

Борьба с коррупционной судебной системой РФ продолжается (новые доказательства позорных действий судей и других юристов-оборотней).

Председателю СК России Бастрыкину А.И., 105005, г. Москва, Технический пер., д. 2. Оппонент: руководитель и заместитель руководителя следственногоотдела по г. Тамбову Желудкова Н.А. Тамбов г., ул., Энгельса, д. 27

25.04.2012 г. я подал заявление в следственный отдел по г. Тамбову о привлечении к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ Наседкина Н.Н.
Заместитель руководителя следственного отдела по г. Тамбову Желудкова Н.А. вынесла 26.04.2012 г. № 8484-12/ 2973-2012 не мотивированное, а казуистическое, противозаконное постановление в отказе возбуждения уголовного дела в порядке ст. 307.

Постановление № 8484-12/ 2973-2012 от 26.04.2012 г.об отказе противоречит Определению Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 № 42-О: «Положение статьи 125 в ее конституционно-правовом истолковании не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом».

Желудкова Н.А. пишет: «В соответствии с нормами действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, ст. 11 Федерального закона № 403-ФЗ от 28122010 «О следственном Комитете Российской Федерации», п. 21 Приказа Следственного Комитета России от 03.05.2011 № 72 «О порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах системы Следственного комитета Российской Федерации» в Вашем заявлении отсутствуют сведения об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, законных оснований для проведения проверки в порядке ст. 144- 145 УПК РФ не имеется».

В науке уголовного права господствует мнение о наличии четырех обязательных признаков преступления: общественной опасности, уголовной противоправности, виновности и наказуемости.
В деяниях Наседкина Н.Н.все они присутствуют.
Присутствуют данные признаки преступления и в действиях и самой Желудковой Н.А. Квалифицируется её преступление статьёй 294 УК РФ: воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, ст. 300 УК РФ: незаконное освобождение от уголовной ответственности, ст. 303 УК РФ: фальсификация доказательств.

Преступление Н.Н.Наседкина заключается в общественной опасности дискриминации человека, в лишении моих прав и свобод по сравнению с другими в нарушение ст. 19 Конституции РФ о равноправии. Этот признак преступления причинил существенный вред охраняемым законом интересам Заявителя, что было доказано в заявлении.
Противоправность, как формальный признак преступления, означает предусмотренность его в уголовном законе. Это ст. 307 УК РФ.
Виновность Наседкина Н.Н. выразилась в психическом его наглом, наплевательском отношении к общественно опасному деянию и его последствиям, выраженное в форме умысла.
Под наказуемостью понимается угроза применения наказания за преступление, которая содержится в уголовно-правовых санкциях (ст. 307 УК РФ).
Обстоятельства, указывающие на признаки преступления, приведены в заявлении, указывающими на доказательства на примере официального ответа Управления культуры (поручителя сущности отзыва от 21.12.2009 г.) от 06.12.2010 г. за № 01-18/Л-99 на мои вопросы (гр. дело № 33-1766, судья Сорокина С.Л.), ссылок на судебные протоколы.
Желудкова Н.А. или не стала читать моё заявление то ли от лени, то ли как исполнитель плана Даллеса по уничтожению России, или просто проигнорировала мои многочисленные доказательства в заявлении от 25.04.2012 г. о том, что ложный отзыв Наседкина Н.Н. имеет заведомые признаки преступления, которые привели к дискриминации Заявителя, что и хотел Наседкин Н.Н., голословно, без доказательств опорочив творчество Заявителя и его самого, нанёс ему по сравнению с другими огромный вред. Желудкова Н.А. сфальсифицировала доводы заявителя игнорированием, выдав свои домыслы, не основанные на фактах, за аксиому (ст. 303 УК РФ).

Видя, что её ссылки на противоречия Конституционному Суду голословны, Желудкова Н.А. якобы «мотивирует» возражающими в суде установленным фактам: «Наседкин Н.Н. не является экспертом, не давал заключений по уголовному или гражданскому делу, высказал свое субъективное мнение. Из поступивших материалов следует единственно возможный вывод об отсутствии основании для проведения проверки изложенных в нем сведений, так как в соответствии со ст. 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом».

Ссылка на ст. 29 Конституции РФ неуместна и противоправна. Если бы Наседкина Н.Н. случайно остановили на улице, не зная его, и взяли у него интервью, то только тогда его мнение было бы оценочным. В нашем же случае ему было поручено, как председателю писательского общества, написать рецензию о качестве моих стихов. Наседкин написал заведомо ложное голословное заключение, так как рецензию, в котором логически доказывалось бы его мнение, он написать не смог из-за недоказуемости намеренной лжи.

Кроме того, согласно статье 19 Конституции РФ о равноправии, которая нарушена всеми фигурантами дела, следует, что если все эксперты и специалисты высказывают свое субъективное мнение (Наседкин также и написал его), то все отзывы, заключения, рецензии, решения, выводы специалистов по всем делам в России не должны иметь силу. Однако это не происходит. Из-за незаконной в праве «целесообразности» с мотивировкой своих решений путем указания на неконкретные, недостаточные, нелогичные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом, Желудкова Н.А. не только задевает честь юриста, но и бросает тень на всех следователей России.

Подозреваю, что Желудкова Н.А. стала юристом при материальной помощи мафии и даллесовцев, а теперь за стипендии отрабатывает долг. Она же не знает, да и не понимает, что если Наседкина привлекли как специалиста к решению вопроса в гражданском судопроизводстве сначала управлением культуры через начальников отделов, а затем утвердили судом (ст. 79 ГПК РФ, в ходатайствах о назначении настоящей экспертизы судьи мне отказывали, ссылаясь на то, что у них нет сомнений в заключении специалиста), а потом узаконили судебными решениями, которые вступили в силу, то её домыслы о субъективном мнении абсурдны, ведут к хаосу в юриспруденции. Исполнитель за исполнителя правонарушений, злоупотребляя служебным положением из-за корпоративной солидарности с даллесовцами и прочими «оборотнями», на любое преступление идёт, что доказывается анализом постановления-отзыва-отписки Желудковой Н.А.

Управлению культа Дорожкиной и архивного дела до и во время всех судебных заседаниях я доказывал, что Наседкин Н.Н. не специалист по стихам, а неуч в поэзии, так как не знает азбуки поэзии и сам не пишет стихи. Во время судебных заседаний Наседкин Н.Н. не мог ответить ни на один теоретический вопрос по стихосложению. Меня убеждали, что если государственный орган назначил председателя местного союза писателей экспертом, то я не должен возражать. Областные коллегии пяти судов по поводу клеветы, дискриминации и т. п. дел, основанных на экспертном заключении Наседкина Н.Н., приняли сторону тех, кто считал его специалистом. По судебным решениям слово «отзыв» является экспертным заключением специалиста. Это почти то же самое, что назвать отписку Желудковой Н.А. отказным Постановлением.

Почему она не озаглавила её? Оставшаяся совесть не дала назвать отписку Постановлением. Было же доказано в заявлении, что все вопросы основывались только лишь на «мнении» специалиста Наседкина Н.Н. Все члены «Научного совета признались в своей некомпетентности, ссылаясь на пункт 2.2а Положения об издательстве о том, что они могут лишь анализировать целесообразность издания, а не качество произведений. Несомненно, у Желудковой Н.А. те же самые задачи, порученные ей прокурорами. Если нет, и она докажет, что все судебные Решения ошибочны и отменит их ввиду того, что они заведомо неправосудны, то я буду благодарен ей, так как появится возможность аннулировать все судебные решения начиная с 15.06.2010 года по вновь открывшимся обстоятельствам. А пока моя задача в том, чтобы доказать преступление Н.Н.Наседкина как заведомо лживого специалиста. Он уже взрослый и должен отвечать за свои чёрные дела.
Почти полные доказательства этой задачи в моём заявлении следователям от 25.04.2012 г. Повторю их отчасти. Желудкова Н.А. проигнорировала доводы о том, что все из управления культуры считают Наседкина Н.Н. экспертом по стихам, что видно из протоколов судебных заседаний, указанных в заявлении, все судьи вынесли отказные решения на основе экспертного заключения Наседкина Н.Н., который он назвал «отзывом». То обстоятельство, что отказное постановление Желудковой Н.А. было вынесено сразу, говорит о том, что она не проводила проверку по доказательствам Заявителя.

Её главный метод службы Даллесу – симулирование своих обязанностей с указанием на противоречащий Конституции РФ и противодействующий правосудию п. 21 Приказа Следственного Комитета России от 03.05.2011 № 72 «О порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах системы Следственного комитета Российской Федерации» (ст. 300 УК РФ) и на извращение смысла УПК РФ. Нельзя опираться на рекомендации, постановления, приказы, инструкции, если они противоречат Конституции или Определениям Конституционного Суда. Все домыслы постановление Желудковой Н.А. противоречат Определению Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 № 42-О, приведённого вначале, значит, они противоправны.

За 2 года судебных тяжб по поводу клеветы (ст. 129 УК РФ) неуча в поэзии, но зато «эксперта» в ней, порнографа Наседкина Н.Н. никто, нигде не опроверг ни одного моего довода, так как истина неопровержима. Тогда судебные власти, как и следователи, отказали мне ввиду особой ценности для плана Даллеса Наседкина Н.Н., как многостороннего его исполнителя.
Приведу часть главного руководства Желудковой Н.А. из плана Даллеса:
«…Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного необратимого угасания его самосознания.

Из литературы и искусства мы, например, постепенно вытравим их социальную сущность, отчуждим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, расследованием (исследованием), что ли, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс.
Литература, театры, кино, пресса – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства, мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности.
В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху, незаметно, но активно и постоянно будем способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности, бюрократизм и волокиту возведем в добродетель. Честность и порядочность будем осмеивать…».
Мотивы и последствия заведомо запланированного преступления.
Подчеркну: все предшествующие Решения судов основаны на том, что порнограф и клеветник Наседкин Н.Н. является экспертом по стихосложению и его «отзыв» не вызывает недоверия. Все члены аннулированного (Наседкина Н.Н. ещё не упразднили) «Научного» совета ничего не понимают в поэзии. «И не должны понимать, у нас есть заключение председателя Союза писателей» говорили они в судах. Председатель Тамбовского отделения Союза писателей Наседкин Николай Николаевич является прозаиком, стихи не пишет, азбуки стихосложения не знает. Он понимает, что в поэзии некомпетентен. Тем не менее, он не отказался от ложных выводов, согласился поставить крест на моих стихах.

Голословного отрицательного утверждения в заключении «специалиста» хватило на то, что Управление культа постоянно отказывает мне в поддержке, как автора, в то же время, опубликовывая откровенно неграмотные вирши членов «Тропинки» Дорожкиной В.Т. без конкурсов и без литературоведческого анализа. Из-за заключения Наседкина Н.Н. 01.10.2010 г. оно прекратило со мной переписку по вопросу издания книги. Суды поддерживают дискриминационные действия Управления только из-за заведомо ложного заключения Наседкина Н.Н., считая его аксиомой. Мои доводы, что «отзыв» Наседкина потому голословен, что ложен, никто не опроверг. Что «отзыв» соответствует действительности, никто не доказал, как и сам автор лживого заключения о качестве моих произведений. Значит, Наседкин Н.Н преступил уголовный закон, как и все его защитники-юристы.

Из-за его заключения все произведения из книги «Взгляд из волнующих лет» заведомо преступно без литературоведческого анализа запрещены судьёй Амельчевой И.Н., (Решение от 18.01. 2010 г); судьёй Мороз Л.Э. (Решение от 15.06.2010 г.); судьёй Широковой Н.Ф. (Решение от 21.01.2011 г.); судьёй Сорокиной С.Л. (Решение от 04.04.2011г.); судьёй Беловой Н.Р. (приговор от 11.07. 2011 г.); судьёй Котченко Д.В. (приговор от 14.09.2011 г.); судьёй Фокиной Т.К. (Решение от 08.12.2011 г.). Книга о чистой любви запрещена к распространению государством, зато порнографические книги Н.Н.Наседкина есть в любой библиотеке.

В результате последствий исполнения плана Даллеса Н.Н.Наседкиным, неучами в азбуке стихотворства при Тамбовском управлении культа В.Т.Дорожкиной, самой вредительницы культуре России В.И.Ивлиевой и другими чиновниками, прокурорами, полицейскими была оболгана моя книга «Взгляд из волнующих лет». Зато они прославляют бездушную бестолковость творений Дорожкиной и самые низменные человеческие чувства, что видно по пошлому содержанию презренной прозы их кумира и развратника Николая Наседкина. Всё это содержится в его анти нравственных и в порнографических книгах: «Алкаш», «Меня любит Джулия Робертс», «Люпофь», «Гуд-бай, Май…».

Вот цитата из книги «Гуд бай, май!», (глава «Лена 4») презентацию которой рекламировало тамбовские телевидение и радио: «брюки у профессора Домашнева оказались расстёгнутыми и спущенными до колен, сам он тут же впал в полубессознательное состояние, ощущая её горячие губы на своём «Василии», стараясь из последних сил решить дилемму: самому прервать блаженство в последний момент или она сама это проконтролирует-сделает?». http://www.niknas.by.ru/prose_goodbay/gb24.htm

А вот цитата из другой книги «Люпофь» в продолжение на ту же тему: «Снова начинаю мечтать о том, чтобы ты как можно скорее начала пользоваться зубными протезами… Да, да! Чтобы не оставлять следы острых (чересчур!) зубов там, где их оставлять не положено… Я, разумеется, понимаю, что не в трахе счастье, но и страсть надо как-то регулировать-сдерживать…». Все эти слова очень нравятся женщинам-юристам г. Тамбова. http://www.niknas.hop.ru/3prose/lupof/lupof-06.htm

У управления культа Дорожкиной и архивного дела не было более аргументов в отказе моим конституционным правам в равноправии, как только лишь использование ссылок на заведомо лживое заключение любимого ими за пошлость Наседкина Н.Н. На всех судебных заседаниях, сознаваясь, что ничего не понимают в поэзии, все ответчицы и свидетельницы козыряли лишь данным мнением Н.Н.Наседкина, как ими уважаемого за порнографию человека. Здесь уместно по аналогии напомнить о рекомендациях Пленумов Верховного Суда РФ, которые для следователей, прокуроров, судей выше Конституции России. А так как её статьи часто противоречат статьям Постановлений Пленумов, то упоминания о Конституции являются недопустимыми доказательствами, поэтому игнорируются не только следователями, но и судьями, не говоря уже о прокурорах.
Все судьи, отказывая в восстановлении моего равноправия по сравнению с другими людьми, пишущими стихи, которые мне пришлось анализировать и доказывать, что они хуже моих, игнорировали мои доводы на том основании, что любое моё мнение ничего не стоит перед мнением Наседкина Н.Н., так как он председатель Тамбовского Союза писателей, а я же даже не член Союза писателей. Это кроме исполнения плана Даллеса – одна из причин игнорирования моих доводов. Несмотря на то, что никому не удалось опровергнуть ни одного моего довода, все ссылались на профессионализм Наседкина Н.Н., как литератора (имея в виду его, затрагивающее низменные чувства, порнографию).

Слова должностного лица Наседкина Н.Н.: «не выходит за рамки самодеятельности, любительского уровня» являются ложным показанием и заключением. Нет примеров доказательств мнений Н.Н.Наседкина на анализе моих (Заявителя) стихов, значит ни на чём не основанное заключение «эксперта» лживое, которые привело к тому, что против Заявителя были проведены многочисленные акты дискриминации со стороны Управления культуры, а затем по солидарности – и суда, прокуратуры, следователя.

Члены «Научного» совета, неучи в поэзии, они же начальники отделов управления культуры и архивного дела области ссылались на такого же неуча Н.Н.Наседкина как на эксперта поэзии, что отражено в протоколах судебных заседаний от 15.06.2010 г. дела в части допроса свидетелей (судья Мороз) и от 24.01.11 г. в части допроса ответчиков (судья Широкова). В заявлении я просил их запросить.

Управление первое обязало считать Наседкина Н.Н. экспертом, что доказывается официальными ответами руководителей Управления от 06.12.2010 г. за № 01-18/Л-99 на вопросы Заявителя (дело № 33-1766, судья Сорокина), поставленными в его письме от 09.11.2010 г. Этот факт доказывают и ответы на вопросы 6, 7, 8, 15.

Например: ответ на вопрос 8: «Выбор высококачественных литературных произведений осуществляется на основании оценки эксперта, анализа востребованности произведений автора у читателей, наличия положительных рецензий в средствах массовой информации, заслуг автора в области развития тамбовской литературы, литературных премий и т.д.».
Здесь нет ни слова о качестве произведений. А «отзыв» Наседкина, по которому были судебные споры как по клевете, имел в виду качество. Все остальные мотивы по выбору произведений для публикации незаконны, но на них построены судебные акты.

Отсюда вывод: произведения Заявителя были отвергнуты лишь по вине голословного мнения Наседкина Н.Н. Все члены Совета повторили ложь устно, а председатель Совета В.И.Ивлиева и секретарь Т.Кротова – и письменно. Все они некомпетентны в поэзии и полагаются только на прозаика Н.Наседкина, которого называли «Экспертом». Все Решения судов основаны на том, что Наседкин Н.Н. является специалистом по стихосложению и его «отзыв» не вызывает недоверия (при отказе вызова настоящего эксперта).

Прошу обязать руководителя следственного отдела расследовать обстоятельства по моему заявлению привлечению Наседкина Н.Н. к уголовной ответственности по статье 307 за заведомо ложное заключение эксперта или показание специалиста.
Прошу отменить Постановления Н.А.Желудковой от 09.02.2012 г. о незаконном освобождении Наседкина Н.Н. от уголовной ответственности по статье 307 УК РФ за заведомо ложное показание специалиста, так как признание Ленинского суда его специалистом не опровергнуто.
Прошу привлечь Желудкову Н.А. к уголовной ответственности по статьям 294, 300, 303 УК РФ.
Прошу не ссылаться на рекомендации Пленумов Верховного Суда РФ, касающиеся ст. 125 УПК РФ, так как они грубо, по-наседкински противоречат Определению Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 № 42-О», чем наносят вред правосудию.

06.08.2012 г. Лаврентьев Н.П.
Ваше обращение принято 16:29 от 05.08.2012 г. Номер обращения 139467

В моих статьях нет признаков действий «спамера». В них нет рекламы. Другое толкование этого слова, исходящее от русских даллесовцев, ошибочно. Кроме того, я не прячусь за псевдонимом, потому что моё суждение хоть и оценочное, но оно неопровержимо из-за 100% истины. Докажите обратное, если не согласны. Имейте в виду, что истину не опровергнуть, но если очень хочется, а нет ума покритиковать содержание, то некоторым оболваненным, одураченным даллесовцами существам остаётся пытаться оскорбить, унизить автора. А это запрещено правилами Интернета.

Унижение человека при помощи мата или других методов оскорбления, как и клеветы, является нарушением статьи 21 Конституции России. Запрещение распространения информации, как и блокирование за правдивую информацию в Интернете, является преступлением против статьи 29 Конституции РФ. Надеясь, что длинная рука Пленумов Верховного Суда ещё не дотянулась до отмены Конституции в Интернете, предупреждаю, что преступник может быть привлечён к ответственности. Таких людей, если они не подлые трусы, прошу рядом с фактом нарушения Конституции РФ написать почтовые адреса свои и суда по месту жительства. Если они трусишки, то их признания в этом кому-то вряд ли будут интересными...

Когда прекратятся нарушения прав человека?

На данный вопрос в ответах @Mail.Ru otvet@corp.mail.ru: пользователи выбрали лучший ответ:
«Когда ценность этих прав будет считаться наивысшей ценностью среди других прав».

Моё мнение: учитывая, что наивысшей ценностью судьи, прокуроры, следователи считают взятки, то права человека вряд ли будут считаться даже минимальной ценностью.

Руководителей, депутатов прошу не только принимать к сведению данную информацию, но и исправлять многочисленные ошибки в устройстве государственной системы России, а не отвечать о том, что они не имеют право вмешиваться в деятельность суда.

НИКОЛАЙ ЛАВРЕНТЬЕВ Тамбовский




Читатели (239) Добавить отзыв
 

Литературоведение, литературная критика